Форма договора имущественного страхования. Существенные условия договора

 

Договор имущественного страхования должен быть заключен в письменной форме. Несоблюдение этого требования влечет недействительность договора, за исключением договора обязательного государственного страхования. Договор страхования может быть заключен путем составления одного документа либо путем вручения страховщиком страхователю (на основании письменного, устного заявления) страхового полиса (свидетельства, сертификата, квитанции), подписанного страховщиком. В последнем случае согласие страхователя заключить договор на предложенных страховщиком условиях подтверждается принятием от страховщика этих документов. Страховщик вправе принять при заключении договора разработанные им или объединением страховщиков стандартные формы договора (страхового полиса) по отдельным видам страхования (ст. 940 ГК РФ).
На основании одного договора страхования (генерального полиса) может осуществляться систематическое страхование разных партий однородного имущества (товаров, грузов и т.п.) на сходных условиях в течение определенного срока, если между сторонами достигнуто соглашение об этом. Страхователь обязан в таких случаях сообщать страховщику в отношении каждой партии имущества, подпадающего под действие генерального полиса, сведения в предусмотренный им срок или по получении партии имущества. По требованию страхователя страховщик обязан выдавать страховые полисы по отдельным партиям имущества, подпадающим под действие генерального полиса. В случае несоответствия содержания страхового полиса генеральному полису предпочтение отдается страховому полису (ст. 941 ГК РФ).
В юридической литературе нет единства мнений относительно правового значения страхового полиса при заключении договора имущественного страхования. К примеру, ссылаясь на содержание п. 2 ст. 940 ГК РФ, М.И. Брагинский делает вывод о том, что страховой полис - это документ, исходящий от страховщика и вручаемый страхователю, выполняющий роль оферты при заключении договора. Когда страхователь, соглашаясь с условиями договора, принимает этот полис, подписанный страховщиком, то тем он самым совершает акцепт, т.е. дает положительный ответ (согласие) на заключение договора по заявленной оферте на условиях, содержащихся в полисе. Правда, одновременно комментируя ст. 940 ГК РФ, ученый отмечает, что страховой полис (свидетельство, сертификат, квитанция) является альтернативой единому договору страхования, подписываемому сторонами в соответствии с п. 2 ст. 434 ГК РФ.

Т.С. Мартьянова также полагает, что согласие страхователя (акцепт) заключить договор на предложенных страховщиком условиях подтверждается принятием страхового полиса (свидетельства, сертификата, квитанции) от страховщика в силу п. 2 ст. 940 ГК РФ.

По мнению Е.А. Суханова, "вместо подписанного обеими сторонами документа в роли такой формы могут выступать страховые полисы, свидетельства, сертификаты, квитанции, подписанные страховщиком и принятые страхователем".

На наш взгляд, страховой полис (страховое свидетельство, сертификат, квитанция) не является офертой, а тем более договором страхования и служит доказательством, подтверждающим факт заключения такого договора. Как верно замечает Ю.Б. Фогельсон, для признания факта существования договора страхования при наличии полиса необходимо, кроме того, доказать согласованность сторон по всем существенным условиям заключенного договора. Р. Тузова обоснованно пишет, что было бы неверно называть страховой полис стандартной формой договора, отождествлять полис и сам договор. Страховой полис сам по себе не является договором, а лишь подтверждает наличие такого договора.

Возникновение страхового полиса как документа, подтверждающего заключение страхового договора, обусловлено конкретными историческими жизненными обстоятельствами, связанными с возникновением страховых отношений, ведущих свое начало еще с времен римского права, морского страхования, объясняемыми спецификой страхования, отдаленностью друг от друга участников страхования, спецификой самого страхования. Не случайно современный Гражданский кодекс России предусматривает специальную правовую конструкцию заключения договоров именно для страховых целей: "заявление будущего страховщика - полис - принятие полиса". В ст. 940 ГК РФ нет ссылок на положения гл. 28 ГК РФ.
Специфика заключения договора страхования, наличие страхового полиса, подтверждающего заключение договора, объясняется публичным характером договора страхования, относимого к разряду публичных гражданско-правовых договоров и договоров присоединения, в силу чего страхователь представляет страховщику в целях заключения договора письменное заявление установленной формы, а страховщик обязан заключить с ним соответствующий договор с предварительным вручением будущему страхователю правил страхования и договорных условий. Зачастую эти правила содержатся в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком (объединением страховщиков). Условия, содержащиеся в таких правилах, но не включенные в текст страхового полиса, обязательны для страхователя (выгодоприобретателя), если в страховом полисе прямо указывается на применение таких правил, а сами правила приложены к полису.
Заключение страхового договора с помощью страхового полиса несколько напоминает долговую расписку, подтверждающую заключение письменного договора займа, на которую ссылается п. 2 ст. 808 ГК РФ. Правда, правовые последствия несоблюдения письменной формы договора займа в какой-то мере отличаются от правовых последствий несоблюдения письменной формы договора страхования: в первом случае закон запрещает при доказывании безденежности займа ссылаться на свидетельские показания, за исключением случаев, предусмотренных п. 2 ст. 812 ГК РФ, в то время как несоблюдение письменной формы договора страхования влечет за собой недействительность сделки, за исключением договора обязательного государственного страхования (п. 1 ст. 940 ГК РФ).
Вывод о том, что страховой полис подтверждает факт заключения договора страхования, обосновывается и судебной практикой.
Так, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ по одному из рассмотренных дел указал на то, что "само по себе страховое свидетельство не является договором страхования, а служит одним из документов, подтверждающих факт заключения такого договора. Следовательно, запись в страховом свидетельстве о том, что обязательство по страхованию действует в течение срока действия кредитного договора, не влечет за собой продление срока действия договора страхования, заключенного на один год с возможной пролонгацией на второй год" (Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 февраля 1995 г. N 5). Суть данного дела следующая: между акционерным банком "Деловая Россия" и производственно-коммерческим предприятием (ПКП) "Планета - Комплекс" был заключен кредитный договор, согласно которому банк предоставил заемщику кредит на два года со сроком возврата до 10 сентября 1993 г. В свою очередь, ПКП "Планета - Комплекс" заключило договор страхования с акционерным обществом "Российская государственная страховая компания "Росгосстрах" сроком на один год до 10 октября 1992 г. Стороны предусмотрели возможность пролонгации договора еще на один год - до 10 сентября 1993 г. По истечении двухгодичного срока действия кредитного договора заемщик сумму кредита не возвратил. Данное обстоятельство было расценено банком "Деловая Россия" как наступление страхового случая и послужило основанием для обращения последнего в арбитражный суд с иском к страховщику о взыскании суммы страхового возмещения. Страхователь - ПКП "Планета - Комплекс" - к участию в деле истцом не привлекался. Решением Московского городского арбитражного суда исковые требования были удовлетворены за счет страховой компании. Суд исходил из того, что согласно Правилам добровольного страхования ответственности заемщиков за непогашение кредитов договор страхования заключается на срок действия кредитного договора. Договор кредита заключался на два года. Страховое свидетельство выдано Росгосстрахом на срок, предусмотренный условиями кредитования, следовательно, страховщик при наступлении страхового случая должен выплатить страховое возмещение. В кассационном порядке правильность решения не проверялась. Заместитель Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ принес протест, в котором предлагалось решение отменить и в иске отказать, поскольку срок действия обязательства страховщика по выплате страхового возмещения определен в один год. Стороны не оформили пролонгацию договора страхования на второй год. Пленум пришел к выводу об удовлетворении протеста, указав при этом на то, что в соответствии с Правилами добровольного страхования ответственности заемщиков за непогашение кредитов договор страхования заключается на основании письменного заявления страхователя, составленного в двух экземплярах, и вступает в силу со дня, следующего за днем уплаты страхового платежа. После вступления договора страхования в силу страхователю выдается страховое свидетельство в течение пяти дней после уплаты страховых платежей. Поскольку страхователь внес страховые платежи только за один год, а от пролонгации договора и оплаты страховки за второй год уклонился, то по истечении срока действия страхового обязательства невозврат кредитной суммы не может быть расценен как страховой случай и страховое возмещение выплате не подлежит.

По другому делу, как было видно из материалов, Василеостровский филиал акционерного общества "Промышленно-строительный банк" предоставил по кредитному договору от 11 апреля 1994 г. закрытому акционерному обществу "Фирма И.Т.М." кредит в сумме 155 млн. рублей на закупку товаров и оплату страховых платежей со сроком погашения кредита 28 апреля 1994 г. Дополнительным соглашением срок возврата кредита был продлен до 8 июля 1994 г. Возврат кредита был обеспечен страховым свидетельством. В связи с пролонгацией кредитного договора акционерное страховое общество "Балтик" выдало заемщику новое страховое свидетельство, из которого следовало, что ранее выданное свидетельство утратило силу. Заемщик обязательства по кредитному договору не выполнил, поэтому арбитражный суд при рассмотрении спора пришел к выводу, что согласно статьям 61, 108 Основ гражданского законодательства и Закону РФ "О страховании" страховщик обязан на основании страховых свидетельств выплатить страховое возмещение банку-кредитору, в пользу которого, по мнению истца и суда, заключен договор страхования. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ установил, что в упомянутых страховых свидетельствах не было указано, что договор страхования заключен в пользу третьего лица и что условия добровольного страхования являются неотъемлемой частью страхового свидетельства. Кроме того, страховые свидетельства не были подписаны заемщиком. Таким образом, сделал вывод Президиум ВАС РФ, упомянутые страховые свидетельства не подтверждают доводы истца и выводы арбитражного суда первой инстанции, изложенные в мотивировочной части решения, о наличии договора страхования, заключенного в пользу третьего лица (Постановление Президиума ВАС РФ от 21 ноября 1995 г. N 6802/95).

В информационном письме от 28 ноября 2003 г. N 75 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования" Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ привел в качестве примера судебно-арбитражное дело, указав при этом, что "если в соответствии с п. 2 ст. 940 ГК РФ договор страхования заключен путем выдачи страхователю на основании его заявления страхового полиса, то для установления содержания договора страхования принимается во внимание содержание как полиса, так и заявления". По приведенному делу организация застраховала автомобиль на случай его повреждения в период эксплуатации. Договор был заключен путем выдачи страхователю страхового полиса на основании его письменного заявления. В заявлении в графе "лица, допущенные к управлению автомобилем" страхователь указал: "сотрудники страхователя". В полисе соответствующая графа не была предусмотрена, но был указан номер и дата заявления страхователя, на основании которого он выдан. В связи с повреждением автомобиля при дорожно-транспортном происшествии страхователь обратился к страховщику за выплатой возмещения. Страховщик в выплате отказал, так как установил, что при данном происшествии автомобилем управляло лицо, не состоящее со страхователем ни в подрядных, ни в трудовых отношениях. Страхователь обратился в суд с иском к страховщику, указав, что условие о лицах, допущенных к управлению автомобилем, не является условием договора страхования, так как отсутствует в полисе. Заявление, в котором имеется это условие, не может рассматриваться как документ, содержащий условия договора страхования.
Суд отказал в иске по следующим основаниям. В правилах страхования, врученных страхователю при заключении договора страхования, указано, что повреждение автомобиля при его управлении лицом, не указанным в договоре страхования, не является страховым случаем. При заключении договора страхования страховщик предложил страхователю заполнить стандартный бланк заявления на страхование, в котором содержалась соответствующая графа. Таким образом, указание лиц, допущенных к управлению автомобилем, является в силу п. 1 ст. 432 ГК РФ существенным условием договора, поскольку о необходимости его согласования при заключении договора заявил страховщик. Кроме того, такое условие является элементом описания страхового случая и в силу этого также рассматривается как существенное условие договора страхования (п. 1 ст. 942 ГК РФ). В соответствии с п. 2 ст. 940 ГК РФ, договор страхования может быть заключен путем вручения страхователю на основании его письменного заявления полиса, подписанного страховщиком. Существенные условия договора страхования в этом случае могут содержаться и в заявлении, послужившем основанием для выдачи страхового полиса. Следовательно, спорное условие было согласовано сторонами в надлежащей форме.

Договор имущественного страхования не может считаться заключенным, если не достигнуто соглашения по всем существенным условиям договора. К существенным условиям договора имущественного страхования относятся условия: 1) о предмете договора (п. 1 ст. 432 ГК РФ); 2) об определенном имуществе либо ином имущественном интересе, являющемся объектом страхования; 3) о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование (страхового случая); 4) о размере страховой суммы; 5) о сроке действия договора (п. 1 ст. 942 ГК РФ); 6) иные (случайные) условия, ставшие существенными по заявлению одной из сторон по соглашению договаривающихся сторон.
Под предметом договора имущественного страхования понимается страховая защита, включающая в себя определение опасности (страхового случая), при наступлении которой страховщик окажет содействие страхователю в устранении вредоносных последствий, определение форм и размеров этой защиты (определение видов и размеров страхового возмещения, страховой суммы, страховой стоимости), установление способов и сроков уведомления страховщика о наступлении страхового случая (Порядок и сроки уведомления страховщика изложены в диспозитивной форме в ст. 961 ГК РФ), определение размера за страховую защиту (страховой премии).

В юридической литературе нет единства мнений по вопросу отнесения условия о размере страховой премии к числу существенных условий. Часть юристов-цивилистов утверждает, что страховая премия (взносы) не относятся к существенным условиям, так как большинство договоров страхования - реальные, и определение по ним размера премии происходит до заключения договора, размер же премии в консенсуальных договорах можно определить по аналогии на основе п. 3 ст. 424 ГК РФ. Другая группа ученых придерживается обратного мнения.

Представляется, что вторая точка зрения ученых является более предпочтительной, особенно в условиях имущественного страхования, когда действие договора страхования начинается, как правило, с момента уплаты страховой премии (первого страхового взноса) (п. 1 ст. 957 ГК РФ). Правда, отсутствие в договоре сведений о его цене (страховой премии) не дает повода считать такой договор незаключенным, так как исцелить договор (устранить его недостаток) можно путем использования тарифов и ставок, применяемых обычно по таким же видам страхования на основании п. 3 ст. 424 ГК РФ. Условие о цене может не признаваться существенным при обязательном государственном страховании и страховании в рамках взаимного страхования.
В российской правовой доктрине и позитивном праве не существует бессрочных договоров имущественного страхования: все они являются срочными. К примеру, в ст. 10 Закона от 25 апреля 2002 г. указано, что срок действия договора обязательного страхования гражданской ответственности составляет один год, за исключением случаев, когда законом предусмотрены иные сроки (Срочные договоры страхования могут продлеваться в установленном законом (договором) порядке).

В судебной практике имеется множество примеров невыполнения сторонами договора имущественного страхования требований ст. 942 ГК РФ о включении в договор всех существенных (необходимых) условий договора.
Так, ООО "Страховая компания "Росэнерго" обратилось с иском к ОАО "Акционерная компания "Омскэнерго" о взыскании 27654271 рубля задолженности по договору страхования имущества. Предметом договора было страхование основных средств страхователя в соответствии с общими правилами страхования страховой компании "Росэнерго". При этом страховщик принимал на страховую ответственность имущество страхователя: здания, сооружения, оборудование и другие основные средства в соответствии с перечнем (приложением к договору) на общую сумму 1000000000 рублей. Рассматривая спор и давая оценку этому договору, суд пришел к обоснованному выводу о том, что договор, по существу, не являлся заключенным по следующим основаниям. Указывая в договоре подлежащее страхованию имущество (здание, сооружения, оборудование и другие основные средства), стороны связали состав этого имущества с перечислением его в перечне, являющемся приложением к договору. Толкуя условия договора в порядке ст. 431 ГК РФ, суд отметил, что воля сторон на установление объектов страхования ОАО "Омскэнерго" была направлена на дальнейшее согласование конкретного имущества, а не всех оборотных средств, как утверждал истец. В тексте договора не содержалось условие, согласно которому страховая компания "Росэнерго" обязалась застраховать, а ОАО "Омскэнерго" было заинтересовано в страховании всех основных средств предприятия. При таких обстоятельствах арбитражный суд, применив нормы ст. 942 ГК РФ, сделал правомерный вывод не об отсутствии перечня подлежащих страхованию основных средств ОАО "Омскэнерго", а о несогласовании сторонами определенного имущества, подлежащего страхованию. В силу п. 2.5 Общих правил, приобщенных к договору, страхованием обеспечивается имущество, принадлежащее страхователю и находящееся по адресу, указанному в полисе, если иное не оговорено отдельным условием. Поскольку договор страхования не содержал никаких оговорок, то в нем стороны должны были указать местонахождение застрахованного имущества. Ввиду отсутствия указания в договоре страхования на местонахождение застрахованного имущества его невозможно было отграничить от незастрахованного.
Кроме того, по делу выяснилось, что стороны не достигли соглашения по размеру страховой суммы. Так, из содержания договора следовало, что страховая сумма на объекты страхования устанавливается по согласованию сторон, исходя из остаточной стоимости имущества на дату подписания договора. Согласно ст. 947 ГК РФ при страховании имущества страховая сумма не должна превышать его действительную стоимость (страховая стоимость). Такой стоимостью для имущества считается его действительная стоимость в месте его нахождения в день заключения договора страхования. Между тем стороны указали страховую сумму в размере 1000000000 рублей без определения как остаточной, так и действительной стоимости имущества в месте его нахождения в день подписания договора. Данное обстоятельство позволило суду прийти к выводу о несогласовании сторонами условия договора о размере страховой суммы. Довод заявителя кассационной жалобы о том, что указанный в договоре размер страховой суммы свидетельствовал о неполном имущественном страховании, оказался несостоятельным. При заключении договора страхования стороны должны были прямо указать в договоре о том, что установленная ими страховая сумма ниже страховой стоимости имущества, либо в договоре должна была содержаться ссылка на страховую стоимость имущества (ст. 949 ГК РФ). Только при таких условиях можно было говорить о неполном имущественном страховании. В связи с тем, что в договоре страхования отсутствовало указание на страховую стоимость имущества, этот договор не является договором о неполном имущественном страховании. Таким образом, стороны не достигли соглашения по таким существенным условиям договора страхования, как определенное имущество и размер страховой суммы, вследствие чего суд правомерно признал его незаключенным (Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 5 августа 2004 г. по делу N Ф04-5431/04).

В связи с изложенным большой интерес вызывает дело, опубликованное в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ. По этому делу суд первой инстанции указал, что отсутствие в договоре страхования точного перечня застрахованного имущества само по себе не может служить основанием для признания договора недействительным или незаключенным. Из материалов дела было видно, что страховщик обратился в арбитражный суд с иском о признании незаключенным договора страхования имущества, ссылаясь на то, что сторонами не было достигнуто соглашение об определенном имуществе, являющемся объектом страхования. Договор между сторонами был заключен посредством выдачи страхователю полиса. Страхователем выступала организация, оказывающая услуги по ремонту оргтехники. В заявлении страхователя и полисе застрахованное имущество определялось как оргтехника, принадлежащая третьим лицам и сданная ими согласно квитанциям в ремонт в мастерскую, расположенную по указанному адресу. Были предусмотрены общая стоимость застрахованного имущества и максимальная страховая сумма по договору. Стороны согласовали родовые признаки, общую стоимость и местонахождение имущества. Совокупность этих признаков позволяла четко отграничить застрахованное имущество от незастрахованного и индивидуализировать его в момент наступления страхового случая. По условиям предпринимательской деятельности страхователя идентифицировать принятую им в ремонт оргтехнику иначе невозможно. Поэтому отсутствие в договоре перечня конкретного имущества не могло служить основанием для признания договора незаключенным, поскольку его условие об имуществе, являющемся объектом страхования, имело достаточную степень определенности, позволявшую при наступлении страхового случая установить, что страховой случай произошел именно с тем имуществом, которое было застраховано. С учетом изложенного суд обоснованно отказал в удовлетворении иска (Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного суда РФ от 28 ноября 2003 г. N 75 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования").

По другому изученному делу ответчик также поставил под сомнение сам факт существования договора страхования, утверждая, что договор страхования в связи с исполнением обязательств, по которому к страховщику перешло право требования в порядке суброгации, нельзя считать заключенным, поскольку в договоре страхования не был определен предмет (то есть перечень застрахованного имущества) страхования. Данный довод был отвергнут судебными инстанциями, которые указали, что перечень застрахованного по договору имущества следует считать определенным, поскольку "страховщиком произведено страхование товарных запасов (переменное количество) согласно описи, являющейся приложением к договору страхования" (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 18 февраля 2004 г. N Ф09-281/04-ГК).

Как выяснилось при изучении другого судебно-арбитражного дела, муниципальная страховая организация "Полис" обратилась в Арбитражный суд Иркутской области с иском к закрытому акционерному обществу "Страховая организация "Сибирь" о взыскании денежной суммы страхового возмещения. Иск был удовлетворен. Однако Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ отменил состоявшееся решение по следующим основаниям. Как было видно из материалов дела, между сторонами был заключен договор добровольного страхования имущества, принадлежавшего муниципальной страховой организации "Полис". Согласно п. 2.2 этого договора предмет страхования (вычислительная техника), указанный в перечне, являвшемся неотъемлемой частью договора, находился в офисах N 402, 404, 405, 406, 407, расположенных по адресу: ул. Гидростроителей, 53, и в здании медучилища, расположенного по адресу: ул. Комсомольская, 75. Индивидуальных признаков вещей, составляющих массу застрахованного имущества, в договоре не было приведено.
Исходя из этих обстоятельств, Президиум пришел к выводу о том, что в данном случае имело значение местонахождение застрахованного имущества, и указание конкретного адреса, по которому находилось это имущество, являлось одним из существенных условий договора. Однако страхователь переместил часть застрахованного имущества без согласования со страховщиком в другой офис, расположенный по адресу: ул. Пионерская, 7б, и тем самым изменил в одностороннем порядке условие договора, предусматривавшее местонахождение застрахованного имущества по определенному адресу. В ночь с 10 на 11 сентября 1996 г. часть имущества, находившегося в офисе по адресу: ул. Пионерская, 7б, была похищена. Президиум ВАС РФ подчеркнул, что ГК РФ предусматривает общее для всех договоров правило о том, что договор может быть изменен лишь по соглашению сторон, а изменение истцом в одностороннем порядке одного из существенных условий договора нарушает права страховщика и противоречит закону, и при таких условиях отсутствуют правовые основания для возложения на страховщика обязанности по выплате страхового возмещения.

Интересно заметить, что по одному из изученных дел арбитражный суд обоснованно пришел к выводу о том, что договор имущественного страхования не был заключен, так как последний не был подписан сторонами и сам подлинник договора отсутствовал (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 24 июня 2004 г. N КГ-А40/4945-04).

 

Оглавление Имущественное страхование: теория и судебная практика



Автострахование

Личное страхование

Страхование имущества

Страхование ответственности