Особенности договора страхования предпринимательского риска

 

Разновидностью договоров страхования является договор страхования предпринимательского риска. Данный вид страхования на сегодняшний день не очень широко распространен в нашей стране. Что представляет собой договор страхования предпринимательского риска? Какие могут возникать спорные моменты при определении предмета этого договора? Каковы его особенности в отношении лица, не являющегося страхователем? Можно ли заключать соглашение об уступке права требования страховой выплаты по договору страхования предпринимательского риска?

 

Разновидность договора имущественного страхования

Договор страхования предпринимательского риска является разновидностью договора имущественного страхования и, соответственно, обладает всеми признаками данного договора.

К сведению. По договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы) (ст. 929 ГК РФ).

В Гражданском кодексе прямо указано, что по договору имущественного страхования могут быть, в частности, застрахованы следующие имущественные интересы:

  • риск утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества;
  • риск ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, а в случаях, предусмотренных законом, - также ответственности по договорам (риск гражданской ответственности);
  • риск убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения своих обязательств контрагентами предпринимателя или изменения условий этой деятельности по независящим от предпринимателя обстоятельствам, в том числе риск неполучения ожидаемых доходов (предпринимательский риск).

Согласно ст. 933 ГК РФ по договору страхования может быть застрахован предпринимательский риск. Действующим законодательством установлены следующие правила:

  • по такому договору может быть застрахован предпринимательский риск только самого страхователя и только в его пользу;
  • договор страхования предпринимательского риска лица, не являющегося страхователем, ничтожен;
  • договор страхования предпринимательского риска в пользу лица, не являющегося страхователем, считается заключенным в пользу страхователя.

 

Предпринимательский риск как объект страхования

Страховые компании нечасто заключают договоры страхования предпринимательского риска. При этом они еще пытаются признать уже заключенный договор недействительным при наступлении страхового случая. Ярким примером стало дело, рассмотренное в трех судебных инстанциях (см. Постановление ФАС ПО от 18.03.2011 по делу N А55-11379/2008).
Суть спора заключалась в следующем. ОАО "В" обратилось в Арбитражный суд Самарской области с иском к страховой компании о взыскании страхового возмещения и процентов за пользование чужими денежными средствами. Исковые требования были мотивированы неправомерным отказом ответчика (страховщика) в выплате страхового возмещения после наступления страхового случая.
В свою очередь ответчик предъявил встречный иск о признании недействительным договора страхования, который был мотивирован тем, что спорный договор со стороны ответчика был подписан лицом с превышением полномочий.

Арбитражный суд Самарской области в удовлетворении первоначального и встречного исков отказал. Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд решение суда первой инстанции отменил: первоначальный иск удовлетворил в полном объеме, в удовлетворении встречного иска отказал.

Страховая компания обратилась в ФАС ПО, который не нашел оснований для удовлетворения данной жалобы.

По мнению страховой компании, наступление страхового случая является недоказанным, соответственно, у страховщика отсутствуют основания для осуществления страховой выплаты.

Из материалов дела следует, что ОАО "В" (подрядчик) заключило договор с контрагентом (ООО) на выполнение проектных работ. Договором было предусмотрено, что разработка проекта будет вестись в два этапа. Оплата выполненных работ по первому этапу осуществляется заказчиком по факту их выполнения на основании предъявленного подрядчиком акта сдачи-приемки работ с приложением к нему комплекта документации не позднее пяти банковских дней.

После заключения данного договора ОАО "В" обратилось в страховую компанию и заключило с ней договор страхования, предметом которого стала обязанность страховщика возместить страхователю убытки, причиненные ему в результате неисполнения (ненадлежащего исполнения) обществом с ограниченной ответственностью (заказчиком) перед ОАО "В" (подрядчиком) обязательств по оплате работ, выполненных по первому этапу договора.

Акт сдачи-приемки работ был подписан сторонами, но в предусмотренный договором срок общество (заказчик) стоимость данных работ не оплатило. ОАО "В" обратилось в страховую компанию с заявлением о страховой выплате по договору страхования предпринимательского риска, но получило отказ.

К сведению. По договору имущественного страхования могут быть, в частности, застрахованы риск убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения своих обязательств контрагентами предпринимателя или изменения условий этой деятельности по независящим от предпринимателя обстоятельствам, в том числе риск неполучения ожидаемых доходов - предпринимательский риск (ст. 933 ГК РФ).

Страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам (п. 2 ст. 9 Закона РФ от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации").

Интересно, что суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности факта причинения истцу убытков в результате неисполнения заказчиком обязательств по оплате работ, выполненных по первому этапу договора, а также наступления предусмотренного договором страхового случая. При этом арбитры признали ненадлежащим исполнение истцом своих обязательств по первому этапу договора на выполнение проектных работ. Кроме того, поскольку нормами ГК РФ не предусмотрена возможность заключения договора страхования финансовых рисков, связанных с неисполнением договорных обязательств контрагентом страхователя, суд первой инстанции на основании ст. 168 ГК РФ признал спорный договор страхования ничтожным.

Суд апелляционной инстанции отменил данное решение на основании следующего.

Он принял во внимание условия спорного договора страхования, а также утвержденные ответчиком правила страхования неисполнения договорных обязательств и пришел к выводу, что заключение подобных договоров распространено в практике страховой компании. Это не был единичный договор страхования. Страховая компания, являясь профессиональным участником рынка страховых услуг и считая себя добросовестным контрагентом, осознавала правовые последствия заключения таких договоров.

В итоге суд апелляционной инстанции признал спорный договор страхования договором страхования риска убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения контрагентом истца своих обязательств, в том числе риска неполучения ожидаемых доходов, соответствующим закону (ст. 933 ГК РФ).

Изучив обстоятельства дела, апелляционная инстанция пришла к обоснованному выводу о наступлении страхового случая, предусмотренного договором страхования, являющегося основанием для выплаты страхового возмещения. С этим согласились и судьи ФАС ПО.

Таким образом, договор страхования предпринимательского риска может предусматривать и страхование риска убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения контрагентом страхователя своих обязательств, в том числе риска неполучения ожидаемых доходов.

 

Если договор страхования предпринимательского риска заключен в пользу лица, не являющегося страхователем

Иногда могут возникать трудности при квалификации договора страхования как договора страхования предпринимательского риска. Один из таких случаев рассмотрен в Постановлении ФАС МО от 22.02.2011 N КГ-А40/785-11 по делу N А40-167804/09-59-1213.

Открытое страховое акционерное общество (далее - ОСАО, истец) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к обществу с ограниченной ответственностью (ООО) о признании недействительным заключенного между истцом и ответчиком договора страхования финансовых рисков, связанных с неисполнением (ненадлежащим исполнением) договорных обязательств.

Решением Арбитражного суда г. Москвы иск был удовлетворен. Судьи признали названный договор страхования недействительным (ничтожным) на основании ст. 168 ГК РФ как не соответствующий ст. 933 ГК РФ, поскольку договор страхования предпринимательского риска лица, не являющегося страхователем, ничтожен. Основанием для данного решения стало то, что в договоре страхования финансовых рисков, связанных с исполнением договорных обязательств, в качестве выгодоприобретателя была указана гражданка Д.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда решение было оставлено без изменения.

В ФАС МО обратилась гражданка Д., в пользу которой был заключен спорный договор. По ее мнению, суд неправильно применил норму материального права - ст. 933 ГК РФ, устанавливающую, что по договору страхования предпринимательского риска может быть застрахован предпринимательский риск только самого страхователя и только в его пользу. Третье лицо указало, что в договоре страхования был застрахован финансовый риск, связанный с неисполнением (ненадлежащим исполнением) договорных обязательств по договору доверительного управления, то есть риск ответственности за нарушение договора, что регулируется ст. 932 ГК РФ, в соответствии с которой по договору страхования риска ответственности за нарушение договора может быть застрахован только риск ответственности самого страхователя. В данном случае это условие было соблюдено.

Кассационная инстанция пришла к выводу, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене.

Между инвестиционной компанией (ООО) и страховой компанией (ОСАО) был заключен договор страхования финансовых рисков, связанных с неисполнением (ненадлежащим исполнением) договорных обязательств. В соответствии с его условиями страховщик выдал страховой полис. Объектом страхования были не противоречащие законодательству РФ имущественные интересы страхователя, связанные с его обязанностью возместить выгодоприобретателю в порядке, установленном гражданским законодательством РФ, убытки, возникшие вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения страхователем обязательств по договору доверительного управления, выгодоприобретателем была гражданка Д.

Суды первых двух инстанций признали договор страхования недействительным как не соответствующий ст. 933 ГК РФ.

Но ст. 933 ГК РФ предусмотрено, что по договору страхования предпринимательского риска может быть застрахован предпринимательский риск только самого страхователя и только в его пользу. Договор страхования предпринимательского риска лица, не являющегося страхователем, ничтожен. Такой договор в пользу лица, не являющегося страхователем, считается заключенным в пользу страхователя. В данном случае, как следует из договора страхования финансовых рисков, был застрахован риск самого страхователя - ООО. Это условие выполнялось. По мнению ФАС МО, заявленное истцом основание для признания договора страхования недействительным отсутствовало.

Что касается указания в договоре страхования в качестве выгодоприобретателя третьего лица, то это влечет предусмотренное законом последствие - такой договор считается заключенным в пользу страхователя ООО.

Судьи Московского округа пришли к выводу, что данный договор является договором страхования предпринимательского риска. Кроме того, согласно п. 1 ст. 932 ГК РФ страхование риска ответственности за нарушение договора допускается в случаях, предусмотренных законом.

Таким образом, суд кассационной инстанции ранее вынесенные решения отменил.

 

Уступка права требования страховой выплаты по договору страхования предпринимательского риска

Можно ли переуступить право требования выплаты по договору страхования предпринимательского риска? Данный вопрос исследовался судами. Рассмотрим Постановление ФАС ЗСО от 29.04.2008 N Ф04-2715/2008(4379-А45-39) по делу N А45-24675/2005-54/91.

Страховая компания обратилась в Арбитражный суд Новосибирской области с иском к перестраховочной компании о взыскании страхового возмещения по договору перестрахования и процентов за пользование чужими денежными средствами. Затем ООО обратилось в этот суд с заявлением о замене им истца в качестве его правопреемника, то есть ООО являлось правопреемником страховой компании.

Суд в удовлетворении ходатайства о замене истца отказал, утвердил мировое соглашение, заключенное между страховой и перестраховочной компаниями, производство по делу прекратил.

Постановлением ФАС ЗСО определение о прекращении производства по делу было отменено, дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда. Суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для утверждения мирового соглашения, так как оно было утверждено в судебном заседании без участия представителей истца, документы, подтверждающие согласие на рассмотрение данного вопроса без его участия, отсутствовали. В отношении соглашения об уступке права требования последовал вывод, что оно в судебном порядке не признано недействительным, и, следовательно, вывод суда о том, что мировое соглашение не нарушает права и законные интересы других лиц, является преждевременным.

В свою очередь, суд первой инстанции исходил из невозможности уступки права требования по договору страхования предпринимательского риска в пользу иного лица, не являющегося страхователем. Договор уступки права требования, по которому право требования страховой выплаты и процентов за несвоевременную уплату страховой выплаты перешло к ООО, был признан ничтожным.

Теперь уже ООО обратилось с кассационной жалобой в суд и просило отменить определение об отказе в замене истца и принять новый судебный акт о замене истца либо направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. По мнению ООО, к правоотношениям сторон ст. 933 ГК РФ не применяется, поскольку при этом имела место не замена стороны по договору перестрахования, а перемена кредитора в отдельно взятом договорном обязательстве по выплате страхового возмещения.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены ранее вынесенных судебных актов.

Суть дела свелась к тому, что страховая компания передала ООО по соглашению правомочие по истребованию долга и процентов за пользование денежными средствами с перестраховочной компании. На основании указанного соглашения общество с ограниченной ответственностью и заявило ходатайство о замене истца по настоящему спору.

Как отметил ФАС ЗСО, норма абз. 2 ст. 956 ГК РФ не допускает замену выгодоприобретателя после совершения им действий, направленных на выполнение обязанностей по договору, или после предъявления требования страховщику. Из материалов дела следует, что соглашение об уступке требования было подписано после предъявления выгодоприобретателем соответствующих требований страховщику, значит, его замена в силу указанной статьи была недопустима.

Суд кассационной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции: договор уступки права требования является ничтожным, правовых оснований к замене истца не имеется, поскольку договор страхования предпринимательского риска может быть заключен только в пользу страхователя (абз. 3 ст. 933 ГК РФ).

* * *

В заключение отметим, что договор страхования предпринимательского риска является договором страхования имущества и обладает всеми признаками, присущими договору имущественного страхования.

Договор страхования предпринимательского риска может предусматривать в том числе страхование риска убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения контрагентом страхователя своих обязательств, включая риск неполучения ожидаемых доходов.

Особенностью такого договора является то, что по нему может быть застрахован предпринимательский риск только самого страхователя и только в его пользу. Договор страхования предпринимательского риска лица, не являющегося страхователем, ничтожен, а в пользу лица, не являющегося страхователем, считается заключенным в пользу страхователя.

Соглашение об уступке права требования страховой выплаты и процентов за ее несвоевременную уплату, подписанное после предъявления выгодоприобретателем соответствующих требований страховщику, ничтожно и не может служить основанием для процессуального правопреемства.

Апрель 2014 г.



Автострахование

Личное страхование

Страхование имущества

Страхование ответственности