Договор страхования гражданско-правовой ответственности за причинение вреда

 

Гражданский кодекс РФ установил два основных вида страхования гражданско-правовой ответственности: 1) страхование риска ответственности за причинение вреда и 2) страхование риска ответственности по договору (договорной ответственности).
Первый вид такого страхования предусмотрен ст. 931 ГК РФ, согласно которой по договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена. Лицо, риск ответственности которого за причинение вреда застрахован, должно быть названо в договоре страхования. Если это лицо в договоре не названо, считается застрахованным риск ответственности самого страхователя. Договор страхования риска ответственности за причинение вреда считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинен вред (выгодоприобретателей), даже если договор заключен в пользу страхователя или иного лица, ответственных за причинение вреда, либо в договоре не сказано, в чью пользу он заключен. В случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.
Как следует из содержания этой статьи и из п. 2 ст. 929 ГК РФ, по договору имущественного страхования ответственности за причинение вреда страхуются имущественные интересы в виде риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц. Даже в случаях причинения вреда здоровью (жизни) других лиц (выгодоприобретателей) страховой интерес имеет имущественный характер, так как предметом страхования ответственности за причинение вреда является не жизнь (здоровье) потерпевшего (выгодоприобретателя), а имущественная (гражданско-правовая) ответственность, которую должен нести перед потерпевшим страхователь - причинитель вреда (деликвент) за причинение вреда последнему.
Возмещение имущественного вреда выражается в возмещении потерпевшему расходов, вызванных восстановлением имущества в первоначальное положение, в выплате денежной суммы за утрату (недостачу, порчу, гибель, повреждение) имущества (реальный ущерб). При причинении вреда личности (ее здоровью, жизни) возмещаются (компенсируются) материальные затраты, связанные с потерей профессионального дохода (заработка), с восстановлением здоровья (реабилитацией) пострадавшего, с погребением погибшего, с периодическими выплатами содержания иждивенцам погибшего, с компенсацией морального вреда им и пострадавшим за причинение такого вреда.
Так, согласно п. 1 ст. 1085 ГК РФ в случае причинения гражданину увечья или иного повреждения его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение. Как отмечено в ст. 1088 ГК РФ, в случае смерти потерпевшего (кормильца) право на возмещение вреда имеют: нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания; ребенок умершего, родившийся после его смерти; один из родителей, супруг либо другой член семьи независимо от его трудоспособности, который не работает и занят уходом за находившимися на иждивении умершего его детьми, внуками, братьями и сестрами, не достигшими четырнадцати лет либо хотя и достигшими указанного возраста, но по заключению медицинских органов нуждающимися по состоянию здоровья в постороннем уходе; лица, состоявшие на иждивении умершего и ставшие нетрудоспособными в течение пяти лет после его смерти. Один из родителей, супруг либо другой член семьи, не работающий и занятый уходом за детьми, внуками, братьями и сестрами умершего и ставший нетрудоспособным в период осуществления ухода, сохраняет право на возмещение вреда после окончания ухода за этими лицами. В ст. 1094 ГК РФ констатируется, что лица, ответственные за вред, вызванный смертью потерпевшего, обязаны возместить необходимые расходы на погребение лицу, понесшему эти расходы.
Правила имущественной (гражданско-правовой) ответственности за причинение вреда строятся в полном соответствии с гл. 59 ГК РФ "Обязательства вследствие причинения вреда", и, безусловно, возникновению страховых обязательств предшествует появление деликтных обязательств страхователя перед потерпевшим (выгодоприобретателем) за причинение вреда последнему. Согласно ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. Законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда. Вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом. В возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества. Компенсация морального вреда происходит в соответствии со ст. ст. 150 - 151, 1099 - 1101 ГК РФ.
Как правило, при привлечении причинителя вреда или иного лица, являющегося ответственным за причинение вреда, выясняются условия (основания) привлечения к имущественной ответственности, включая установление факта неправомерных действий (бездействия), возникновение ущерба, наличие непосредственной причинно-следственной связи между действием (бездействием) и возникновением вреда (ущерба). Во многих случаях необходимо установление вины деликвента (причинителя вреда).
В связи с изложенным определенный интерес вызывает следующее дело, рассмотренное мировым судьей судебного участка N 3 Бутурлиновского района Воронежской области.
17 октября 2003 г. в результате дорожно-транспортного происшествия произошло столкновение автомобиля ВАЗ-2106 под управлением владельца этого автомобиля П. с автомобилем ВАЗ-2115 под управлением собственника этого автомобиля гражданина С. Последний являлся страхователем по договору обязательного страхования ответственности владельца транспортного средства, заключенному со страховой компанией ООО "Росгосстрах-Центр". В связи с повреждением своего автомобиля потерпевший П. обратился в суд с требованием о взыскании с вышеназванной компании денежной суммы страхового возмещения (13262 рублей). Ответчик (ООО "Росгосстрах-Центр") отказался добровольно выплачивать страховое возмещение, ссылаясь на то, что постановлением следователя прокуратуры Бутурлиновского района было отказано в возбуждении уголовного дела против водителя С., действовавшего в момент дорожно-транспортного происшествия в состоянии крайней необходимости: спасая жизнь и здоровье вышедших на проезжую часть пешеходов, он вынужден был повернуть руль автомобиля резко влево, отчего его автомобиль ударился об автомобиль истца. Однако мировой судья вполне обоснованно, на наш взгляд, удовлетворил предъявленный иск, указав при этом, что при причинении имущественного вреда в условиях крайней необходимости суд может на основании ст. 1067 ГК РФ взыскать возмещение вреда с лица, причинившего вред в условиях крайней необходимости (Решение мирового судьи судебного участка N 3 Бутурлиновского района Воронежской области от 14 мая 2004 г. по делу N 2-140/04).

Представляется, что мотивировочную часть решения мирового судьи можно было бы дополнить и ссылкой на ст. 1079 ГК РФ о повышенной ответственности (независимо от своей вины) владельца источника повышенной опасности и на ст. 13 Закона от 25 апреля 2002 г. о том, что потерпевший вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда, причиненного его имуществу в пределах страховой суммы, а страховщик обязан в течение предусмотренного Законом срока произвести ему страховую выплату или направить мотивированный отказ. На наш взгляд, ссылка мирового судьи в мотивировочной части решения на то, что в ст. 6 Закона от 25 апреля 2002 г. среди случаев возникновения ответственности владельца транспортного средства отсутствует случай причинения вреда в условиях крайней необходимости, не совсем корректна, так как условия и основания деликтной (гражданско-правовой) ответственности за причинение вреда регулируются главой 59 ГК РФ, а не нормами страхового права.
Имущественные страховые интересы страхователя и потерпевшего (выгодоприобретателя) по договору страхования ответственности за причинение вреда взаимны: страхование ответственности причинителя вреда предохраняет его от полной выплаты суммы причиненного потерпевшему ущерба за счет выплаты страхового возмещения. Интерес же потерпевшего (выгодоприобретателя) заключается в восстановлении его нарушенных имущественных (личных неимущественных) прав путем получения от страховщика страхового возмещения.
Правда, относительно получения выгодоприобретателем именно "страхового возмещения" не совсем все ясно. Дело в том, что п. 4 ст. 931 ГК РФ предоставляет, как уже отмечалось, выгодоприобретателю право напрямую обращаться к страховщику с требованием о возмещении вреда, а не страхового возмещения. Такая терминология вызвала у ученых обоснованные споры.
Так, к примеру, А.И. Худяков считает, что страховщик, вопреки положениям п. 4 ст. 931 ГК РФ, не может возмещать вред, причиненный потерпевшему, так как не является стороной в обязательстве из причинения вреда, и законодатель допустил ошибку, предоставив потерпевшему право на непосредственное обращение к страховщику с требованием о возмещении вреда.

В.А. Рахмилович задается вопросом, чем обусловлено ограничение и сложность передачи страхового возмещения, изложенной в п. 4 ст. 931 ГК РФ, лицу, которому это страховое возмещение и так должно быть передано в силу требований п. 1 ст. 929 и ст. 430 ГК РФ на основе конструкции договора имущественного страхования ответственности как договора в пользу третьего лица. Если же названные требования в п. 4 ст. 931 отсутствуют и правом получения страхового возмещения обладает страхователь, то тогда возникают трудности, связанные с получением страхового возмещения не выгодоприобретателем, с обоснованием обязанности страхователя передать полученную сумму выгодоприобретателю.

Примечание. Если никто, кроме потерпевшего, не может быть выгодоприобретателем, то вряд ли есть основания отступать от общего правила о договорах в пользу третьего лица, дающего право третьему лицу самому требовать от должника исполнения обязательства.

М.И. Брагинский и В.В. Витрянский отдают предпочтение мнению оппонентов Ю.Б. Фогельсона и полагают, что ст. 931 ГК РФ не всегда подразумевает под фигурой третьего лица именно потерпевшего, что обсуждаемая статья имеет в виду два подвида существенно отличимых друг от друга договоров: договор страхования риска ответственности за причинение вреда и договор страхования ответственности за причинение вреда. В первом пункте в качестве страхового случая указано возложение на страхователя ответственности за причиненный потерпевшему вред, причем потерпевший не участвует в этом виде страхования. И такой договор может быть построен по модели договора в пользу третьего лица, в качестве которого выступает лицо, чья ответственность страхуется. Страхователь может застраховать риск ответственности владельца другой машины, и тогда последний может обратиться с соответствующим требованием непосредственно к страховщику. При второй договорной модели (страхование ответственности за причинение вреда) страхователь, возместив потерпевшему вред, обращается с требованием о компенсации выплаченного к страховщику. В этом случае также может действовать конструкция договора в пользу третьего лица, и последний вправе предъявить требование о возмещении вреда по своему выбору: либо страхователю, как лицу, ответственному за причинение вреда, либо непосредственно страховщику. Эти правомочия и нашли свое закрепление в п. 4 ст. 931 ГК РФ.

По нашему мнению, в ст. 931 ГК РФ речь идет о едином договоре - договоре страхования ответственности за причинение вреда, по которому страхование осуществляется по поводу риска наступления ответственности за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу других лиц (выгодоприобретателей). Объектом исследуемого вида имущественного страхования является имущественный интерес в виде риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, а предметом страхования - сама ответственность, которую может понести страхователь (застрахованное лицо) будучи причинителем вреда перед третьим лицом - потерпевшим. Представляется, что в п. 4 комментируемой статьи (ст. 931 ГК РФ) говорится об обычной реализации положений п. 1 ст. 929 ГК РФ о том, что "страховщик обязуется... при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки...". Иными словами, между страхователем и страховщиком имеют место страховые, а не деликтные правоотношения, и с наступлением страхового события (случая) выгодоприобретатель получает от страховщика в силу закона и договора возмещение причиненных ему убытков (вреда) в связи с застрахованными имущественными интересами. По существу, в п. 4 ст. 931 ГК РФ речь идет о способах (методике) расчета между участниками страховых отношений и о выплате страхового возмещения, компенсирующего причиненный вред. Не случайно в конце фабулы п. 4 ст. 931 ГК РФ говорится о возмещении вреда в пределах страховой суммы. Если сумма возмещения (страховая сумма) окажется недостаточной для полного возмещения причиненного вреда, то потерпевший (выгодоприобретатель) вправе обратиться к страхователю-деликвенту на основании ст. 1072 ГК РФ с требованием о взыскании разницы между страховым возмещением и фактическим размером ущерба. Представляется, что в п. 4 ст. 931 ГК РФ следует внести редакционную поправку и словосочетание "о возмещении вреда" заменить словосочетанием "о выплате страхового возмещения".

Примечание. В своем Постановлении от 31 мая 2005 г. N 6-П "По делу о проверке конституционности Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" в связи с запросами Государственного Собрания Эл Курултай Республики Алтай, Волгоградской области, группы депутатов Государственной Думы и жалобой С.Н. Шевцова" Конституционный Суд РФ подчеркнул, что требование потерпевшего-выгодоприобретателя к страховщику владельца транспортного средства о выплате страхового возмещения (об осуществлении страховой выплаты) в рамках договора обязательного страхования является самостоятельным и отличается от требований, вытекающих из обязательств вследствие причинения вреда, по основаниям возникновения соответствующего обязательства, условиям реализации субъективных прав в рамках каждого из них, размеру возмещения, лицу, обязанному осуществить страховую выплату, сроку исковой давности, целевому назначению. Так, в страховом правоотношении обязательство страховщика перед потерпевшим возникает на основании заключенного страховщиком со страхователем договора страхования гражданской ответственности, а не норм главы 59 ГК Российской Федерации; выплату страхового возмещения обязан осуществить непосредственно страховщик, причем наступление страхового случая, влекущее такую обязанность, само по себе не освобождает страхователя от гражданско-правовой ответственности перед потерпевшим за причинение ему вреда. Различия в юридической природе и целевом назначении вытекающей из договора обязательного страхования обязанности страховщика по выплате страхового возмещения и деликтного обязательства обусловливают и различия в механизмах возмещения вреда. Между тем механизм реализации права потерпевшего, жизни, здоровью или имуществу которого причинен вред при использовании транспортных средств иными лицами, на получение страховой выплаты при наступлении страхового случая, установленный Федеральным законом "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", по степени сложности не отличается, по существу, от механизма, предусмотренного для деликтных обязательств главой 59 ГК РФ. Смешение различных обязательств и их элементов, одним из которых является порядок реализации потерпевшим своего права, приводит к подмене одного гражданско-правового института другим и влечет неблагоприятные последствия для стороны, в интересах которой он устанавливался, в данном случае - потерпевшего (выгодоприобретателя), чем ущемляются его конституционные права и свободы (п. 3.1).

Примечание. В.А. Рахмилович правильно, по нашему мнению, отмечал, что ни тексты закона, ни известная судебная страховая практика не различают договор страхования ответственности и договор страхования риска ответственности и считают, что в обоих случаях речь идет об одном и том же договоре, по которому страховым случаем является наступление фактов, влекущих ответственность "застрахованного лица".

А.И. Худяков обоснованно указывает на то, что в России действует вторая модель расчетов с выгодоприобретателем по поводу наступления страхового случая: обязательство по возмещению вреда и страховое обязательство исполняются, по существу, одновременно: при привлечении причинителя вреда к ответственности вступает в силу механизм исполнения страховщиком своей обязанности по выплате страхового возмещения, которое выплачивается непосредственно потерпевшему, выступающему в качестве выгодоприобретателя (В международной практике такой способ расчетов называется определением страхового случая на основе "заявленной претензии" (claim made policies)). В некоторых странах действует первая модель возмещения: первоначально в рамках деликтных правоотношений рассматриваются требования потерпевшего к причинителю вреда, а затем (после производства возмещения причиненного вреда) страхователь обращается на основе норм страхового законодательства и договора к страховщику о компенсации убытков, вызванных выплатой потерпевшему.

Предъявление к страховщику требования о выплате страхового возмещения не является безусловным основанием для выплаты этого возмещения в пользу выгодоприобретателя: страховщик имеет право провести собственное расследование обстоятельств причинения вреда и размера будущей ответственности за его причинение и самостоятельно решить вопрос о выплате страхового возмещения. Если страхователь придет к выводу о необоснованности заявленного требования (причинение вреда фактически не было, а страхователь признал свою ответственность без должных на то оснований), то он может отказать в выплате страхового возмещения. В этом случае обоснованность такого отказа рассматривается в судебном порядке с участием всех заинтересованных лиц (страховщика, страхователя, застрахованного лица, являющегося причинителем вреда, и потерпевшего, являющегося выгодоприобретателем). В договоре должны быть указаны все необходимые процедуры рассмотрения требований страхователя (выгодоприобретателя) и сроки этих процедур (сроки информирования страхователем страховщика о факте причинения вреда, сроки заявления страхователя (выгодоприобретателя) требования к страховщику о выплате страхового возмещения, сроки расследования страховщиком обстоятельств факта причинения вреда и рассмотрения им требования о выплате страхового возмещения и т.п.).
Как уже отмечалось, страховым случаем для страхования внедоговорной ответственности является сам факт признания страхователя (застрахованного) ответственным (обязанным) произвести выплату в пользу потерпевшего (выгодоприобретателя). Если страхователь возражает против оснований и условий своей ответственности перед потерпевшим, то страховщик не вправе производить выплату страхового возмещения против воли страхователя. Также, если потерпевший (выгодоприобретатель) не предъявил соответствующие требования к страховщику и к причинителю вреда (деликвенту), то и страхователь не может предъявить определенные требования к страховщику из-за ненаступления страхового случая по исследуемой категории договоров. Если причинитель вреда (страхователь) добровольно возместит причиненный потерпевшему (выгодоприобретателю) вред и последний откажется от предъявления к страховщику требования о выплате страхового возмещения, то права выгодоприобретателя переходят в силу п. 4 ст. 430 ГК РФ к страхователю. При этом страховщик может выдвигать против требований страхователя о выплате ему страхового возмещения те же требования, которые он имел к выгодоприобретателю. К примеру, если страховщик придет к выводу о том, что страхователь необоснованно произвел возмещение вреда, то он вправе отказать страхователю в выплате страхового возмещения. Если потерпевший получил от причинителя вреда лишь частичное возмещение этого вреда, то он вправе получить от страховщика частичное страховое возмещение. Если страховое возмещение лишь частично возместило (покрыло) причиненный вред, то потерпевший вправе требовать от деликвента возместить невозмещенную часть вреда.
Иногда в качестве юридического основания наступления страхового случая признается вступившее в законную силу судебное решение о возмещении наступившего имущественного вреда, указывающее на совершение самого факта причинения такого вреда, вину деликвента и потерпевшего (при наличии ее у потерпевшего), наличие причинной связи между действием (бездействием) причинителя вреда и наступившими вредными последствиями, на размер вреда и правовые основания ответственности деликвента.
О вине страхователя (выгодоприобретателя) в наступлении страхового случая и о ее формах, при наличии которых происходит (не происходит) выплата страхового возмещения, говорится в ст. 963 ГК РФ, согласно которой страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица (В этом случае потерпевший вправе в рамках деликтного правоотношения требовать от деликвента возмещения вреда на основании норм гл. 59 ГК РФ). Законом могут быть предусмотрены случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя (выгодоприобретателя) (Таким законом является, к примеру, Кодекс торгового мореплавания (ст. 265)). Страховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения по договору страхования гражданской ответственности за причинение вреда жизни или здоровью, если вред причинен по вине ответственного за него лица.

Иными словами, страховщик не освобождается от обязанности выплатить страховое возмещение, за исключением умышленных действий (бездействия) причинителя вреда и случаев причинения вреда при грубой неосторожности самого выгодоприобретателя, предусмотренных специально законом.
В соответствии с правилами возмещения деликтного вреда (ст. 1083 ГК РФ), вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит. Если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен. При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.
Одним из видов договора страхования ответственности за причинение вреда является договор обязательного страхования ответственности за вред, причиненный деятельностью, создающей опасность для окружающих.
Согласно ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.). Владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником. При наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности. Владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т.п.) третьим лицам по вышеизложенным. Вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст. 1064).
Так, согласно ст. 15 Федерального закона от 21 июля 1997 г. "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" (в дальнейшем - Закон о промышленной безопасности) организации, эксплуатирующие опасный производственный объект, обязаны страховать ответственность за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц и окружающей природной среде в случае аварии на опасном производственном объекте. К категории опасных производственных объектов относятся предприятия, цехи, участки, площадки и иные производственные объекты, указанные в Приложении N 1 к комментируемому Закону: объекты, на которых: 1) получаются, используются, перерабатываются, образуются, хранятся, транспортируются, уничтожаются следующие опасные вещества: а) воспламеняющиеся вещества - газы, которые при нормальном давлении и в смеси с воздухом становятся воспламеняющимися и температура кипения которых при нормальном давлении составляет 20 градусов Цельсия или ниже; б) окисляющие вещества - вещества, поддерживающие горение, вызывающие воспламенение и (или) способствующие воспламенению других веществ в результате окислительно-восстановительной экзотермической реакции; в) горючие вещества - жидкости, газы, пыли, способные самовозгораться, а также возгораться от источника зажигания и самостоятельно гореть после его удаления; г) взрывчатые вещества - вещества, которые при определенных видах внешнего воздействия способны на очень быстрое самораспространяющееся химическое превращение с выделением тепла и образованием газов; д) токсичные вещества - вещества, способные при воздействии на живые организмы приводить к их гибели и имеющие следующие характеристики: средняя смертельная доза при введении в желудок от 15 миллиграммов на килограмм до 200 миллиграммов на килограмм включительно; средняя смертельная доза при нанесении на кожу от 50 миллиграммов на килограмм до 400 миллиграммов на килограмм включительно; средняя смертельная концентрация в воздухе от 0,5 миллиграмма на литр до 2 миллиграммов на литр включительно; е) высокотоксичные вещества - вещества, способные при воздействии на живые организмы приводить к их гибели и имеющие следующие характеристики: средняя смертельная доза при введении в желудок не более 15 миллиграммов на килограмм; средняя смертельная доза при нанесении на кожу не более 50 миллиграммов на килограмм; средняя смертельная концентрация в воздухе не более 0,5 миллиграмма на литр; ж) вещества, представляющие опасность для окружающей природной среды, - вещества, характеризующиеся в водной среде следующими показателями острой токсичности: средняя смертельная доза при ингаляционном воздействии на рыбу в течение 96 часов не более 10 миллиграммов на литр; средняя концентрация яда, вызывающая определенный эффект при воздействии на дафнии в течение 48 часов, не более 10 миллиграммов на литр; средняя ингибирующая концентрация при воздействии на водоросли в течение 72 часов не более 10 миллиграммов на литр; 2) используется оборудование, работающее под давлением более 0,07 мегапаскаля или при температуре нагрева воды более 115 градусов Цельсия; 3) используются стационарно установленные грузоподъемные механизмы, эскалаторы, канатные дороги, фуникулеры; 4) получаются расплавы черных и цветных металлов и сплавы на основе этих расплавов; 5) ведутся горные работы, работы по обогащению полезных ископаемых, а также работы в подземных условиях.

Минимальный размер страховой суммы страхования ответственности за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц и окружающей природной среде в случае аварии на опасном производственном объекте составляет для: а) опасного производственного объекта, указанного в п. 1 Приложения N 1, в случае, если на нем: получаются, используются, перерабатываются, образовываются, хранятся, транспортируются, уничтожаются опасные вещества в количествах, равных количествам, указанным в Приложении N 2, или превышающих их, - 7000000 рублей; получаются, используются, перерабатываются, образовываются, хранятся, транспортируются, уничтожаются опасные вещества в количествах, меньших, чем количества, указанные в Приложении N 2, - 1000000 рублей; иного опасного производственного объекта - 100000 рублей.
Как отмечено в Правилах страхования (стандартных) гражданской ответственности организаций, эксплуатирующих опасные производственные объекты, за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу третьих лиц и окружающей природной среде в результате аварии на опасном производственном объекте (в дальнейшем - Правила), утвержденных президентом Всероссийского союза страховщиков 23 февраля 1998 г. (Правила не были опубликованы), объектом страхования являются имущественные интересы страхователя, связанные с его обязанностью в порядке, установленном гражданским законодательством, возместить ущерб, нанесенный жизни, здоровью или имуществу третьих лиц или окружающей природной среде в результате аварии, происшедшей на эксплуатируемом страхователем опасном производственном объекте.

Исходя из изложенного, можно сделать вывод о том, что страхование гражданской ответственности организаций, эксплуатирующих опасные производственные объекты, представляет собой страхование по договору имущественного страхования ответственности за причинение вреда и не относится к другим видам страхования.

Примечание. По мнению Т.С. Мартьяновой, страхование гражданской ответственности предприятий - источников повышенной опасности представляет собой совокупность видов страхования.

Под страховым случаем в таком страховании понимается событие, повлекшее за собой причинение подлежащего возмещению страхователем (застрахованным лицом) вреда жизни, здоровью и имуществу третьих лиц, а также ущерба окружающей природной среде вследствие использования источника повышенной опасности, самопроизвольного проявления им вредоносных свойств. Установление факта страхового случая, определение обстоятельств, приведших к нему, расчет размеров причиненного ущерба по такому виду страхования производится обычно на основании решения суда. Иски о возмещении ущерба могут быть предъявлены на самые различные суммы, и определить заранее возможные потери (убытки) выгодоприобретателей чрезвычайно сложно. Заключению договора страхования ответственности предприятий, эксплуатирующих опасные производственные объекты, предшествует их идентификация, определение типа объекта, предоставление страхователем декларации промышленной безопасности, анализ принятых мер по предупреждению аварий, по обеспечению готовности страхователя к эксплуатации объекта, к локализации возможной аварии, разработка мероприятий по снижению последствий аварии. При заключении договора проводится экспертиза деятельности страхователя в целях установления степени страхового риска, экологический аудит, проверяется состояние оборудования, сооружений, квалификация управленческо-наемного персонала. В зависимости от результатов экспертизы, условий и объема производства определяются и тарифные ставки.
По исследуемому виду страхования не подлежат возмещению: а) моральный вред; б) вред, причиненный лицам, находящимся со страхователем в трудовых отношениях, во время исполнения ими трудовых обязанностей в соответствии с договором (контрактом) согласно российскому законодательству о труде; в) вред, причиненный имуществу, которым страхователь обладает на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по договору хранения, по доверенности, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему имущества и т.п.); г) убытки страхователя, вызванные уплатой неустойки (штрафа, пени), исполнением гарантийных и аналогичных им обязательств, неисполнением или ненадлежащим исполнением договорных обязательств; д) убытки, являющиеся упущенной выгодой (Пункт 6.2 Правил).

В Правилах перечислены права и обязанности сторон по договору. Страховщик обязан: а) выдать страхователю в установленный срок страховой полис с приложением настоящих Правил; б) в случае проведения страхователем мероприятий, уменьшивших риск наступления страхового случая и размер возможного вреда третьим лицам, перезаключить по заявлению страхователя договор страхования с учетом этих обязательств; в) при страховом случае произвести страховую выплату в установленный договором страхования срок или отказать в страховой выплате с письменным мотивированным обоснованием причин отказа; г) возместить расходы, произведенные страхователем в целях уменьшения убытков, расходы по ликвидации последствий аварии, подлежащих возмещению страховщиком, если такие расходы были необходимы или были произведены для выполнения указаний страховщика; д) не разглашать сведения об имущественном положении страхователя, состоянии, условиях и особенностях эксплуатации опасного производственного объекта и другую конфиденциальную информацию, ставшую известной в связи с заключением договора страхования, если это не вступит в противоречие с законодательными актами РФ (Пункт 11.1 Правил).

Страховщик имеет право: а) проводить самостоятельно или посредством специализированной организации экспертизу опасного производственного объекта, в отношении которого заключается договор страхования, а также экспертизу состояния риска страхования по заключенному договору страхования; б) при уведомлении об обстоятельствах, влекущих увеличение страхового риска, потребовать от страхователя изменения условий договора страхования или уплаты страхователем дополнительной страховой премии (взноса) соразмерно увеличению риска; в) выступать от имени и по поручению страхователя в отношениях, связанных с возмещением причиненного вреда; г) по поручению страхователя принимать на себя ведение дел в судебных и арбитражных органах от его имени, а также делать от его имени заявления в отношении предъявленных третьим лицом исковых требований (эти действия страховщика не могут расцениваться как признание им своей обязанности по выплате страхового возмещения) (Пункт 11.2 Правил).

Страхователь обязан: а) своевременно и в полном объеме уплачивать установленную страховую премию (взносы); б) при заключении договора страхования сообщать страховщику обо всех известных ему обстоятельствах, имеющих значение для оценки страхового риска, а также о всех заключенных или заключаемых договорах страхования в отношении данного опасного производственного объекта; в) в период действия договора страхования незамедлительно сообщать страховщику о ставших ему известными изменениях в обстоятельствах, сообщенных при заключении договора, если эти изменения могут существенно повлиять на увеличение страхового риска (изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях); г) в трехдневный срок сообщать страховщику о любой произошедшей аварии на опасном производственном объекте, а также о любых последствиях аварии, которые могут привести к предъявлению страхователю иска о возмещении вреда третьим лицам и окружающей природной среде, обо всех претензиях и исках о возмещении вреда, предоставлять все документы, характеризующие обстоятельства и причины аварии; д) в трехдневный срок сообщать страховщику об установленном судебным решением факте обязанности возместить вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу третьих лиц и окружающей природной среде в результате аварии при эксплуатации опасного производственного объекта; е) принимать необходимые и возможные меры по предотвращению аварий на опасном производственном объекте, уменьшению вреда, причиняемого в результате аварий при эксплуатации опасного производственного объекта; ж) при наступлении аварии принимать разумные и доступные в сложившихся обстоятельствах меры, чтобы уменьшить возможные убытки. Принимая такие меры, страхователь должен следовать указаниям страховщика, если они сообщены страхователю (Пункт 11.3 Правил).

В связи с особенностями опасного производственного объекта страхователь обязан: а) соблюдать положения действующего законодательства, нормативно-технических документов в области промышленной безопасности; б) иметь лицензию на эксплуатацию опасного производственного объекта, уведомлять о ее получении и прекращении ее действия, приостановлении и возобновлении; в) допускать к работе на опасном производственном объекте лиц, удовлетворяющих соответствующим квалификационным требованиям и не имеющих медицинских противопоказаний к указанной работе; г) организовывать и осуществлять производственный контроль за соблюдением требований промышленной безопасности; д) обеспечивать наличие и функционирование необходимых приборов и систем контроля за производственными процессами в соответствии с установленными требованиями; е) обеспечивать проведение экспертизы промышленной безопасности, а также проводить диагностику, испытания, освидетельствование сооружений и технических устройств, применяемых на опасном производственном объекте, в установленные сроки и по предъявляемому в установленном порядке предписанию федерального органа исполнительной власти, специально уполномоченного в области промышленной безопасности, или его территориального органа; ж) предотвращать проникновение на опасный производственный объект посторонних лиц; з) обеспечивать выполнение требований промышленной безопасности к обращению опасных веществ; и) в рамках предотвращения и (или) минимизации ущерба приостанавливать эксплуатацию опасного производственного объекта самостоятельно или по предписанию федерального органа исполнительной власти, специально уполномоченного в области промышленной безопасности, его территориальных органов и должностных лиц в случае аварии на опасном производственном объекте, а также в случае обнаружения вновь открывшихся обстоятельств, влияющих на промышленную безопасность; к) осуществлять мероприятия по локализации и ликвидации последствий аварий на опасном производственном объекте, оказывать содействие государственным органам в расследовании причин аварии, информируя при этом страховщика надлежащим образом и в разумно короткие сроки; л) принимать меры по устранению возникающих причин наступления аварий и их профилактике (Пункт 11.5 Правил).

Страхователь и страховщик могут иметь и другие права и обязанности по отношению друг к другу, вытекающие из положений настоящих Правил и законодательства РФ.
Как отмечено в Правилах, страховая выплата производится на основании вступившего в законную силу решения суда, принятого по искам третьих лиц, предъявленных в течение трех лет с момента аварии на опасном производственном объекте. Размер страховой выплаты (страхового возмещения) определяется страховщиком на основании акта технического расследования причин аварии, судебных решений и других материалов, содержащих данные о размере причиненного вреда. В зависимости от последствий аварии в сумму возмещаемого ущерба включается: 1) ущерб, причиненный уничтожением или повреждением имущества потерпевшего; 2) возмещение причиненного вреда жизни и здоровью: заработок, которого потерпевшее лицо лишилось вследствие потери трудоспособности; дополнительные расходы, необходимые для восстановления здоровья потерпевшего; часть заработка, которого в случае смерти потерпевшего лишились лица, состоящие на его иждивении или имеющие право на получение от него содержания; расходы на погребение потерпевшего в случае его смерти; 3) возмещение причиненного вреда окружающей природной среде (загрязнение земли, ее недр, поверхностных и подземных вод) в соответствии с нормами ГК РФ, другими нормативно-правовыми актами. Выплаты страхового возмещения производятся непосредственно выгодоприобретателю - потерпевшему третьему лицу (лицам) в течение десяти рабочих дней с даты получения страховщиком заявления страхователя (выгодоприобретателя) на основании: а) решения суда, установившего обязанность страхователя возместить вред, причиненный в результате аварии на опасном производственном объекте, в отношении которого заключен договор страхования; б) акта технического расследования аварии (при отсутствии у страхователя указанного акта он запрашивается в уполномоченном федеральном органе исполнительной власти); в) страхового акта, составленного страховщиком; г) других документов соответствующих компетентных органов, подтверждающих факт наступления страхового случая и размер ущерба (Пункт 12 Правил).

Страховщик вправе провести дополнительное расследование с целью определения размера причиненного вреда. В этой связи он вправе затребовать материалы технического расследования аварии, документы от компетентных органов по поводу причинения вреда, медицинские заключения, счета, позволяющие судить о стоимости утраченного (поврежденного, погибшего) имущества, стоимости произведенных работ, а также иные необходимые документы.
В случае если страхователь на основании исполнения судебного решения произвел компенсацию вреда, причиненного в результате эксплуатации опасного производственного объекта, в отношении которого заключен договор страхования, страховщик производит страховую выплату страхователю в пределах произведенной им компенсации вреда, но не более установленной по договору страховой суммы.
Страховщик вправе отказать в страховой выплате в случаях если: а) страхователь не уведомил страховщика (или его представителя) о наступлении страхового случая в срок и (или) способом, предусмотренным договором, и если не будет доказано, что страховщик своевременно узнал о наступлении страхового случая либо что отсутствие у страховщика сведений об этом не могло сказаться на его обязанности выплатить страховое возмещение; б) в период действия договора страхования страхователь не сообщил страховщику о ставших известными изменениях в обстоятельствах, сообщенных при заключении договора, если эти изменения существенно повлияли на увеличение страхового риска; в) страхователь умышленно не принял необходимых и возможных мер по предотвращению аварии на опасном производственном объекте, уменьшению причиняемого третьим лицам вреда при наступлении аварии; г) страхователь (выгодоприобретатель) отказался от своего права требования к лицу, ответственному за убытки, возмещенные страховщиком, или осуществление этого права стало невозможным по вине страхователя (выгодоприобретателя). При этом страховщик вправе также потребовать возврата излишне выплаченной суммы возмещения (Пункт 13.1 Правил).

Законом о промышленной безопасности указывается на такую разновидность обсуждаемого вида страхования, как экологическое страхование, введенное Законом от 19 декабря 1991 г. "Об охране окружающей природной среды". Объектом такого страхования (добровольного и обязательного государственного) являются имущественные интересы страхователя, связанные с возмещением им ущерба, нанесенного окружающей среде, третьим лицам в результате загрязнения окружающей среды в связи с экологическими и стихийными бедствиями, авариями, катастрофами (выброс загрязняющих веществ в атмосферу, загрязнение земной поверхности, сброс сточных вод и т.п.). Законом об охране окружающей природной среды на юридические и физические лица возлагается обязанность возмещения вреда, причиненного загрязнением окружающей среды и иными вредными воздействиями на нее, нанесением экологического вреда, вреда здоровью и имуществу физических лиц, имуществу юридических лиц. Тарифные ставки устанавливаются при таком виде страхования в зависимости от объема выпуска продукции подлежащим страхованию предприятием, а также от характера производства, степени износа оборудования, других основных средств, места расположения объекта, от квалификации работников и т.д.

Примечание. Под экологическим ущербом (вредом окружающей среде) понимается отрицательное воздействие на экологию в виде загрязнения, истощения, разрушения окружающей природной среды, снижения плодородия почвы, уничтожения лесных угодий, загрязнения рек, озер, прудов и т.д.

Условия страхования ответственности за загрязнение окружающей среды могут предусматривать обязанность страховщика возместить, помимо других убытков, денежные суммы, причитающиеся со страхователя (застрахованного лица) за причинение вреда самой природной среде в виде расходов на ликвидацию вредных последствий экологических бедствий (катастроф), в частности на очистку загрязненной территории, на восстановление нарушенной природной среды, на проведение аварийных работ, рекультивации земель, удаление нефтяных пятен с водной поверхности. При нанесении вреда природным объектам право требовать возмещения вреда имеют и уполномоченные государственные органы.
Такой подвид страхования осуществляется за счет средств соответствующего бюджета, организаций, граждан. В настоящее время обсуждается проект Федерального закона "Об обязательном экологическом страховании". А пока при отсутствии такого закона его роль выполняет Закон о промышленной безопасности.

К страхованию ответственности на случай загрязнения окружающей природной среды (причинения экологического вреда) тесно примыкает страхование ответственности за причинение ядерного ущерба третьим лицам. Согласно Федеральному закону "Об использовании атомной энергии" от 21 ноября 1995 г. организации, эксплуатирующие ядерные объекты (Таковыми объектами могут быть ядерные установки, радиационные источники, пункты хранения ядерных материалов, радиоактивных веществ (отходов)) и причинившие вред юридическим (физическим) лицам радиационным воздействием, несут гражданско-правовую ответственность. Таковыми организациями могут быть, в частности, атомные электростанции, предприятия по переработке и обогащению урана, производству и восстановлению ядерного топлива, организации, занимающиеся складированием радиоактивных отходов. Эти организации-страхователи обязаны иметь документальное подтверждение финансового обеспечения своей ответственности на случай возникших убытков из-за причинения вреда здоровью граждан, имуществу третьих лиц, вследствие ядерного происшествия, ионизирующего излучения и т.д. На размер страховой премии влияют число ядерных объектов, их мощность, тип, конструкция, длительность эксплуатации, квалификация обслуживающего персонала, географическое положение объектов, плотность прилегающего к ним населения, интенсивность хозяйственной деятельности, условия договора и лимиты ответственности страховщика.

Согласно Закону РФ от 20 августа 1993 г. "О космической деятельности" (в ред. Федерального закона от 2 февраля 2006 г.) организации и граждане, которые используют (эксплуатируют) космическую технику или по заказу которых осуществляются создание и использование (эксплуатация) космической техники, производят обязательное страхование ответственности за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу других лиц, в порядке и на условиях, которые установлены законом. Организации и граждане, осуществляющие космическую деятельность, могут производить добровольное страхование космической техники (рисков утраты, недостачи или повреждения космической техники). Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица космическим объектом Российской Федерации при осуществлении космической деятельности на территории Российской Федерации или за ее пределами, подлежит возмещению организацией или гражданином, застраховавшими свою ответственность за причинение вреда, в объеме и в порядке, предусмотренных ГК РФ. Ответственность за вред, причиненный космическим объектом Российской Федерации при осуществлении космической деятельности на территории Российской Федерации или за ее пределами, за исключением космоса, возникает независимо от вины причинителя такого вреда (ст. ст. 25, 30).

Особым подвидом имущественного страхования ответственности за причинение вреда является страхование ответственности производителей и продавцов за причинение вреда здоровью или имуществу потребителей, иных третьих лиц вследствие недостатков произведенных (реализованных) товаров либо недостоверной (неполной) информации о них.
Согласно ст. 1095 ГК РФ вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет.

Примечание. Под товаром подразумевается вещь, не изъятая из гражданского оборота, пользующаяся покупательским спросом, обладающая потребительской стоимостью и реализуемая по договору купли-продажи для личных, семейных, домашних и иных потребительских нужд.

Примечание. Правила, предусмотренные статьей  1095 ГК РФ, применяются лишь в случаях приобретения товара (выполнения работы, оказания услуги) в потребительских целях, а не для использования в предпринимательской деятельности. Вред, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги, подлежит возмещению, если он возник в течение установленного срока годности или срока службы товара (работы, услуги), а если срок годности или срок службы не установлен, в течение десяти лет со дня производства товара (работы, услуги). Независимо от времени причинения вред подлежит возмещению, если: в нарушение требований закона срок годности или срок службы не установлен; лицо, которому был продан товар, для которого была выполнена работа или которому была оказана услуга, не было предупреждено о необходимых действиях по истечении срока годности или срока службы и возможных последствиях при невыполнении указанных действий либо ему не была предоставлена полная и достоверная информация о товаре (работе, услуге) (ст. 1097 ГК РФ). Продавец или изготовитель товара, исполнитель работы или услуги освобождается от ответственности в случае если докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил пользования товаром, результатами работы, услуги или их хранения (ст. 1098 ГК РФ).

Договоры страхования возникают не только по поводу товаров, но и в отношении продукции, изготовленной в условиях массового (серийного) производства. Не осуществляется страхование в отношении продукции, не прошедшей промышленной переработки. Страховщики выплачивают страховые возмещения лишь за страховые риски, связанные с причинением вреда продукцией, изготовленной в соответствии с установленными стандартами, и при условии, что возникновение такого вреда нельзя было предвидеть до момента реализации продукции. Страхователями исследуемого подвида договора выступают товаропроизводители, продавцы товаров, несущие гражданско-правовую ответственность в рамках ст. 1096 ГК РФ за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу граждан вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре. Выплата страхового возмещение происходит в пределах лимита ответственности страховщика по каждому страховому случаю. Страховые премии по такому виду страхования исчисляются на основе тарифных ставок, устанавливаемых в процентах от объема реализованной продукции (товара) за срок действия договора. В свою очередь, размер тарифных ставок зависит от вида продукции, степени ее потенциальной опасности, уровня требований к показателям безопасности, от стабильности качества, от характера деятельности страхователя (товаропроизводителя, продавца) и его репутации, от места реализации продукции и других показателей.

Следующей разновидностью договора имущественного страхования ответственности за причинение вреда является страхование (добровольное, обязательное) гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Правовое регулирование обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств за причинение вреда осуществляется не только Гражданским кодексом РФ, но и Федеральным законом от 25 апреля 2002 г. "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (в дальнейшем - Закон от 25 апреля 2002 г.), а также Правилами обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 7 мая 2003 г. N 263 (в дальнейшем - Правила), условиями конкретных договоров страхования.

Договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств - это договор страхования, по которому страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы). Договор обязательного страхования заключается в порядке и на условиях, которые предусмотрены федеральным законом, и является публичным (ст. 1 Закона от 25 апреля 2002 г.).
Объектом обязательного страхования по исследуемому виду договора являются имущественные интересы, связанные с риском гражданской ответственности владельца транспортного средства по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства на территории Российской Федерации. К страховому риску по обязательному страхованию относится наступление гражданской ответственности по указанным обязательствам, за исключением случаев возникновения ответственности вследствие: а) причинения вреда при использовании иного транспортного средства, чем то, которое указано в договоре обязательного страхования; б) причинения морального вреда или возникновения обязанности по возмещению упущенной выгоды; в) причинения вреда при использовании транспортных средств в ходе соревнований, испытаний или учебной езды в специально отведенных для этого местах; г) загрязнения окружающей природной среды; д) причинения вреда воздействием перевозимого груза, если риск такой ответственности подлежит обязательному страхованию в соответствии с законом о соответствующем виде обязательного страхования; е) причинения вреда жизни или здоровью работников при исполнении ими трудовых обязанностей, если этот вред подлежит возмещению в соответствии с законом о соответствующем виде обязательного страхования или обязательного социального страхования; ж) обязанности по возмещению работодателю убытков, вызванных причинением вреда работнику; з) причинения водителем вреда управляемому им транспортному средству и прицепу к нему, перевозимому ими грузу, установленному на них оборудованию; и) причинения вреда при погрузке груза на транспортное средство или его разгрузке, а также при движении транспортного средства по внутренней территории организации; к) повреждения или уничтожения антикварных и других уникальных предметов, зданий и сооружений, имеющих историко-культурное значение, изделий из драгоценных металлов и драгоценных и полудрагоценных камней, наличных денег, ценных бумаг, предметов религиозного характера, а также произведений науки, литературы и искусства, других объектов интеллектуальной собственности; л) обязанности владельца транспортного средства возместить вред в части, превышающей размер ответственности, предусмотренный правилами гл. 59 ГК РФ (в случае если более высокий размер ответственности установлен федеральным законом или договором) (ст. 6 Закона от 25 апреля 2002 г.).
К примеру, по одному из изученных дел выяснилось, что 23 марта 2004 г. произошло столкновение двух автомобилей (ВАЗ-21074, управляемым ответчиком - гражданином Ф. по доверенности, и ГАЗ-3110, управляемым истцом - собственником автомобиля гражданином П.), в результате чего автомобиль истца получил механические повреждения (ко дню рассмотрения дела в суде поврежденный автомобиль был продан другому лицу). Из протокола об административном правонарушении было видно, что виновником ДТП явился ответчик. Истец П. обратился к мировому судье с иском о взыскании с ответчика Ф. денежной компенсации морального вреда в сумме 10000 рублей. Мировой судья обоснованно отказал в иске, указав при этом, что истец не представил доказательства причинения вреда его здоровью, иным личным неимущественным правам и нематериальным благам, в то время как согласно ст. ст. 151, 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется при причинении вреда жизни или здоровью гражданина (при его физических и нравственных страданиях), а компенсация морального вреда за нарушение имущественных прав потерпевшего в данной ситуации законом не предусмотрена. К тому же в ходе судебного разбирательства мировой судья принимал меры (по ходатайству ответчика) к замене ответчика надлежащим ответчиком - ООО "Росгосстрах", однако истец не дал на это своего согласия (между ответчиком и указанной страховой компанией был заключен договор имущественного страхования ответственности за причинение вреда) (Решение мирового судьи судебного участка N 2 г. Нововоронежа Воронежской области от 17 ноября 2004 г. по делу N 2-292/04).

В своем Постановлении от 31 мая 2005 г. N 6-П по делу о проверке конституционности Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" в связи с запросами Государственного Собрания - Эл Курултай Республики Алтай, Волгоградской области, группы депутатов Государственной Думы и жалобой С.Н. Шевцова Конституционный Суд РФ подчеркнул, что суть обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств состоит в распределении неблагоприятных последствий, связанных с риском наступления гражданской ответственности, на всех законных владельцев транспортных средств, с учетом такого принципа обязательного страхования, как гарантия возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевших, в пределах, установленных Федеральным законом "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", и введение этого института направлено на повышение уровня защиты права потерпевших на возмещение вреда. Возлагая на владельцев транспортных средств обязанность страховать риск своей гражданской ответственности в пользу лиц, которым может быть причинен вред, и закрепляя при этом возможность во всех случаях, независимо от материального положения причинителя вреда, обеспечить потерпевшему возмещение вреда в пределах, установленных законом, федеральный законодатель реализует одну из функций Российской Федерации как социального правового государства, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (ст. ст. 1 и 7 Конституции РФ), что было бы в недостаточной степени обеспечено при отсутствии адекватного механизма защиты прав потерпевших, отвечающего современному уровню развития количественных и технических показателей транспортных средств, многократно увеличивающих их общественную опасность (п. 2.1).

По исследуемому виду страхования предметом страхования всегда выступает ответственность владельца транспортного средства как лица, ответственного за причинение вреда. Как уже отмечалось выше и как указано в ст. 1 Закона от 25 апреля 2002 г., владельцем транспортного средства признается собственник транспортного средства, а также лицо, владеющее транспортным средством на праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (право аренды, доверенность на право управления транспортным средством, распоряжение соответствующего органа о передаче этому лицу транспортного средства и тому подобное) (п. 1 ст. 1079 ГК РФ). Поэтому в роли страхователя при страховании такого рода выступает ответственное лицо - владелец транспортного средства. Непосредственный причинитель вреда, не являющийся владельцем транспортного средства, не может рассматриваться застрахованным лицом, т.е. третьим лицом, риск ответственности которого застрахован. Застрахованным лицом может быть как сам владелец транспортного средства, застраховавший свою собственную ответственность, так и владелец транспортного средства, который не сам застраховал свою ответственность, а за него это сделало по каким-либо непротивоправным причинам другое лицо (страхователь). Страхование гражданской ответственности третьего лица (чужой ответственности) осуществляется лишь в порядке добровольного страхования.

Примечание. Не является владельцем транспортного средства лицо, управляющее транспортным средством в силу исполнения своих служебных или трудовых обязанностей, в том числе на основании трудового или гражданско-правового договора с собственником или иным владельцем транспортного средства.

Примечание. Согласно ст. 1 Закона от 25 апреля 2002 г. под транспортным средством понимается устройство, предназначенное для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного на нем.

Примечание. В соответствии с п. 2 ст. 15 Закона от 25 апреля 2002 г. по договору обязательного страхования является застрахованным риск гражданской ответственности самого страхователя, иного названного в договоре обязательного страхования владельца транспортного средства, а также других использующих транспортное средство на законном основании владельцев.

Выгодоприобретателем по исследуемому виду договора могут быть не только потерпевшее лицо в узком смысле слова, т.е. лицо, непосредственно пострадавшее от воздействия транспортного средства и получившее физический (вред здоровью) и имущественный вред, но и лица, понесшие имущественный вред в связи с потерей кормильца, иные лица, понесшие прямые расходы в связи со смертью застрахованного лица и имеющие законное право на компенсацию этих расходов.
А.И. Худяков и А.А. Худяков вполне обоснованно замечают, что, давая определение понятия "потерпевший", Правила вторгаются в гражданское (деликтное) законодательство и дают расширительный перечень лиц, способных называться потерпевшими. Действительно, Правила призваны конкретизировать страховые нормы, изложенные в законе, а не деликтные нормы, в частности понятие, права и обязанности потерпевшего, изложенные в гл. 59 ГК РФ, регулирующей обязательства из причинения вреда. Не всякий потерпевший является выгодоприобретателем. Более того, Правила относят почему-то к числу потерпевших лиц наследников и пассажиров, которые не всегда могут быть потерпевшими (выгодоприобретателями). Предположим, пассажиры страхователя (застрахованного лица), в отношении которых распространяется страхование ответственности по договору перевозки, а также родственники страхователя (застрахованного лица), находившиеся в машине последнего и пострадавшие в результате автоаварии.

Выгодоприобретателем может быть и владелец транспортного средства, застраховавший свою ответственность за причинение вреда, но пострадавший сам в результате взаимодействия его автомобиля с другим транспортным средством по своей вине и по вине водителя этого транспортного средства (п. 3 ст. 1079 ГК РФ). Он может рассчитывать на получение страхового возмещения в части, пропорциональной его вине при наличии соответствующего договора страхования ответственности у другого участника дорожно-транспортного происшествия.
Одной из важнейших обязанностей страхователя является своевременная уплата страховой премии (страховых взносов). В основе определения размеров страховой премии находятся страховые тарифы.
Страховые тарифы по обязательному страхованию (их предельные уровни), структура страховых тарифов и порядок их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования устанавливаются Правительством РФ (п. 2 ст. 8 Закона от 25 апреля 2002 г.). При этом доля страховой премии, применяемая при расчете страховых тарифов и непосредственно предназначенная для осуществления страховых и компенсационных выплат потерпевшим, не может быть менее чем 80% от страховой премии. Срок действия установленных страховых тарифов не может быть менее чем шесть месяцев. Изменение страховых тарифов не влечет за собой изменение страховой премии по договору обязательного страхования в течение срока его действия, оплаченной страхователем по действовавшим на момент уплаты страховым тарифам (п. п. 2 - 3 ст. 8 Закона от 25 апреля 2002 г.). Страховые тарифы состоят из базовых ставок и коэффициентов. Страховые премии по договорам обязательного страхования рассчитываются как произведение базовых ставок и коэффициентов страховых тарифов. Базовые ставки страховых тарифов устанавливаются в зависимости от технических характеристик, конструктивных особенностей и назначения транспортных средств, существенно влияющих на вероятность причинения вреда при их использовании и на потенциальный размер причиненного вреда. Коэффициенты, входящие в состав страховых тарифов, устанавливаются в зависимости от: территории преимущественного использования транспортного средства; наличия или отсутствия страховых выплат, произведенных страховщиками при осуществлении обязательного страхования гражданской ответственности владельцев указанного транспортного средства в предшествующие периоды; иных существенно влияющих на величину страхового риска обстоятельств. Для случаев обязательного страхования ответственности граждан, использующих принадлежащие им транспортные средства, страховыми тарифами устанавливаются также коэффициенты, учитывающие: предусмотрено ли договором обязательного страхования условие о том, что к управлению транспортным средством допущены только указанные страхователем водители, и если такое условие предусмотрено, - их водительский стаж, возраст и иные персональные данные; сезонное использование транспортного средства. Кроме указанных коэффициентов страховыми тарифами предусмотрены коэффициенты, которые применяются при обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств: сообщивших страховщику заведомо ложные сведения о запрошенных им обстоятельствах, влияющих на страховую премию по договору обязательного страхования, повлекших ее уплату в меньшей сумме по сравнению с той суммой, которая была бы уплачена при сообщении владельцами транспортных средств достоверных сведений; умышленно содействовавших наступлению страхового случая или увеличению связанных с ним убытков либо заведомо исказивших обстоятельства наступления страхового случая в целях увеличения страховой выплаты; причинивших вред при обстоятельствах, явившихся основанием предъявления регрессного требования (п. п. 1 - 3 ст. 9 Закона от 25 апреля 2002 г.).

Примечание. Максимальный размер страховой премии по договору обязательного страхования не может превышать трехкратный размер базовой ставки страховых тарифов, скорректированной с учетом территории преимущественного использования транспортного средства, а в предусмотренных законом случаях - ее пятикратный размер. Установленные в соответствии с законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками. Страховщики не вправе применять ставки и (или) коэффициенты, отличные от установленных страховыми тарифами (п. п. 4 - 5 ст. 9 Закона от 25 апреля 2002 г.).

Вопросы, связанные с установлением страховых тарифов (коэффициентов), были предметом обсуждения Конституционного Суда РФ (Постановление Конституционного Суда РФ от 31 мая 2005 г. N 6-П "По делу о проверке конституционности Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" в связи с запросами Государственного Собрания - Эл Курултай Республики Алтай, Волгоградской Думы, группы депутатов Государственной Думы и жалобой гр. С.Н. Шевцова"), Верховного Суда РФ.

Так, заявители А. и К. просили Верховный Суд РФ признать недействующими и не соответствующими требованиям ГК РФ Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", положения ч. 1 п. 2 и ч. 4 п. 6 Постановления Правительства РФ от 7 мая 2003 г. N 264 "Об утверждении страховых тарифов по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств, их структуры и порядка применения страховщиками при определении страховой премии". Верховный Суд РФ отказал в иске, указав при этом, что Правительство РФ правомочно самостоятельно устанавливать коэффициенты страховых тарифов по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств в зависимости от территории преимущественного использования транспортного средства, обусловив эту территорию местом жительства (нахождения) собственника транспортного средства, по которому производится государственный учет транспортных средств (Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 11 декабря 2003 г. N КАС03-571).

Примечание. Эти положения касались применения повышенного коэффициента для собственников транспортных средств, проживающих в Москве, а также коэффициента 1,5 для автомобилей с мощностью двигателя от 120 до 160 л.с. и применения коэффициентов страховых тарифов только по месту жительства (нахождения) собственника транспортного средства, а не владельца транспортного средства.

Гражданин К. обратился в Верховный Суд РФ с заявлением о признании частично недействующим п. 1 раздела I Страховых тарифов по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств, их структуры и порядка применения страховщиками при определении страховой премии, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 7 мая 2003 г. N 264 (Согласно этому пункту базовая ставка страхового тарифа для физических лиц была установлена в размере 1980 руб). Заявитель ссылался на то, что такая цифра не соответствует п. 1 ст. 8 Закона от 25 апреля 2002 г., завышена и не имеет экономического обоснования. Верховный Суд РФ отказал в удовлетворении такого заявления, основываясь на том, что государственное регулирование страховых тарифов осуществляется посредством установления на основе Закона от 25 апреля 2002 г. экономически обоснованных страховых тарифов. Устанавливая базовую ставку страхового тарифа для физических лиц в размере 1980 руб., Правительство РФ действовало в пределах полномочий, предоставленных ему Законом от 25 апреля 2002 г. Степень экономической обоснованности базовых ставок страховых тарифов должна учитываться не судом, а высшим исполнительным органом государственной власти Российской Федерации в соответствии с его компетенцией (Правительством РФ). Из исследованных в судебном заседании документов, в частности заключения Научно-исследовательского финансового института и отзыва экономического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, следовало, что работа по экономической оценке базовой ставки страхового тарифа для физических лиц Правительством РФ проводилась (Решение Верховного Суда РФ от 21 января 2004 г. N ГКПИ2003-1412. Вступило в законную силу 2 марта 2004 г.).

Следует заметить, что обсуждаемое правительственное Постановление (от 7 мая 2003 г. N 264) в настоящее время отменено в целом и вместо него с 1 января 2006 г. действует одноименное Постановление Правительства РФ от 8 декабря 2005 г. N 739.

Обсуждались в Верховном Суде и проблемы, связанные с самой страховой премией. Так, ЗАО "Коммерсантъ. Издательский Дом" обратилось в Верховный Суд РФ с заявлением о признании недействующими и не подлежащими применению п. 12, абзаца 6 п. 24, абзаца 2 п. 31, п. 32, подпункта "г" п. 33 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 7 мая 2003 г. N 263, согласно которым страховая премия по договору обязательного страхования уплачивается страхователем страховщику наличными деньгами или по безналичному расчету при заключении договора. Датой уплаты страховой премии считается или день уплаты наличными деньгами страховщику, или день перечисления страховой премии на его расчетный счет (п. 12). В соответствии с абз. 6 п. 24 Правил выдача полиса обязательного страхования страхователю предусмотрена непосредственно при уплате им страховой премии наличными деньгами, а в случае ее уплаты по безналичному расчету - не позднее рабочего дня, следующего за днем перечисления на расчетный счет страховщика страховой премии. При нарушении страхователем уплаты страховой премии более чем на 30 календарных дней действие договора обязательного страхования прекращается в силу п. 31 Правил. Страховой полис обязательного страхования и специальный знак государственного образца при продлении срока действия договора обязательного страхования выдаются страхователю согласно п. 32 Правил при уплате страхователем страховой премии. Одним из оснований досрочного прекращения действия договора (пп. "г" п. 33 Правил) является неуплата страхователем страховой премии в установленный срок при продлении срока действия договора обязательного страхования.

Примечание. По мнению заявителя, указание в п. 12 Правил на необходимость уплаты страховой премии страхователем страховщику наличными деньгами или по безналичному расчету при заключении договора обязательного страхования, а также на дату уплаты страховой премии, которой является день уплаты наличными деньгами или день перечисления страховой премии на расчетный счет страховщика, противоречит ст. 309 ГК РФ, п. 4 ст. 421 ГК РФ, ограничивает волю сторон при заключении договора страхования. Заявитель полагал, что, связывая получение страхового полиса с уплатой страховой премии, абзац 6 п. 24 и п. 32 Правил не соответствуют п. 2 ст. 940, а также ст. ст. 957 и 421 ГК РФ, п. 3 ст. 15 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", поскольку ограничивают стороны договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств на определение в нем времени вступления договора в силу, а условием получения полиса обязательного страхования в соответствии с указанными нормами законов является лишь личное устное или письменное заявление страхователя.

Верховный Суд РФ отказал в удовлетворении заявления, указав при этом, что положение об уплате наличным или безналичным путем полностью соответствует ч. 2 п. 1 ст. 140 ГК РФ, согласно которой платежи на территории Российской Федерации осуществляются путем наличных и безналичных расчетов. Страховое законодательство предусматривает исполнение договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств только за плату, без какой-либо отсрочки или рассрочки. Пункт 3 ст. 954 ГК РФ допускает уплату платежа в рассрочку, за исключением случаев исполнения договоров, заключаемых на основе ст. 422 ГК РФ в соответствии с обязательными для сторон Правилами. Поэтому и п. 12 Правил является законным. Только добровольное страхование осуществляется на основании договора страхования и Правил страхования, принимаемых страховщиком, тогда как условия и порядок осуществления обязательного страхования определяются федеральными законами о конкретных видах страхования. Порядок и условия обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств установлены Федеральным законом от 25 апреля 2002 г., в соответствии со ст. 5 которого условия договора обязательного страхования должны соответствовать типовым условиям договора обязательного страхования, содержащимся в издаваемых Правительством РФ Правилах обязательного страхования. В соответствии с Законом от 25 апреля 2002 г. (ст. 10) действие продленного договора обязательного страхования не прекращается в случае просрочки уплаты страхователем страховой премии на следующий год не более чем на 30 дней (Решение Верховного Суда РФ от 20 ноября 2003 г. N ГКПИ03-917. Вступило в законную силу 13 мая 2004 г.).

Страховым случаем при исследуемом виде договора является наступление гражданской ответственности страхователя, иных лиц, риск ответственности которых застрахован по договору обязательного страхования, за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, которое влечет за собой обязанность страховщика произвести страховую выплату (ст. 1 Закона от 25 апреля 2002 г.).
Представляется, что Правила дают несколько иное определение понятия "страховой случай", согласно которому "страховым случаем признается причинение в результате дорожно-транспортного происшествия в период действия договора обязательного страхования владельцем транспортного средства вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевшего, повлекшее обязанность страховщика произвести страховую выплату" (п. 7).

Примечание. В своем Постановлении от 31 мая 2005 г. N 6-П по делу о проверке конституционности Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" в связи с запросами Государственного Собрания - Эл Курултай Республики Алтай, Волгоградской области, группы депутатов Государственной Думы и жалобой С.Н. Шевцова Конституционный Суд РФ отметил, что, по сути, названный пункт Правил подменяет страхование риска гражданской ответственности владельцев транспортных средств иным видом страхования - страхованием вреда, причиненного владельцем транспортного средства, что ведет фактически к самостоятельному установлению Правительством РФ условий обязательного страхования риска гражданской ответственности владельцев транспортных средств (п. 3.2).

Такое расхождение в нормативно-правовых актах понятия "страховой случай" объясняется наличием в теории страхового права различных точек зрения относительно этого понятия. Так, по мнению ученых, страховыми событиями по договору общегражданской ответственности могут признаваться: а) факт происшествия; б) факт причинения вреда; в) факт установления гражданской ответственности страхователя (застрахованного лица); г) ущерб, возникший в результате действия (бездействия) страхователя, являющийся основанием для предъявления деликтных исков к страхователю.

По нашему мнению, страховым случаем по исследуемому виду договора является совокупность юридических фактов (юридический состав), включающая в себя все составляющие, необходимые для утверждения о наступлении страхового случая (события), обладающего элементами вероятности, случайности, будущности, вредоносности: и сам факт дорожно-транспортного происшествия, и факт возникновения ущерба в результате такого ДТП, и факт обоснованного привлечения страхователя к имущественной (гражданско-правовой) ответственности (выявление, установление, подтверждение правовых и фактических оснований, условий привлечения деликвента к обоснованной юридической ответственности в виде возмещения вреда) (Таковым фактом может быть и судебное решение о присуждении с деликвента денежной суммы потерпевшему в счет причиненного вреда), и факт признания страховщиком этих оснований и условий, и предъявление требований (подача заявления) потерпевшим (выгодоприобретателем) о выплате страхового возмещения.

Указание в Правилах на страховой случай как на причинение вреда жизни, здоровью, имуществу потерпевшего явно недостаточно, ибо такой юридический факт (событие) может быть правовым основанием и для страховой выплаты при личном страховании, страховании имущества. В обсуждаемом нами виде страхования важно не только само наступление вреда, возникновение ущерба, но и возникновение гражданско-правовой ответственности деликвента - страхователя (застрахованного лица). Сами же Правила констатируют в п. 5, что объектом обязательного страхования являются имущественные интересы, связанные с риском гражданской ответственности владельца транспортного средства по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства.

Примечание. Под использованием транспортного средства Правила понимают эксплуатацию транспортного средства, связанную с его участием в движении в пределах дорог (дорожном движении), кроме железных дорог, а также на прилегающих к ним и предназначенных для движения транспортных средств территориях (дворы, жилые массивы, стоянки транспортных средств, заправочные станции и другие территории). При этом эксплуатация оборудования, установленного на транспортном средстве и непосредственно не связанного с участием транспортного средства в дорожном движении, не является использованием транспортного средства (п. 4).

Определенный интерес в связи с выяснением понятия "страховой случай" вызывает дело, рассмотренное Центральным районным судом г. Воронежа 27 мая 2005 г. Названный суд установил, что 8 апреля 2004 г. на одной из улиц г. Воронежа произошло дорожно-транспортное происшествие - столкновение автомобиля "Тойота-Камри", принадлежавшего на праве собственности гражданину К., под управлением водителя Н. с автомобилем "Хундай-пони" под управлением собственника этого автомобиля гражданина С. Виновным в совершении автоаварии и повреждении автомобиля С. был признан водитель первой автомашины Н. Страховая компания (ООО "Росгосстрах-Центр"), с которой страхователем (гражданином Ч.) был заключен договор обязательного страхования ответственности владельца автомобиля "Тойота-Камри" К., застраховала риск ответственности собственника-владельца этого автомобиля (страховой полис от 27 декабря 2003 г.). Однако названный страховщик отказался выплачивать страховое возмещение в пользу потерпевшего (выгодоприобретателя) С., ссылаясь на то, что виновник автоаварии водитель автомобиля "Тойота-Камри" Н. не был включен в список водителей, допущенных к управлению этим автомобилем, тем самым риск ответственности этого водителя не застрахован, и, следовательно, страховой случай не наступил. Суд согласился с указанными доводами представителя страховщика и отказал в иске выгодоприобретателя-потерпевшего С. о взыскании страхового возмещения со страховщика. Решение не было обжаловано и вступило в законную силу (Решение Центрального районного суда г. Воронежа от 27 мая 2005 г. по делу N 2-162/05).

Представляется, что приведенное выше судебное решение нуждается в более тщательном анализе. На наш взгляд, страховой случай по поводу ответственности собственника (владельца) автомобиля "Тойота-Камри" гражданина К. имел место, так как согласно п. 1 ст. 931 ГК РФ и ст. 1 Закона от 25 апреля 2002 г. риск имущественной ответственности владельца транспортного средства может быть застрахован как самим владельцем (собственником) транспортного средства, являющимся в данной ситуации страхователем, так и иным лицом (страхователем). Из материалов исследуемого дела (в частности, из страхового полиса) видно, что гражданин Ч. застраховал в качестве страхователя гражданско-правовую ответственность собственника автомобиля "Тойота-Камри" гражданина К., а управлявший этим автомобилем водитель Н. не являлся производным (опосредованным) владельцем этого автомобиля. В соответствии со ст. 1079 ГК РФ, собственник-владелец автомобиля "Тойота-Камри" продолжал оставаться ответственным за вред, причиняемый при использовании его автомобиля даже лицами, не включенными в список допущенных к управлению этим автомобилем. Суд хотя и сослался на ст. 1079 ГК РФ, но вынес решение о взыскании стоимости восстановительного ремонта с водителя Н. (непосредственного причинителя вреда), не выясняя вопрос о том, являлся ли этот водитель владельцем транспортного средства, несущим юридическую ответственность за причинение вреда использованием этого средства. Сам факт невключения водителя в список лиц, допущенных к управлению автомобилем владельца, не освобождает страховщика от обязанности выплатить страховое возмещение при наличии иных условий и оснований, необходимых для осуществления такой выплаты. Более того, отказывая в иске к страховщику, суд взыскал с водителя Н. стоимость убытков, понесенных потерпевшим С. (индивидуальным предпринимателем) в связи с арендой другого (вместо поврежденного) автомобиля.

Примечание. Как известно, в соответствии со ст. 1 Закона от 25 апреля 2002 г. владельцем транспортного средства является собственник транспортного средства, а также лицо, владеющее транспортным средством на праве хозяйственного ведения или оперативного управления либо на ином законном основании (право аренды, доверенность на право управления, распоряжение соответствующего органа о передаче транспортного средства и т.п.). Не является владельцем транспортного средства лицо, управляющее транспортным средством в силу исполнения своих служебных или трудовых обязанностей, в том числе на основании трудового или гражданско-правового договора с собственником или иным владельцем транспортного средства.

По другому изученному делу выяснилось, что гражданин М. (выгодоприобретатель) обратился в Центральный районный суд г. Воронежа с иском к страховой компании (ООО "Росгосстрах-Центр") о взыскании суммы страхового возмещения в связи с тем, что 23 августа 2004 г. в результате дорожно-транспортного происшествия (столкновения автомобиля истца и автомобиля ЗАЗ-31029 под управлением гражданина В.) его автомобиль был поврежден, а собственник автомобиля "ЗАЗ-31029" гражданин З. отказался возмещать ущерб добровольно. Страховая компания не признала иск, и ее представитель пояснил в судебном заседании, что между собственником автомобиля "ГАЗ-31029" З. и страховой компанией-ответчиком был заключен договор обязательного страхования с условием ограниченного использования транспортного средства. Согласно этому договору к управлению транспортным средством З. были допущены сам З. и его родственник Д., о чем в страховом полисе была сделана соответствующая запись. Водитель же автомобиля "ГАЗ-31029" В., виновный в нарушении Правил дорожного движения, не был включен в условия договора в качестве водителя, риск его ответственности не был застрахован, и об этом ответчик не был осведомлен. По мнению представителя ответчика, страховой случай по данному делу не наступил. Возражения ответчика подтверждались материалами дела. Исходя из изложенного, суд отказал в иске. Судебная коллегия по гражданским делам областного суда оставила без изменения состоявшееся решение и также подчеркнула, что у ответчика не возникло обязанности по осуществлению страховой выплаты, страховой случай не наступил, ибо В. не указан в страховом полисе как водитель, допущенный к управлению автомобилем З., и риск ответственности этого водителя не застрахован (Кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 21 июня 2005 г. по делу N 33-1618).

Таким образом, судебная практика квалифицирует случаи причинения вреда третьим лицам (выгодоприобретателям) при управлении транспортным средством водителями, не указанными в страховом полисе, как основание к отказу в выплате страхового возмещения по причине отсутствия страхового случая.
Немалый интерес в связи с изложенным вызывает ответ Президиума Верховного Суда РФ на вопрос о том, производится ли выплата страховой суммы по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, если вред страхователю причинен в результате повреждения его автомобиля по вине управлявшего им лица, не включенного в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством.
Президиум Верховного Суда ответил на этот вопрос следующим образом. Согласно Закону об обязательном страховании ответственности владельцев транспортных средств под страховым случаем понимается наступление гражданской ответственности страхователя, иных лиц, риск ответственности которых застрахован по договору обязательного страхования, в частности за причинение вреда имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, которое влечет за собой обязанность страховщика произвести страховую выплату. В соответствии с п. 2 ст. 15 названного Закона, по договору обязательного страхования является застрахованным риск гражданской ответственности самого страхователя, иного названного в договоре владельца транспортного средства, а также других использующих транспортное средство на законном основании владельцев. Статья 16 этого же Закона предусматривает, что граждане вправе заключать договоры обязательного страхования с учетом ограниченного использования принадлежащих им транспортных средств. При осуществлении обязательного страхования с учетом ограниченного использования транспортного средства в страховом полисе указываются водители, допущенные к управлению транспортным средством, в том числе на основании соответствующей договоренности. Следовательно, закон предусматривает два условия, на которых может быть заключен договор обязательного страхования: страхование ответственности без ограничения использования транспортного средства другими водителями и с таким ограничением. При наступлении гражданской ответственности лица, не включенного в договор обязательного страхования с условием использования транспортного средства только указанными в нем водителями, страховщик на основании ст. 14 указанного выше Закона имеет право предъявить регрессное требование к указанному лицу в размере произведенной страховщиком страховой выплаты. Таким образом, страховая сумма подлежит выплате, если вред страхователю причинен в результате повреждения его автомобиля по вине управлявшего им лица, не включенного в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством, независимо от того, на каких условиях заключен договор. При этом при заключении договора обязательного страхования с ограниченным использованием транспортного средства у страховщика возникает право регрессного требования к указанному лицу в размере произведенной страховщиком страховой выплаты (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за II квартал 2005 г. Утвержден Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 10 августа 2005 г.).

В основе наступления страхового случая при страховании ответственности владельца транспортного средства лежит причинение вреда потерпевшему (выгодоприобретателю). Но причинение вреда непременно должно быть связано при этом с использованием транспортного средства. Согласно ст. 1 Закона использование транспортного средства - это эксплуатация транспортного средства, связанная с его движением в пределах дорог (дорожным движением), а также на прилегающих к ним и предназначенных для движения транспортных средств территориях (во дворах, в жилых массивах, на стоянках транспортных средств, заправочных станциях и др.). Известно, что причинение вреда владельцами (водителями) транспортных средств в абсолютном большинстве случаев происходит в результате дорожно-транспортного происшествия. Пункт 6 Правил характеризует дорожно-транспортное происшествие как событие, произошедшее в процессе движения по дороге транспортного средства и с его участием, при котором погибли или ранены люди, повреждены транспортные средства, сооружения, грузы либо причинен иной материальный вред (Это определение идентично определению дорожно-транспортного происшествия, данному в п. 1.2 Правил дорожного движения). Положения Правил применяются и в случаях причинения вреда потерпевшим при использовании транспортного средства на прилегающих к дорогам территориях.

Как видно из определения "использование транспортного средства", последнее тесно связано с движением транспортного средства. Тогда невольно возникает вопрос о возникновении страхового случая в связи с повреждением автомобиля во время его стоянки, припарковки, буксирования, самопроизвольного движения (без работающего двигателя). В своей работе А.И. Худяков и А.А. Худяков считают, что не может рассматриваться в качестве страхового случая наезд на неправильно припаркованный автомобиль другого автомобиля под управлением водителя, повреждение дверцей стоявшего автомобиля следовавшего прохожего, факты причинения вреда самопроизвольно движущимся транспортным средством. В то же время они расценивают остановку автомобиля, к примеру, перед светофором, как элемент движения автомобиля и как основание для наступления страхового случая.

По нашему мнению, чтобы дать ответы на поставленные вопросы, следует обратиться к Правилам дорожного движения, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 г. (с последующими изменениями и дополнениями) (в дальнейшем - Правила дорожного движения), которые устанавливают единый порядок дорожного движения на всей территории России. Представляется, что основаниями для наступления страхового случая будут являться и факты нарушения водителями Правил дорожного движения, связанные с причинением вреда и нарушением единого порядка движения, включая случаи буксировки автомобиля (другого транспортного средства), его самопроизвольного движения, неправильного паркования и стоянки. Требования относительно этих действий (бездействия) прописаны в Правилах дорожного движения. К примеру, согласно п. 12.8 Правил дорожного движения водитель может покидать свое место или оставлять транспортное средство, если им приняты необходимые меры, исключающие самопроизвольное движение транспортного средства или использование его в отсутствие водителя. Согласно п. 20.1 комментируемых Правил буксировка должна осуществляться только при наличии водителя за рулем буксируемого автомобиля, а в соответствии с п. 12.1 Правил стоянка транспортных средств разрешается лишь на правой стороне дороги на обочине. Иными словами, и Закон от 25 апреля 2002 г., и Правила дорожного движения указывают на эксплуатацию транспортного средства, связанную с движением транспортных средств, и эту эксплуатацию расценивают как "использование транспортного средства". Понятие "использование транспортных средств" шире, на наш взгляд, понятия "движение транспортных средств", ибо оно включает в себя не только чисто механическое (физическое) перемещение в пространстве, но и все манипуляции (действия), связанные с этим движением (буксировка, стоянка, припарковка, остановка и т.д.) и эксплуатацией транспортного средства. В конечном итоге, эти сопутствующие движению транспортного средства действия (бездействие) могут быть основаниями наступления страхового случая.

Примечание. Эксплуатация транспортных средств - это комплекс мер по обеспечению нормального технического состояния, сохранности и использования транспортных средств в соответствии с его предназначением.

По такому пути идет и судебная практика. Так, по одному из изученных дел было установлено, что 18 марта 2004 г. на автостоянке возле проходной ОАО "Семилукский огнеупорный комбинат" (г. Семилуки Воронежской области) была припаркована автомашина ВАЗ-21060, принадлежавшая на праве собственности гражданину Ц. Эта машина самопроизвольно начала движение и повредила при этом стоявший рядом автомобиль М-2141, принадлежавший владельцу Ш. Последний обратился с соответствующим иском в мировой суд, и тот принял решение о взыскании с владельца автомобиля ВАЗ-21060 Ц. в пользу потерпевшего (владельца Ш.) денежной суммы возмещения имущественного вреда. Суд апелляционной инстанции (судья Семилукского районного суда) изменил решение суда и привлек в качестве надлежащего ответчика страховую компанию (ООО "Росгосстрах-Центр"), с которой виновный в нарушении п. 12.8 Правил дорожного движения Ц. заключил договор обязательного страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства. Взыскивая со страховщика сумму страхового возмещения, федеральный судья указал, что мировой судья ошибочно не привлек для участия в деле страховую компанию, которая является надлежащим ответчиком по делу (Апелляционное решение Семилукского районного суда Воронежской области от 24 ноября 2004 г. по делу N 2-214/04).

Не менее интересным является и страховой случай, рассмотренный арбитражным судом.
Общество с ограниченной ответственностью "Наста-Центр" (страховщик) обратилось в Арбитражный суд Архангельской области к индивидуальному предпринимателю М. с иском о взыскании в порядке суброгации ущерба (94285 руб.), причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия при следующих обстоятельствах: 16 августа 2003 г. на 84-м километре автодороги Москва - Архангельск водитель указанного предпринимателя С. производил с помощью управляемой им автомашины ЗИЛ-474100 эвакуацию упавшего в кювет автомобиля УАЗ-31519, перегодив при этом проезжую часть дороги. В это время со стороны Москвы двигался автомобиль "Тойота-Хиасе" под управлением водителя П. Увидев в свете фар ближнего света стоящий на дороге эвакуатор, П. стал уходить на правую обочину во избежание столкновения с эвакуатором, и его машина опрокинулась в кювет. В результате данного происшествия автомашина "Тойота-Хиасе" получила технические повреждения. Поскольку данное автотранспортное средство было застраховано, страховая компания выплатила владельцу поврежденного автомобиля страховое возмещение, а затем обратилось в порядке суброгации с соответствующим требованием к владельцу автомашины ЗИЛ-474100 (эвакуатору).
Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, исходя из того, что причиной ДТП, в результате которого пострадала автомашина страхователя, является несоблюдение водителем автомобиля "Тойота-Хиасе" п. 10.1 Правил дорожного движения, и причинно-следственная связь между действиями водителя ответчика С. и ДТП отсутствует, поскольку в момент ДТП его автомобиль находился в неподвижном состоянии. Отменяя решение об отказе в иске, предъявленного страховой компанией в порядке суброгации, кассационная инстанция обоснованно исходила из того, что сам факт того, что автомобиль ответчика в момент ДТП находился в неподвижном состоянии, не может являться основанием для освобождения его от обязанности возместить причиненный вред, поскольку водитель автомобиля ответчика признан виновным в нарушении Правил дорожного движения: из материалов дела было видно, что водитель эвакуатора нарушил п. 7.2 Правил дорожного движения: не выставил знак аварийной остановки на предусмотренном в таких случаях Правилами расстоянии при проведении работ по эвакуации автомобиля (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 2 ноября 2004 г. N А05-493/04-2).

Страховая сумма, в пределах которой страховщик обязуется при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) возместить потерпевшим причиненный вред, составляет 400 тысяч рублей, а именно: в части возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью нескольких потерпевших, - 240 тысяч рублей и не более 160 тысяч рублей при причинении вреда жизни или здоровью одного потерпевшего; в части возмещения вреда, причиненного имуществу нескольких потерпевших, - 160 тысяч рублей и не более 120 тысяч рублей при причинении вреда имуществу одного потерпевшего (ст. 7 Закона от 25 апреля 2002 г.).
Страховая выплата служит возмещению потенциальных или уже понесенных убытков, вызываемых (вызванных) привлечением деликвента к имущественной (деликтной) ответственности. Размер страховой выплаты зависит не от размера причиненного вреда, а от пределов ответственности, к которой привлекается (будет привлечено) застрахованное лицо - владелец транспортного средства.
Размер страховой выплаты, причитающейся потерпевшему в счет возмещения вреда, причиненного его жизни (здоровью), имуществу, рассчитывается страховщиком в соответствии с правилами гл. 59 ГК РФ (п. 1 ст. 12 Закона от 25 апреля 2002 г.). При этом размер страховой выплаты определяется не размером вреда, а пределами ответственности за причинение вреда и ограничивается размером страховой суммы.

Примечание. В обязательства по возмещению вреда здоровью потерпевшего включаются в соответствии со ст. ст. 1084 - 1094 ГК РФ обязательства, связанные с возмещением утраченного потерпевшим заработка (дохода), с возмещением дополнительных расходов, вызванных лечением, дополнительным питанием, приобретением лекарств, протезированием, санаторно-курортным лечением, приобретением специальных транспортных средств. При привлечении к ответственности за гибель потерпевшего деликвенты возмещают (при наличии оснований и условий внедоговорной ответственности) ущерб в связи со смертью кормильца в размере той доли заработка (дохода) умершего, которую иждивенцы получали или имели право получать на свое содержание при жизни погибшего. Возмещаются также и расходы на погребение погибшего.

Потерпевший обязан предоставить страховщику все документы и доказательства, а также сообщить все известные сведения, подтверждающие объем и характер вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего.
При подаче заявления о страховой выплате потерпевший предъявляет: а) справку о дорожно-транспортном происшествии, выданную органом милиции, отвечающим за безопасность движения, копию протокола об административном правонарушении, оформленного в связи с происшествием, копию постановления по делу об административном правонарушении; б) извещение о дорожно-транспортном происшествии (если оно заполнялось потерпевшим), а в зависимости от вида причиненного вреда потерпевший представляет документы, предусмотренные пунктами 51, 53 - 56 и (или) 61 Правил.
Так, при предъявлении требования о возмещении утраченного заработка (дохода) потерпевшего представляются: а) заключение соответствующего медицинского учреждения с указанием характера полученных потерпевшим травм и увечий, диагноза, периода нетрудоспособности; б) заключение медико-социальной или судебно-медицинской экспертизы о степени утраты трудоспособности; в) справка работодателя (учебного заведения, органа социального обеспечения) о размере заработка (дохода, пенсии, стипендии) потерпевшего за период, необходимый для исчисления возмещения; г) иные документы, подтверждающие доходы потерпевшего, которые учитываются при определении размера утраченного заработка (дохода) (п. 51 Правил).
При предъявлении требования о возмещении вреда в связи со смертью кормильца представляются: а) заявление с перечислением членов семьи погибшего и указанием лиц, находившихся на его иждивении и имевших право на получение от него содержания; б) свидетельство о смерти погибшего в дорожно-транспортном происшествии; в) справка о заработке (доходе), получаемой пенсии, пожизненном содержании, стипендиях, других выплатах (рента, алименты и т.д.) погибшего за период, предусмотренный гражданским законодательством для расчета возмещения вреда в связи со смертью кормильца; г) свидетельство о рождении ребенка (детей), если на момент наступления страхового случая на иждивении погибшего находились несовершеннолетние дети; д) справка учреждения медико-социальной или судебно-медицинской экспертизы об установлении инвалидности, если на момент наступления страхового случая на иждивении погибшего находились инвалиды; е) справка образовательного учреждения о том, что член семьи погибшего, имеющий право на получение возмещения, обучается в этом образовательном учреждении, если на момент наступления страхового случая на иждивении погибшего находились лица, обучающиеся в образовательном учреждении; ж) заключение (справка медицинского учреждения, органа социального обеспечения) о необходимости постороннего ухода, если на момент наступления страхового случая на иждивении погибшего находились лица, которые нуждались в постороннем уходе; з) справка органа социального обеспечения (медицинского учреждения, органа местного самоуправления, службы занятости) о том, что один из родителей, супруг либо другой член семьи пострадавшего не работает и занят уходом за его родственниками, если на момент наступления страхового случая на иждивении погибшего находились неработающие члены семьи, занятые уходом за его родственниками (п. 53 Правил).
При предъявлении требования о возмещении расходов на погребение погибшего представляются: а) свидетельство о смерти; б) документы, подтверждающие произведенные расходы на ритуальные услуги и погребение (п. 54 Правил).
В судебной практике имеют место споры, связанные с осуществлением страхования по поводу возмещения расходов на совершение ритуальных услуг.
Так, родители Т-вы предъявили в Рамонский районный суд Воронежской области иск к ООО "Росгосстрах-Центр" (страховщику) и ОАО "Ново-Волковское" (владельцу автомашины, ответственному за причинение вреда) о производстве страховой выплаты и возмещении расходов, вызванных погребением их сына (Е.), погибшего по вине водителя ОАО "Ново-Волковское" З., управлявшего автомобилем названного акционерного общества и осужденного впоследствии по ч. 2 ст. 264 УК РФ (нарушение водителем Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека). Суд включил в число расходов, дающих право соистцам на получение страхового возмещения от страховщика (ООО "Росгосстрах"), следующие расходы: стоимость ритуальных услуг, стоимость гроба, креста, одежды погибшего, венков, и принял решение о взыскании страхового возмещения в пользу выгодоприобретателей в пределах стоимости этих расходов. В то же время суд не отнес к таковым расходам затраты истцов на установку памятника, ограды, проведение поминального обеда, церковного обряда, ссылаясь на то, что Федеральным законом "О погребении и похоронном деле" такого рода расходы не включены в число ритуальных услуг и их возмещение не предусмотрено ст. 1094 ГК РФ. Суд взыскал вторую группу расходов непосредственно с ОАО "Ново-Волковское" как с владельца источника повышенной опасности, которым управлял работник этой организации осужденный З. (ст. ст. 1068, 1079 ГК РФ). Решение суда не обжаловалось и вступило в законную силу (Решение Рамонского районного суда Воронежской области от 26 января 2005 г. по делу N 2-96/05).

Представляется, что решение суда по данному делу нуждается в более тщательном анализе. Согласно ст. 1094 ГК РФ лица, ответственные за вред, вызванный смертью потерпевшего, обязаны возместить необходимые расходы на погребение лицу, понесшему эти расходы. Пособие на погребение не засчитывается в счет возмещаемого вреда. Комментируя эту статью, можно отметить, что под необходимыми расходами следует понимать обычные для данной местности и обряда расходы в разумных пределах, вызванные погребением умершего (погибшего), включая расходы на приобретение гроба, одежды для покойного, венков, проведение ритуальных поминальных обедов, устройство памятника, ограды. В ст. 9 названного Федерального закона от 12 января 1996 г. "О погребении и похоронном деле" (в ред. закона от 21 апреля 2005 г.) речь идет о гарантированном перечне услуг, предоставляемым родственникам погибшего на безвозмездной основе, а не о возмездных ритуальных расходах. Вот почему, на наш взгляд, размер страхового возмещения должен определяться пределами ответственности страхователя (иного лица, чей риск ответственности застрахован в установленном законом порядке) за причинение вреда, вызванного расходами на погребение человека, включая вышеназванные расходы.

При предъявлении требования о возмещении дополнительно понесенных потерпевшим расходов на лечение и приобретение лекарств, на бесплатное получение которых потерпевший не имеет право (в том числе сверх базовой программы обязательного медицинского страхования), представляются: а) выписка из истории болезни, выданная лечебным учреждением; б) документы, подтверждающие оплату услуг лечебного учреждения; в) документы, подтверждающие оплату приобретенных лекарств (п. 55 Правил).
При предъявлении требования о возмещении дополнительно понесенных потерпевшим расходов, вызванных повреждением здоровья (кроме расходов на лечение и приобретение лекарств), представляются медицинское заключение, заключение медико-социальной или судебно-медицинской экспертизы о необходимости дополнительного питания, протезирования, постороннего ухода, санаторно-курортного лечения, специальных транспортных средств, а также: а) при предъявлении требования о возмещении расходов на дополнительное питание: справка органов местного самоуправления или других уполномоченных органов о сложившихся в данном регионе ценах на продукты, входящие в суточный продуктовый набор дополнительного питания; справка медицинского учреждения о составе необходимого для потерпевшего суточного продуктового набора дополнительного питания; документы, подтверждающие оплату приобретенных продуктов из продовольственного набора дополнительного питания. Расходы на дополнительное питание включаются в страховую выплату в размере не выше 3 процентов страховой суммы; б) при предъявлении требования о возмещении расходов на протезирование - документы, подтверждающие оплату услуг по протезированию; в) при предъявлении требования о возмещении расходов на посторонний уход - документы, подтверждающие оплату услуг по постороннему уходу. Расходы на посторонний уход включаются в сумму страховой выплаты в размере не выше 10 процентов страховой суммы; г) при предъявлении требования о возмещении расходов на санаторно-курортное лечение: выписка из истории болезни, выданная учреждением, в котором осуществлялось санаторно-курортное лечение; путевка на санаторно-курортное лечение; документы, подтверждающие оплату путевки на санаторно-курортное лечение; д) при предъявлении требования о возмещении расходов на приобретение специальных транспортных средств: копия паспорта транспортного средства или свидетельства о его регистрации; документы, подтверждающие оплату приобретенного специального транспортного средства; договор, в соответствии с которым приобретено специальное транспортное средство; е) при предъявлении требования о возмещении расходов на профессиональную подготовку потерпевшего: счет на оплату профессионального обучения (переобучения); копия договора с организацией, осуществляющей профессиональное обучение (переобучение); документ, подтверждающий оплату профессионального обучения (переобучения) (п. 56 Правил).
Особый интерес представляет собой правильное определение размера вреда, вызванного повреждением (уничтожением) имущества потерпевшего. Правила уделяют этому вопросу достаточно большое внимание.
Так, согласно Правилам возмещению (в пределах страховой суммы) подлежат: а) реальный ущерб; б) иные расходы, произведенные потерпевшим в связи с причиненным вредом (эвакуация транспортного средства с места дорожно-транспортного происшествия, хранение поврежденного транспортного средства, доставка пострадавших в лечебное учреждение и т.д.) (п. 60). В случае полной гибели имущества потерпевшего размер страховой выплаты в случае причинения вреда имуществу потерпевшего определяется в размере действительной стоимости имущества на день наступления страхового случая, а в случае повреждения имущества - в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до наступления страхового случая (восстановительных расходов). Восстановительные расходы оплачиваются исходя из средних сложившихся в соответствующем регионе цен. При определении размера восстановительных расходов учитывается износ частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах (п. 63 Правил).

Примечание. При этом потерпевший представляет: а) документы, подтверждающие право собственности потерпевшего на поврежденное имущество либо право на страховую выплату при повреждении имущества, находящегося в собственности другого лица; б) заключение независимой экспертизы о размере причиненного вреда или заключение независимой технической экспертизы об обстоятельствах и размере вреда, причиненного транспортному средству, если такая экспертиза организована самостоятельно потерпевшим (если экспертиза организована страховщиком, заключения экспертов находятся у него); в) документы, подтверждающие оплату услуг независимого эксперта, если оплата произведена потерпевшим; г) документы, подтверждающие оказание и оплату услуг по эвакуации поврежденного имущества, если потерпевший требует возмещения соответствующих расходов; д) документы, подтверждающие оказание и оплату услуг по хранению поврежденного имущества, если потерпевший требует возмещения соответствующих расходов; е) иные документы, которые потерпевший вправе представить в обоснование своего требования о возмещении причиненного ему вреда, в том числе сметы и счета, подтверждающие стоимость ремонта поврежденного имущества.

Примечание. Под полной гибелью понимаются также случаи, когда стоимость восстановительного ремонта поврежденного имущества равна или превышает его доаварийную стоимость (п. 63 Правил).

Примечание. В восстановительные расходы включаются: расходы на материалы и запасные части, необходимые для ремонта (восстановления); расходы на оплату работ по ремонту; если поврежденное имущество не является транспортным средством - расходы по доставке материалов и запасных частей к месту ремонта, расходы по доставке имущества к месту ремонта и обратно, расходы по доставке ремонтных бригад к месту ремонта и обратно. К восстановительным расходам не относятся дополнительные расходы, вызванные улучшением и модернизацией имущества, и расходы, вызванные временным или вспомогательным ремонтом либо восстановлением (п. 64 Правил).

В связи с изложенным большой интерес вызывает следующее судебное дело.
Заявитель (общество с ограниченной ответственностью "Строймаш") обратился в суд с требованиями о признании недействующим и не подлежащим применению абзаца 3 подп. "б" п. 63 Правил (Согласно этому абзацу при определении размера восстановительных расходов учитывается износ частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах), полагая нарушенным свое право на возмещение убытков в полном объеме при получении страхового возмещения. Предлагая производить возмещение вреда имуществу без учета его износа, заявитель ссылался на ст. 15 ГК РФ и п. 2 ст. 12 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств". Верховный Суд РФ отказал в удовлетворения предъявленного заявления, отметив при этом, что несостоятелен довод заявителя о том, что положения нормативного правового акта о необходимости учета износа поврежденного имущества потерпевшего противоречат понятию убытков (ст. 15 ГК РФ), под которыми при причинении реального ущерба в виде повреждения или утраты имущества понимаются расходы, понесенные лицом, чье право нарушено, которые оно произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Приведенные в оспариваемом нормативном правовом акте положения о необходимости учета износа деталей полностью соответствуют требованиям ст. 15 ГК РФ, поскольку позволяют потерпевшему восстановить свое нарушенное право в полном объеме путем приведения имущества в прежнее состояние, исключая неосновательное обогащение с его стороны. Данное решение Верховного Суда РФ было оставлено без изменения (Решение Верховного Суда РФ от 25 ноября 2003 г. N ГКП03-1266).

Однако практика судов по исследуемому вопросу непоследовательна и противоречива. Одни суды признают обоснованным возмещение расходов на ремонт автомобиля в полном объеме, включая сумму износа подлежащих замене деталей (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 12 августа 2004 г. N КГ-А40/6961-04), другие реагируют на это отрицательным образом.

Примечание. Следует отметить, что не только судебная практика не имеет единого правоприменения по этому вопросу. Нет единства мнений относительно этого вопроса и в научной юридической литературе. Так, М.И. Басаков заявляет, например, что "условия страхования строятся так, чтобы была застрахована реальная остаточная стоимость имущества, хотя возможно и страхование в полной первоначальной стоимости, т.е. без скидки на износ".

Так, по одному из изученных дел выяснилось, что 4 мая 2003 г. произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого был поврежден автомобиль "Ауди А-8", застрахованный на момент аварии в ЗАО "МАКС". В связи с наступившим страховым случаем истец выплатил страховое возмещение на сумму 99478 рублей. Когда ответственное за причинение ущерба лицо отказалось возместить выплаченное страховой компанией страховое возмещение, ЗАО "МАКС" обратилось с иском в суд. Решением Арбитражного суда города Москвы от 19 марта 2004 г., оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции того же суда, исковые требования ЗАО "МАКС" в отношении ЗАО "Интрейс-Авто" были удовлетворены частично. Суд первой инстанции взыскал с ЗАО "Интрейс-Авто" в порядке суброгации 58692 рублей. В остальной части иска было отказано. Суд первой инстанции, уменьшая размер взыскиваемой суммы, согласился с доводом ответчика о завышении стоимости восстановительного ремонта, произведенного истцом, так как истцом не был применен процент износа на заменяемые детали, а ряд работ, указанных в акте осмотра, не находится в причинной связи с дорожно-транспортным происшествием. Апелляционная инстанция согласилась с выводами суда первой инстанции, отклонив доводы апелляционной жалобы истца (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 4 ноября 2004 г. N КГ-А40/9965-04).

Таким образом, при рассмотрении комментируемого дела суд пришел к выводу, что сумма возмещения расходов на ремонт должна быть меньше фактических затрат на ремонт за счет исключения суммы износа заменяемых деталей.
Более правильной представляется позиция тех судов, которые исходят из того, что в подобных случаях затраты на ремонт должны возмещаться в полном объеме. Такой подход предопределяется соответствующими правовыми нормами, регулирующими вопросы возмещения вреда. Так, согласно ст. 1082 ГК РФ при решении вопроса о размере возмещения вреда, причиненного повреждением имущества, следует руководствоваться п. 2 ст. 15 ГК РФ, т.е. нормой, регулирующей возмещение убытков. Согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются утрата или повреждение имущества потерпевшего, а также расходы, которые потерпевший произвел или должен будет произвести для восстановления своего нарушенного права. Расходами, необходимыми для восстановления прав потерпевшего при причинении ущерба имуществу в результате ДТП, являются как оплата ремонтных работ, так и расходы на приобретение запасных частей для замены поврежденных частей и деталей. Принимая решения об учете износа заменяемых деталей, суды тем самым нарушают основополагающий принцип гражданско-правовой ответственности - принцип полного возмещения убытков потерпевшему. Подтверждением правильности позиции тех судов, которые принимают решения о полном возмещении расходов на ремонт, могут служить нормы, относящиеся к страхованию обязательной гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Уже отмечалось ранее, что согласно пунктам 63 и 64 Правил, в случае повреждения имущества потерпевшего размер страховой выплаты определяется в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до наступления страхового случая, т.е. в размере восстановительных расходов. При этом в восстановительные расходы включаются как расходы на материалы и запасные части, необходимые для ремонта (восстановления) имущества, так и расходы на оплату работ по ремонту. Таким образом, под восстановительными расходами, размером которых и определяется сумма подлежащего выплате страхового возмещения, закон однозначно понимает фактические затраты на запасные части и на оплату ремонтных работ, что в полной мере согласуется с нормой, предусмотренной п. 2 ст. 15 ГК РФ.
Большие колебания испытывает судебная практика и по вопросу отнесения утраты товарной стоимости к разряду реального ущерба.
Так, к примеру, Центральный районный суд г. Воронежа отказал потерпевшему истцу (выгодоприобретателю) У. во взыскании со страховой компании (ОАО "Росмедстрах") 29320 рублей, составляющих стоимость потери товарного вида автомобиля, поврежденного во время дорожно-транспортного происшествия по вине страхователя (водителя-собственника) Б. Свой отказ суд мотивировал ссылками на ст. 15 ГК РФ и на ст. 63 Правил. Решение не обжаловалось (Решение Центрального районного суда г. Воронежа от 24 августа 2005 г. по делу N 2-2279/05).

Интересно заметить, что тот же суд, но в ином составе судей удовлетворил по аналогичному делу требования истца и взыскал с ответчика-страховщика в пользу потерпевшего-выгодоприобретателя по договору страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства страховое возмещение в связи с потерей товарного вида поврежденного автомобиля потерпевшего. При этом суд указал, что "утрата стоимости товарного вида имущества потерпевшего не причислена к случаям, не относящимся к страховому риску по обязательному страхованию и данный вид ущерба должен возмещаться страховой компанией". Решение суда не было обжаловано (Решение Центрального районного суда г. Воронежа от 23 мая 2005 г. по делу N 2-1479/05).

По другому делу выяснилось, что гражданин К. предъявил в Калачеевский районный суд Воронежской области иск к ответчику М. о возмещении ущерба в виде стоимости потери товарного вида своего автомобиля, указывая при этом, что убытки по заявленному требованию не компенсированы страховой компанией (ООО "Росгосстрах-Центр"). Суд отказал в удовлетворении такого иска. Однако судебная коллегия по гражданским делам Воронежского областного суда отменила состоявшееся решение, обоснованно указав при этом, что "утрата товарной стоимости представляет собой уменьшение стоимости транспортного средства, вызванного преждевременным ухудшением внешнего вида автомобиля и его эксплуатационных качеств в результате снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов, агрегатов вследствие дорожно-транспортного происшествия и последующего ремонта. Изложенное означает, что утрата товарной стоимости относится к реальному ущербу, так как уменьшение потребительской стоимости автомобиля нарушает права его владельца и это право может быть восстановлено путем выплаты денежной компенсации, в связи с чем подлежит взысканию со страховой компании в пределах страховой суммы, установленной в соответствии с требованиями Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (Кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 18 октября 2005 г. по делу N 33-2472).

По одному из изученных дел мировой судья судебного участка N 2 г. Нововоронежа Воронежской области указал, что ст. 6 Закона от 25 апреля 2002 г. и п. 9 Правил потеря товарного вида поврежденного автомобиля не отнесена к числу обстоятельств, не относящихся к страховым рискам по обязательному страхованию. Согласно п. 60 Правил возмещению в пределах страховой суммы при причинении вреда имуществу потерпевшего подлежат реальный ущерб и иные расходы, произведенные потерпевшим в связи с причиненным вредом (эвакуация транспортного средства с места происшествия, хранение поврежденного транспортного средства, доставка пострадавших в лечебное учреждение и т.п.). В п. 63 Правил указано, что размер страховой выплаты в случае причинения вреда имуществу потерпевшего определяется в размере расходов, необходимых для приведения имущества в первоначальное состояние. Поэтому потеря товарного вида составляет денежную сумму, на которую уменьшается стоимость автомобиля и которой лишается потерпевший (истец) при продаже своего поврежденного автомобиля. Следовательно, эти потери относятся к реальному ущербу, а не к упущенной выгоде (неполученным доходам) (Решение мирового судьи судебного участка N 2 г. Нововоронежа Воронежской области от 14 апреля 2005 г. по делу N 2-67/05).

По другому изученному делу, отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции подчеркнул следующее: "Утрата товарной стоимости представляет собой уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением товарного (внешнего) вида автомобиля и его эксплуатационных качеств в результате снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов и агрегатов, соединений и защитных покрытий вследствие дорожно-транспортного происшествия и последующего ремонта. Утрата товарной стоимости относится к реальному ущербу наряду со стоимостью ремонта и запасных частей автомобиля, поскольку уменьшение его потребительской стоимости нарушает права владельца транспортного средства. Данное нарушенное право может быть восстановлено путем выплаты денежной компенсации, и владелец вправе заявить такое требование, так как его права нарушены самим фактом дорожно-транспортного происшествия" (Апелляционное решение Нововоронежского городского суда Воронежской области от 9 декабря 2005 г. по делу N 2-322/05).

В Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за II квартал 2005 г., утвержденном Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 10 августа 2005 г. был дан правильный, на наш взгляд, ответ на исследуемый вопрос. Президиум ответил буквально следующим образом: "В соответствии с п. 1 ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Утрата товарной стоимости представляет собой уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением товарного (внешнего) вида автомобиля и его эксплуатационных качеств в результате снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов и агрегатов, соединений и защитных покрытий вследствие дорожно-транспортного происшествия и последующего ремонта. Из вышеизложенного следует, что утрата товарной стоимости относится к реальному ущербу наряду со стоимостью ремонта и запасных частей автомобиля, поскольку уменьшение его потребительской стоимости нарушает права владельца транспортного средства. Данное нарушенное право может быть восстановлено путем выплаты денежной компенсации. Владелец вправе заявлять требования о взыскании такой компенсации, так как его права нарушены самим фактом дорожно-транспортного происшествия. Согласно подпункту "а" п. 60 Правил при причинении вреда имуществу потерпевшего возмещению в пределах страховой суммы подлежит реальный ущерб. Таким образом, поскольку утрата товарной стоимости транспортного средства относится к реальному ущербу, она подлежит взысканию со страховой организации по договору обязательного страхования гражданской ответственности в переделах страховой суммы, установленной Федеральным законом "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств". В случае, если страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, разница между страховым возмещением и фактическим размером ущерба может быть взыскана в силу ст. ст. 1064 и 1072 ГК РФ с причинителя вреда".

Большой интерес по этому поводу представляет дело, рассмотренное Федеральным Арбитражным судом Северо-Западного округа 21 декабря 2004 г. Суть дела была следующей.
В результате дорожно-транспортного происшествия (столкновения двух автомобилей) был поврежден автомобиль "Тойота-Королла", принадлежащий обществу с ограниченной ответственностью "Вологдапромсоль". Виновным в ДТП был признан водитель, управлявший автомобилем ГАЗ-3110, принадлежавшим закрытому акционерному обществу "Вологодская птицефабрика". Гражданско-правовая ответственность этого владельца транспортного средства была застрахована открытым акционерным обществом "Железнодорожная страховая компания" (ОАО "ЖАСКО"), которое и выплатило потерпевшему страховое возмещение. Потерпевшая организация (ООО "Вологдапромсоль"), посчитав, что страховое возмещение не покрывает причиненные ему убытки в полном объеме, обратилась в суд с иском к ЗАО "Вологодская птицефабрика" о компенсации морального вреда и взыскании убытков в сумме 23800 рублей в связи с утратой автомобилем "Тойота-Королла" товарного вида. К участию в деле была привлечена страховая компания, поскольку ответчик полагал, что стоимость утраты товарного вида должна возмещать страховая компания. В части взыскания стоимости утраты товарного вида иск был удовлетворен, в остальной части в иске было отказано. При этом суд признал, что какие-либо основания для взыскания требуемой суммы со страховой компании отсутствуют. Кассационная инстанция подтвердила законность принятого решения (Постановление Федерального Арбитражного суда Северо-Западного округа от 21 декабря 2004 г. N А13-8607/04-20).

Специалисты ЗАО "Юринформ" выразили свое несогласие с таким решением суда и следующим образом комментируют его. По их мнению, принятое решение в части взыскания с лица, виновного в ДТП, стоимости утраты товарного вида вызывает определенные сомнения, поскольку понятие "товарный вид" не имеет какого-либо ясного юридического содержания. Как указал суд, в рассматриваемом случае ущерб был причинен в результате взаимодействия источников повышенной опасности, в связи с чем возмещение вреда должно осуществляться на общих основаниях (ст. ст. 1079, 1064 ГК РФ), т.е. при наличии вины лица, причинившего вред. При этом причиненный вред подлежит возмещению в полном объеме. Согласно ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, вправе требовать полного возмещения причиненных ему убытков. При этом под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено. Вынося решение об удовлетворении иска, суд опирался на заключение эксперта, в котором речь шла именно об утрате товарного вида автомобиля и указывалась денежная сумма в качестве возмещения утраты товарного вида поврежденного автомобиля.
В связи с этим возник вопрос, к какому виду убытков в свете положений ст. 15 ГК РФ следует отнести то, что в комментируемом решении именуется утратой товарного вида. Можно ли, в частности, "утрату товарного вида" отнести к повреждению имущества (реальному ущербу)? Повреждение - это нарушение конструктивной целостности автомобиля. И если под товарным видом имеется в виду внешний вид, который имел автомобиль до аварии, то, действительно, в результате ДТП внешний вид любой автомашины претерпевает изменения далеко не в лучшую сторону, и естественно автомобиль теряет "товарный вид". Однако поскольку в процессе ремонта внешний вид автомобиля восстанавливается, то, соответственно, и восстанавливается его товарный вид. Однако при таком понимании получается, что стоимость утраты товарного вида будет равна стоимости восстановительного ремонта автомобиля в той его части, которая касается восстановления его внешнего вида. Страховая компания (по оценке самого суда) уже выплатила потерпевшему сумму страхового возмещения, равную сумме восстановительных расходов (т.е. расходов на оплату приобретения необходимых деталей и оплату ремонтных работ), в которые включены и расходы на восстановление внешнего (т.е. "товарного") вида автомобиля. Таким образом, восстановление товарного вида автомобиля уже было произведено в процессе его ремонта. Следовательно, принимая решение о взыскании в пользу потерпевшего сумму убытков, превышающую сумму восстановительных расходов, суды фактически исходили из того, что стоимость утраты товарного вида неэквивалентна затратам на восстановление внешнего вида автомобиля. Однако при этом в комментируемом Постановлении отсутствуют какие-либо пояснения по вопросу о природе категории "товарный вид" автомобиля и, соответственно, о природе ущерба, связанного с утратой автомобилем такого свойства, как "товарный вид". Если под утратой товарного вида понимается утрата автомобилем части его рыночной стоимости в результате ДТП, поскольку такой автомобиль становится менее привлекательным для возможных покупателей, то в этом случае логика рассуждений иная. В этом случае категория стоимости товарного вида приближается к понятию упущенной выгоды, т.е. к понятию тех доходов, которые потерпевший "получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено". То есть, вероятно, имеется в виду ситуация, что если бы собственник автомобиля решил его продать после аварии и последующего восстановления, то он выручил бы за автомобиль денег меньше ровно на ту сумму, которая эквивалентна стоимости "утраты товарного вида". Однако и в этом случае логика суда не слишком понятна. Дело в том, что когда ст. 15 ГК РФ говорит об упущенной выгоде, то имеются в виду доходы, которые лицо могло бы получить "при обычных условиях гражданского оборота". Гражданский же оборот - это по существу совокупность различных гражданско-правовых сделок. Однако, как видно из Постановления, пострадавший автомобиль эксплуатировался собственником и не предназначался для продажи. Поэтому никаких убытков собственнику автомобиля в виде упущенной выгоды не было причинено. Таким образом, делают вывод комментаторы, какое бы содержание ни вкладывал суд в понятие стоимости утраты товарного вида автомобиля, решение представляется недостаточно обоснованным. Поскольку потерпевшему страховой компанией были возмещены все затраты на ремонт автомобиля и, следовательно, на восстановление его потребительских свойств (т.е. были выполнены в полном объеме требования ст. 15 ГК РФ о полном возмещении причиненных неправомерными действиями убытков), решение о возмещении потерпевшему "стоимости утраты автомобиля товарного вида" представляется необоснованным (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 21 декабря 2004 г. N А13-8607/04-20).

По нашему мнению, позиция Президиума Верховного Суда РФ по этому вопросу является более предпочтительной.
Исходя из принципа свободы договора, стороны вправе установить определенный порядок определения ущерба, соблюдение которого является обязательным для участников договора. Если страховщик нарушает установленный договором порядок расчета убытков, то суд вправе при определении суммы, подлежащей взысканию в качестве страхового возмещения, взять за основу заключение эксперта, составленное с соблюдением требований, предусмотренных договором страхования.
Так, по одному из изученных дел выяснилось, что в результате дорожно-транспортного происшествия застрахованному автомобилю, принадлежавшему обществу с ограниченной ответственностью "Термо Сервис Авто", были причинены механические повреждения. Страховая компания "Самара-АСКО" выплатила страховое возмещение, однако страхователь, посчитав, что причиненный ущерб возмещен страховщиком не полностью, обратился в суд с иском о взыскании страхового возмещения в полном объеме. Решением Арбитражного суда Самарской области в удовлетворении иска было отказано. Суд кассационной инстанции изменил состоявшееся решение суда, удовлетворил заявленные требования о взыскании разницы в страховом возмещении в сумме расходов на проведение экспертизы и процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с просрочкой выплаты страхового возмещения. Общая сумма удовлетворенных требований составила 194563 рубля. В части взыскания транспортных расходов в иске было отказано. Спор возник в связи с тем, что страхователь не согласился с тем методом подсчета убытков, который был применен страховщиком. Судом было установлено, что в соответствии с условиями договора страхования размер ущерба определяется на основании акта независимой экспертизы. Однако страховщик определил размер страховой выплаты путем составления сметы в одностороннем порядке. В обоснование законности своих требований истец представил суду заключение, составленное государственным учреждением "Самарская лаборатория судебных экспертиз". При этом суд установил, что данное экспертное заключение составлялось с участием представителя страховой компании. И если согласно смете, составленной страховщиком, сумма подлежащего возмещению ущерба составила 403297 рублей, то эксперт государственного экспертного учреждения установил, что причиненный ущерб составляет 585046 рублей. Удовлетворяя иск, суд кассационной инстанции исходил из того, что согласно ст. ст. 1064 и 15 ГК РФ ущерб возмещается в соответствии с теми фактическими затратами, которые должен осуществить страхователь для восстановления своего имущества (в том числе сюда входят затраты на оплату ремонтных работ и расходы на приобретение деталей, подлежащих замене). Вместе с тем в спорном договоре вопрос об определении суммы подлежащего выплате страхового возмещения решается расчетным путем (на основе заключения эксперта), без учета фактических затрат, которые осуществлены страхователем для восстановления поврежденного автомобиля (Постановление Федерального Арбитражного суда Поволжского округа от 6 июля 2004 г. N А55-415/04-27).

В принципе такой подход допустим и встречается в практике страховых компаний в силу общего принципа свободы договора, закрепленного ст. 421 ГК РФ. Однако обобщение судебно-арбитражной практики показывает, что в большинстве случаев страховые компании стараются придерживаться принципа возмещения страхователю фактически произведенных им затрат, и такой подход более соответствует сути имущественного страхования, смысл которого заключается в возмещении реальных (а не виртуальных, установленных расчетным путем) убытков.
При причинении вреда имуществу потерпевший, намеренный воспользоваться своим правом на страховую выплату, обязан представить поврежденное имущество или его остатки страховщику для осмотра и организации независимой экспертизы (оценки) в целях выяснения обстоятельств причинения вреда и определения размера подлежащих возмещению убытков. Если осмотр и независимая экспертиза (оценка) представленных потерпевшим поврежденного имущества или его остатков не позволяют достоверно установить наличие страхового случая и размер убытков, подлежащих возмещению по договору обязательного страхования, для выяснения указанных обстоятельств страховщик вправе осмотреть транспортное средство страхователя, при использовании которого потерпевшему был причинен вред, и (или) организовать в отношении этого транспортного средства независимую экспертизу. Страхователь обязан представить это транспортное средство по требованию страховщика в порядке, предусмотренном договором обязательного страхования. Страховщик обязан осмотреть поврежденное имущество и организовать его независимую экспертизу (оценку) в срок не более чем пять рабочих дней со дня соответствующего обращения потерпевшего, если иной срок не согласован страховщиком с потерпевшим. В случае, если характер повреждений или особенности поврежденного имущества исключают его представление для осмотра и организации независимой экспертизы (оценки) по месту нахождения страховщика и (или) эксперта (например, повреждения транспортного средства, исключающие его участие в дорожном движении), указанные осмотр и независимая экспертиза (оценка) проводятся по месту нахождения поврежденного имущества в установленный настоящим пунктом срок. Договором обязательного страхования могут предусматриваться иные сроки, в течение которых страховщик обязан прибыть для осмотра и организации независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества, с учетом территориальных особенностей их проведения в труднодоступных, отдаленных или малонаселенных местностях. Если страховщик не осмотрел поврежденное имущество и (или) не организовал его независимую экспертизу (оценку) в установленный срок, то потерпевший вправе самостоятельно обратиться за такой экспертизой (оценкой), не представляя поврежденное имущество страховщику для осмотра. Стоимость независимой экспертизы (оценки), на основании которой произведена страховая выплата, включается в состав убытков, подлежащих возмещению страховщиком по договору обязательного страхования. Страховщик вправе отказать потерпевшему в страховой выплате или ее части, если ремонт поврежденного имущества или утилизация его остатков, проведенные до осмотра и независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества в соответствии с требованиями настоящей статьи, не позволяют достоверно установить наличие страхового случая и размер убытков, подлежащих возмещению по договору обязательного страхования (п. п. 1 - 6 ст. 12 Закона от 25 апреля 2002 г.).

Примечание. Независимая техническая экспертиза транспортного средства проводится в целях выяснения обстоятельств наступления страхового случая, установления повреждений транспортного средства и их причин, технологии, методов и стоимости его ремонта. Правила проведения независимой технической экспертизы транспортного средства, требования к экспертам-техникам, в том числе условия и порядок их профессиональной аттестации и ведения государственного реестра экспертов-техников, утверждаются Правительством РФ (п. 7 ст. 12 Закона от 25 апреля 2002 г.).

В целях профессиональной оценки размера ущерба, вызванного повреждением (гибелью) автотранспортных средств, используются (использовались) различные методики определения искомых цен: Методика оценки стоимости поврежденных транспортных средств, стоимости их восстановления и ущерба от повреждения (Р-03112194-0377-98), утвержденная Министерством транспорта РФ 15 декабря 1998 г.; Методика оценки остаточной стоимости транспортных средств с учетом технического состояния (Р-03112194-0376-98), утвержденная Министерством транспорта РФ 10 декабря 1998 г.; Методическое руководство по определению стоимости автотранспортных средств с учетом естественного износа и технического состояния на момент предъявления (РД 37.009.015-98), утвержденное Министерством экономики России 4 июня 1998 г.; Положение о техническом обслуживании и ремонте автотранспортных средств, принадлежащих гражданам (легковые и грузовые автомобили, автобусы, мини-трактора) (РД 37.009.026-92)), утвержденное Приказом Департамента автомобильной промышленности Министерства промышленности России от 1 ноября 1992 г. N 43. При этом учитываются положения Федерального закона от 29 июля 1998 г. "Об оценочной деятельности в Российской Федерации" и Постановления Правительства РФ от 6 июля 2001 г. N 519 "Об утверждении стандартов оценки, обязательных к применению субъектами оценочной деятельности".

В связи с изложенным представляется возможным привести в качестве примера следующее гражданское дело, рассмотренное Центральным районным судом г. Воронежа 10 июня 2005 г. Из материалов дела было видно, что 26 июля 2003 г. водитель автомобиля ВАЗ-2101 Г. (автомобиль принадлежал на праве собственности гражданке М.) выехал в нарушение Правил дорожного движения на встречную полосу движения и допустил столкновение с автомобилем ВАЗ-21063, управляемым по доверенности водителем А. (собственник автомобиля - гражданин С.), в результате чего последний автомобиль получил механические повреждения. 26 сентября 2003 г. потерпевший водитель А. организовал осмотр автомобиля с помощью специалиста консультационного автоэкспертного бюро Воронежского областного общества автомобилистов, а 13 ноября того же года ему было выдано заключение этого бюро об итоговой стоимости восстановительного ремонта на общую сумму в 55882 рубля с учетом износа автомобиля. 18 октября 2004 г. потерпевший (выгодоприобретатель) А. обратился в суд с требованием о взыскании названной суммы с ответчика-страховщика (между ООО "Росгосстрах-Центр" и собственником автомобиля ВАЗ-2101 М. на момент автоаварии был заключен договор обязательного страхования ответственности владельца транспортного средства с включением в список лиц, допущенных к управлению, водителя Г.). В судебном заседании представитель ответчика возражал против размера причиненного ущерба, и суд по его ходатайству назначил авто-товароведческую экспертизу, проведение которой поручил Воронежскому государственному учреждению "Воронежский региональный центр судебной экспертизы Министерства юстиции РФ". Эксперт этого учреждения установил, что доаварийная стоимость поврежденного автомобиля истца А. составляла 38000 рублей, а восстановительная стоимость ремонта с учетом износа автомобиля - 32300 рублей. Суд удовлетворил иск именно на эту сумму (32300 рублей), указав при этом, что принимает во внимание заключение эксперта государственного учреждения, поскольку оно проведено в соответствии с требованиями закона (Решение Центрального районного суда г. Воронежа от 10 июня 2005 г. по делу N 2-168/05).

Потерпевший вправе сам предъявить требование о возмещении вреда, причиненного его жизни, здоровью или имуществу, непосредственно страховщику. Заявление такого рода с приложенными к нему документами о наступлении страхового случая и размере подлежащего возмещению вреда подлежит рассмотрению страховщиком в течение 15 дней со дня их получения. В течение указанного срока страховщик обязан произвести страховую выплату потерпевшему или направить ему мотивированный отказ. До полного определения размера подлежащего возмещению вреда страховщик вправе по заявлению потерпевшего произвести часть страховой выплаты, соответствующую фактически определенной части указанного вреда. По согласованию с потерпевшим и на условиях, предусмотренных договором обязательного страхования, страховщик вправе в счет страховой выплаты организовать и оплатить ремонт поврежденного имущества (ст. 13 Закона от 25 апреля 2002 г.).
Правила также позволяют заменить с согласия потерпевшего денежную сумму страховой выплаты натуральной формой, организовать ремонт или замену поврежденного имущества на эквивалентную сумму страховой выплаты (п. 4).

Примечание. Правила необоснованно, на наш взгляд, применяют при этом термин "пострадавшее имущество". Представляется, что пострадавшим может быть лишь живое одушевленное существо (человек, животное), получившие вред здоровью. Вместо этого термина было бы правильнее использовать термин "поврежденное (утраченное) имущество".

Обобщение судебной практики показывает относительно большое количество судебных споров (дел), связанных с отказом страховщика выплатить потерпевшему выгодоприобретателю обусловленную договором страховое возмещение.
Так, по одному из изученных дел судом было установлено, что 7 сентября 2004 г. на одной из улиц г. Воронежа произошло столкновение автомобиля ВАЗ-2112 под управлением собственника этого автомобиля С. с автомобилем ВАЗ-2105 под управлением владельца этого автомобиля А., виновного в совершении ДТП и ответственность которого была застрахована со страховщиком (ООО "Страховая компания "Дженерал Резерв") в соответствии с договором обязательного страхования ответственности владельца транспортного средства. Страховщик отказался выплачивать в пользу выгодоприобретателя (потерпевшего) С. страховое возмещение, мотивируя свой отказ тем, что потерпевший не представил ему документы, доказывающие степень своей виновности (невиновности) в совершении ДТП, наличие (отсутствие) причинной связи между правонарушением и наступившими последствиями, а также размер причиненного вреда. Суд пришел к выводу о необоснованности отказа страховщика в выплате страхового возмещения: потерпевший представил страховщику в соответствии с п. п. 44, 61 Правил справку о дорожно-транспортном происшествии, копию протокола и постановления по делу об административном правонарушении в отношении водителя А., извещение о ДТП, акт осмотра своего автомобиля, заключение о стоимости его восстановительного ремонта (Решение Центрального районного суда г. Воронежа от 7 февраля 2005 г. по делу N 2-121/05).

Представляется, что несвоевременная выплата (невыплата) страхового возмещения выгодоприобретателю (потерпевшему) без законных оснований является ненадлежащим исполнением (неисполнением) денежного обязательства, и должно влечь за собой взыскание процентов на основе ст. 395 ГК РФ за просрочку уплаты определенной договором денежной суммы страхового возмещения. Правда, при этом суды должны учитывать упоминавшееся положение п. 2 ст. 13 Закона от 25 апреля 2002 г. о том, что в течение 15 дней со дня получения заявления потерпевшего о страховой выплате страховщик обязан произвести страховую выплату потерпевшему или направить ему мотивированный ответ. До полного определения размера подлежащего возмещению вреда страховщик вправе (по заявлению потерпевшего) произвести часть страховой выплаты.

Примечание. Согласно п. 75 Правил страховая выплата производится путем наличного или безналичного расчета в течение трех рабочих дней со дня принятия решения об осуществлении страховой выплаты.

На наш взгляд, ситуация осложняется не совсем четкой регламентацией процедуры определения страховщиком признаков наступления страхового случая и размера убытков, подлежащих возмещению в виде страховой выплаты, изложенной в ст. 12 Закона от 25 апреля 2002 г. Может возникнуть ситуация, когда при несвоевременном проведении осмотра и организации экспертизы страховщиком или страхователем, при определении сторонами договора большего, чем пять дней, срока осуществления этих действий, а также в случае ремонта потерпевшим поврежденного имущества до его осмотра и проведения экспертизы будет нарушен предусмотренный п. 2 ст. 13 Закона от 25 апреля 2002 г. пятнадцатидневный срок не по вине страховщика (включая и случаи, когда страховщик может мотивированно отказать в выплате страхового возмещения), и тогда во взыскании процентов в рамках ст. 395 ГК РФ за несвоевременную выплату страхового возмещения может быть обоснованно отказано. Но в любом случае обязательство страховщика произвести выплату страхового возмещения является денежным обязательством со всеми вытекающим отсюда последствиями.

Примечание. Как уже отмечалось, п. 3 ст. 12 Закона от 25 апреля 2002 г. отмечает, что договором обязательного страхования могут предусматриваться не пять дней (со дня обращения потерпевшего), а иные сроки, в течение которых страховщик обязан прибыть и осмотреть поврежденное имущество, организовать проведение независимой экспертизы. Если страховщик не осмотрел поврежденное имущество, не организовал проведение экспертизы, то потерпевший вправе самостоятельно заявлять ходатайство о проведении такой экспертизы. Согласно п. 6 этой же статьи страховщик вправе отказать потерпевшему в страховой выплате (ее части), если ремонт и утилизация поврежденного имущества, проведенные до осмотра и проведения независимой экспертизы, не позволяют достоверно установить наличие страхового случая и размер убытков.

Примечание. Представляется, что если страховая компания приняла решение о выплате страхового возмещения, но фактически не исполнила это решение или исполнила с большим опозданием, то к компании возможно применение ст. 395 ГК РФ независимо от формы вины компании.

Определенный интерес в связи с изложенным представляет собой дело, рассмотренное Центральным районным судом г. Воронежа 31 мая 2005 г. Суд установил, что 25 декабря на одной из улиц г. Воронежа произошло автодорожное происшествие, в результате которого путем взаимодействия двух автомобилей (автомобиля ВАЗ-21074, принадлежавшего муниципальному учреждению, под управлением Л. и автомобиля ВАЗ-21093 под управлением собственника этого автомобиля Ж.) потерпевшему Ж. был причинен имущественный вред, вызванный повреждением его автомобиля. Муниципальное учреждение являлось страхователем по договору обязательного страхования ответственности владельца транспортного средства, а виновный в нарушении Правил дорожного движения водитель Л. состоял с этим учреждением в трудовых правоотношениях. В связи с изложенным страховая компания (ООО "Росгосстрах-Центр") добровольно выплатила потерпевшему владельцу Ж. страховое возмещение в сумме 53577 рублей, а во взыскании остальной суммы ущерба, включавшего стоимость восстановительного ремонта (9415 рублей), отказала, сославшись на то, что эксперт страховой компании исключил из сметы расходов стоимость расходов, равную 9145 рублям как завышенную. В то же время из материалов дела было видно, что в соответствии с заключением эксперта государственного учреждения Воронежского регионального центра судебной экспертизы Министерства юстиции РФ, составленным по заявлению потерпевшего Ж., общий материальный ущерб с учетом износа автомобиля Ж. составил 59952 рубля. Страховая компания, не осматривая автомобиля и не организуя проведение независимой экспертизы, исключила из возмещения (по предложению своего ведомственного эксперта-сотрудника) часть суммы ущерба, считая эту сумму необоснованно завышенной. Суд указал, что в соответствии со ст. 12 Закона от 25 апреля 2002 г. в случае, если характер повреждений или особенности поврежденного имущества не позволяют достоверно установить размер убытков, подлежащих возмещению по договору, то страховщик обязан осмотреть поврежденное имущество и организовать его независимую техническую экспертизу. Однако страховщик (ответчик) не сделал этого и отказался от проведения повторной экспертизы в судебном заседании. Суд удовлетворил требования истца о взыскании со страховщика-ответчика недовыплаченной денежной суммы страхового возмещения, но отказал в иске о взыскании процентов в рамках ст. 395 ГК РФ за несвоевременную выплату этой суммы в досудебном порядке, сославшись на то, что "исходя из положений ст. 929 ГК РФ выплата страхового возмещения является не денежным обязательством, а возмещением убытков страхователя. Ответственность по ст. 395 ГК РФ подлежит применению исключительно в отношении денежных обязательств". Решение суда не обжаловалось и вступило в законную силу (Решение Центрального районного суда г. Воронежа от 31 мая 2005 г. по делу N 2-2359/05).

Примечание. Корпоративный эксперт страховой компании утверждал в своей служебной записке, что в смету стоимости замены и ремонта необоснованно включена стоимость колпака колеса, фар, правого переднего крыла автомобиля, так как в справке ГИБДД повреждения этих деталей автомобиля указаны как поверхностные.

Представляется, что данное решение суда в части удовлетворения иска о взыскании недовыплаченной суммы страхового возмещения является законным и обоснованным, а в части отказа во взыскании процентов по мотиву неотнесения страховых обязательств по выплате страхового возмещения к числу денежных - необоснованным. Обязанность по выплате денежной суммы страхового возмещения относится к числу денежных обязательств и суду следовало обсудить обоснованность (причину) невыплаты страховщиком страхового возмещения в пользу выгодоприобретателя, обоснованность и законность действий (бездействия) страховщика, предусмотренных ст. ст. 12 - 13 Закона от 25 апреля 2002 г.

Примечание. Один из судов апелляционной инстанции прямо подчеркнул, что обязательство страховщика по выплате страхового возмещения является денежным, и за его неисполнение (ненадлежащее исполнение) страховщик несет ответственность на основании ст. 395 ГК РФ (если иное не предусмотрено договором). Обязательство страховщика по выплате страхового возмещения возникает из договора страхования и не является ответственностью за убытки, причиненные в результате страхового случая. После вступления договора страхования в силу у страховщика возникает собственное обязательство выплатить при наступлении страхового случая определенную денежную сумму в порядке, на условиях и в сроки, которые указаны в договоре (информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 ноября 2003 г. N 75 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования").

Гражданин С. (выгодоприобретатель) обратился в Центральный районный суд г. Воронежа с иском к Воронежскому филиалу ОАО "Национальная страховая группа" о взыскании денежной суммы страхового возмещения (97000 рублей) и процентов за несвоевременную выплату этого страхового возмещения (10500 рублей) в связи с тем, что его автомобиль "Ауди-80" был поврежден во время автоаварии по вине владельца - водителя автомобиля ВАЗ-2109 гражданина М., застраховавшего свою гражданско-правовую ответственность у ответчика (страховщика). Добровольно ответчик не выплатил страховое возмещение, не уведомив потерпевшего (выгодоприобретателя), обратившегося к страховщику с соответствующим заявлением. В ходе судебного разбирательства суд пришел к выводу о выплате страхового возмещения с учетом результатов повторной экспертизы, проведенной по инициативе суда, и о взыскании процентов за время уклонения выплаты страхового возмещения, начиная со дня обращения заявителя в суд и по день вынесения судебного решения. В исковом заявлении потерпевший истец указывал, что автоавария произошла 19 июля 2004 г., а 10 сентября того же года он представил страховщику все необходимые для выплаты страхового возмещения документы, однако страховщик не произвел выплаты до рассмотрения дела в суде. Представитель ответчика пояснил суду, что потерпевший (выгодоприобретатель) вообще не обращался к страховщику. Суд сделал вывод о том, что истец к ответчику с письменным заявлением о выплате страхового возмещения не обращался. Решение сторонами не обжаловалось и вступило в законную силу (Решение Центрального районного суда г. Воронежа от 2 августа 2005 г. по делу N 2-877/05).

Представляется, что суду следовало более тщательно выяснить обстоятельства невыплаты страхового возмещения и факт (время) действительного обращения потерпевшего к страховщику, запросить от страховщика акт о страховом случае. Из протокола судебного заседания не было видно, чтобы суд исследовал доказательства, связанные с установлением этих фактов (обстоятельств). Как указано в п. 67 Правил, страховщик вправе принять решение о страховой выплате в случае непредоставления документов, перечисленных в п. п. 51, 53 - 56, 61, 66 Правил (в частности, документов, подтверждающих право собственности потерпевшего на поврежденный автомобиль, заключения независимой экспертизы о размере причиненного вреда или заключения технической экспертизы об обстоятельствах и размере вреда), если отсутствие этих документов существенно не повлияет на определение размера страховой выплаты. В деле имеется заключение от 23 августа 2004 г. о размере причиненного ущерба, вызванного повреждением автомобиля истца (123000 рублей). Суд, как уже отмечалось, организовал дополнительную экспертизу, которая установила меньший, чем прежде размер ущерба (97000 рублей). Как указал в своем решении суд, представитель ответчика согласился со взысканием процентов, начиная со дня обращения истца в суд (истец обратился в суд с исковым заявлением 26 января 2005 г., решение вынесено судом 2 августа 2005 г.). В п. 62 Правил отмечено, что потерпевший представляет страховщику оригиналы необходимых для определения размера ущерба документов, а в п. п. 40, 43 Правил указано, что водитель (участник ДТП) сообщает страховщику о месте и времени ДТП, потерпевший уведомляет страховщика (при первой возможности) о наступлении страхового случая и направляет ему заявление о страховой выплате. В конечном итоге, не ясно, обращался ли потерпевший к страховщику, принимал ли последний меры к выяснению обстоятельств и размер причинения вреда, есть ли вина ответчика в невыплате страхового возмещения в установленный Законом, Правилами и договором срок выплаты. Ни из протокола судебного заседания, ни из судебного решения не видны ответы на поставленные вопросы. Кроме того, следует иметь в виду, что согласно п. 74 Правил срок страховой выплаты может быть продлен до окончания производства по уголовному (гражданскому, административному) делу, если страховая выплата, отказ в страховой выплате или изменение ее размера зависят от результатов этого производства.
Граждане вправе заключать договоры обязательного страхования с учетом ограниченного использования принадлежащих им транспортных средств. Ограниченным использованием транспортного средства признается управление им только указанными страхователем водителями и (или) сезонное использование транспортного средства (в течение шести или более определенных указанными договорами месяцев в календарном году). Об указанных обстоятельствах владелец транспортного средства вправе в письменной форме заявить страховщику при заключении договора обязательного страхования. В этом случае страховая премия по договору обязательного страхования, которым учитывается ограниченное использование транспортного средства, определяется с применением коэффициентов, предусмотренных страховыми тарифами и учитывающих водительский стаж, возраст и иные персональные данные водителей, допущенных к управлению транспортным средством, и (или) предусмотренный договором обязательного страхования период его использования. При осуществлении обязательного страхования с учетом ограниченного использования транспортного средства в страховом полисе указываются водители, допущенные к управлению транспортным средством, в том числе на основании соответствующей доверенности, и (или) предусмотренный договором обязательного страхования период его использования. В период действия договора обязательного страхования, учитывающего ограниченное использование транспортного средства, страхователь обязан незамедлительно в письменной форме сообщать страховщику о передаче управления транспортным средством водителям, не указанным в страховом полисе в качестве допущенных к управлению транспортным средством, и (или) об увеличении периода его использования сверх периода, указанного в договоре обязательного страхования. При получении такого сообщения страховщик вносит соответствующие изменения в страховой полис. При этом страховщик вправе потребовать уплаты дополнительной страховой премии в соответствии со страховыми тарифами по обязательному страхованию соразмерно увеличению риска (ст. 16 Закона от 25 апреля 2002 г.).

Законом от 25 апреля 2002 г. страховщику предоставлено право регрессного требования к причинителю вреда (страхователю, иному лицу, риск ответственности которого застрахован по договору). Согласно ст. 14 этого Закона страховщик имеет право предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу (страхователю, иному лицу, риск ответственности которого застрахован по договору обязательного страхования) в размере произведенной страховщиком страховой выплаты, если: вследствие умысла указанного лица был причинен вред жизни или здоровью потерпевшего; вред был причинен указанным лицом при управлении транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного); указанное лицо не имело права на управление транспортным средством, при использовании которого им был причинен вред; указанное лицо скрылось с места дорожно-транспортного происшествия; указанное лицо не включено в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства только указанными в договоре обязательного страхования водителями); страховой случай наступил при использовании указанным лицом транспортного средства в период, не предусмотренный договором обязательного страхования (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства в период, предусмотренный договором обязательного страхования). При этом страховщик также вправе требовать от указанного лица возмещения расходов, понесенных при рассмотрении страхового случая.
Таким образом, право регресса предоставляется страховщику не во всех случаях выплаты страхового возмещения, а лишь в вышеназванных законом случаях. И это правильно, так как целевое назначение комментируемого вида страхования потеряло бы всякий смысл (страхователь помимо суммы страхового возмещения платил бы страховщику и страховую премию за страхование). Безусловно, перечисленные выше основания регрессного требования, могли бы быть и основанием для отказа в выплате самого страхового возмещения, но само страховое законодательство по данному виду страхования нацелено на защиту имущественных интересов потерпевшего с последующим взысканием выплаченной страховой суммы со страхователя, виновного в совершении хотя бы одного из указанных в ст. 14 умышленных страховых правонарушений.
В юридической литературе имеются критические выступления (и довольно обоснованные) относительно изложенных норм ст. 14 Закона.
Так, А.И. Худяков и А.А. Худяков обоснованно утверждают, что регрессные требования являются правовым рычагом института причинения вреда (ст. 1081 ГК РФ), а не страховых правоотношений. Если регредиент предъявляет к регрессату регрессное требование в силу возмещения вреда, причиненного последним, то страховщик предъявляет к страхователю так называемое регрессное требование в силу страхового правоотношения и факта выплаты им страхового возмещения. Гражданский кодекс не использует правовой институт регресса применительно к страховым отношениям, а применяет правила суброгации. По договору страхования страхователь выплачивает страховщику страховую премию ради защиты своих имущественных интересов, а применение регресса нарушает права страхователя. Наличие права на регресс выгодно для страховщиков.

По применению обсуждаемой статьи закона имеется достаточно богатая судебная практика.
Так, страховая компания (ООО "Росгосстрах-Центр") обратилась в Левобережный районный суд г. Воронежа с иском к гражданам А. и П. о возмещении в регрессном порядке сумм страховой выплаты. В исковом заявлении указывалось, что 18 июля 2003 г. между истцом (страховой компанией) и гражданином А. был заключен договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев автотранспортных средств. 30 марта 2004 г. произошло столкновение автомобиля страхователя А. под управлением водителя П. с автомобилем, принадлежавшем на праве собственности гражданке Н. под управлением О. Виновным в совершении дорожно-транспортного происшествия был признан водитель страхователя П. Страховая компания выплатила страховое возмещение потерпевшей Н., после чего предъявила вышеназванный иск в суд. Однако суд отказал в иске. Судебная коллегия по гражданским делам областного суда поддержала решение суда, указав при этом на то, что гражданин А. являлся страхователем по договору, но не являлся причинителем вреда, а водитель его автомашины П. хотя и являлся причинителем вреда, но не был лицом, риск ответственности которого был бы застрахован по договору (водитель другой автомашины П. в страховом полисе в качестве водителя не значился) (Кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 22 марта 2005 г. N 33-731/05).

Представляется, что такое решение суда кассационной инстанции верное, ибо, как уже отмечалось, страховщик имеет право предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу (страхователю, иному лицу, риск ответственности которого застрахован по договору обязательного страхования) в размере произведенной страховщиком страховой выплаты, если, в частности, указанное лицо не включено в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства только указанными в договоре обязательного страхования водителями).
По другому изученному делу было установлено, что страховая компания "Русский мир" застраховала автобус ПАЗ, принадлежащий индивидуальному предпринимателю Р., по риску "ущерб". В результате произошедшего столкновения автобуса с автомобилем "Опель-кадет" автобус был поврежден. Страховая компания "Русский мир" возместила страхователю понесенные в связи со страховым случаем расходы, и к ней в силу ст. 965 ГК РФ перешло право требования возмещения произведенных расходов в порядке суброгации. Гражданская ответственность собственника автомобиля "Опель-кадет" гражданки П. была застрахована в соответствии с Законом от 25 апреля 2002 г. и договором обязательного страхования страховщиком (страховая компания ООО "Росгосстрах-Северо-Запад"). Поэтому страховщик (ОАО "Русский мир"), выплативший потерпевшему-выгодоприобретателю Р. страховое возмещение, и обратился в порядке суброгации напрямую к страховой компании законного владельца автомобиля П. - ООО "Росгосстрах-Северо-Запад". В судебном заседании выяснилось, что автомобилем "Опель-кадет" управлял водитель К., не включенный в страховой полис в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством. Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении заявленного ОАО "Страховая компания "Русский мир" иска, указав, что при указанных обстоятельствах нельзя считать страховой случай наступившим. Кассационная инстанция оставила их решения без изменения (Постановление Федерального Арбитражного суда Северо-Западного округа от 3 ноября 2004 г. N А05-3633/04-2).

Комментируя изложенное судебное решение, можно отметить, что в самом судебном акте отсутствовало четкое обоснование того, кто же именно должен был нести ответственность в рассматриваемом случае за причиненный вред. Поскольку вред по исследуемому делу был причинен в результате взаимодействия источников повышенной опасности (вследствие столкновения двух автомобилей), то лицо, ответственное за причинение вреда, необходимо было определять с учетом положений п. 3 ст. 1079 ГК РФ. Согласно этому пункту вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях, указанных в ст. 1064 ГК РФ. В соответствии с этой статьей (ст. 1064) вред, причиненный имуществу физического или юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Получается, что поскольку ущерб потерпевшему был причинен гражданином К., управлявшим в момент столкновения автомобилем "Опель-кадет" и нарушившим, как было установлено по делу, Правила дорожного движения, то, в соответствии с изложенными положениями п. 1 ст. 1064 ГК РФ, именно он и обязан возместить причиненный вред, а собственник автомобиля "Опель-кадет" П. не отвечал в данном случае за вред, причиненный источником повышенной опасности, и вследствие этого страховщик ОАО "Русский мир" не мог предъявить к нему требования в порядке суброгации, так как в соответствии со ст. 965 ГК РФ суброгация осуществляется в том случае, если страхователь (выгодоприобретатель) имел право требования о возмещении вреда к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. В связи с тем, что гражданско-правовая ответственность виновного в причинении вреда водителя К. не была застрахована, суды и отказали в предъявленном иске. Иными словами, никаких обязательств по выплате страхового возмещения за причинение вреда в результате неправомерных действий гражданина К. ООО "Росгосстрах-Северо-Запад" не несет, поскольку договором страхования гражданская ответственность указанного лица застрахована не была.
По нашему мнению, суд был вправе принять решение об удовлетворении иска, предъявленного в порядке суброгации, так как ст. 965 ГК РФ, как уже указывалось выше, допускает суброгации, если к страховщику переходит право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имел к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Ответственность за причинение убытков, вызванных столкновением вышеназванных автомобилей, несет, на наш взгляд, в силу п. 1 ст. 1079 ГК РФ собственник (законный владелец) автомобиля "Опель-кадет" П., являвшийся страхователем своей ответственности, при условии, если виновный причинитель вреда водитель П. не управлял его автомобилем по доверенности, т.е. не был опосредованным (производным) титульным владельцем этого автомобиля. Вероятно, в изложенной ситуации имеет место коллизия норм, изложенных в п. 1 ст. 1064, п. п. 1 и 3 ст. 1079 и в п. 1 ст. 965 ГК РФ. Известно, что общей нормой является норма, изложенная в п. 1 ст. 1064 ГК РФ, а специальной нормой, имеющей приоритет, - ст. 1079 ГК РФ. Но п. 3 этой специальной статьи опять ссылается на общую норму п. 1 ст. 1064 ГК РФ, предусматривающей обязанность возместить наступивший вред причинителем вреда. По исследованному делу страховщик ОАО "Русский мир" выплатил страхователю страховое возмещение, т.е. понес убытки (расходы), а согласно п. 1 ст. 965 ГК РФ суброгация как раз и допускается в случае, если потерпевший (выгодоприобретатель) имеет право требования к лицу, ответственному за убытки к владельцу транспортного средства, коим является собственник автомобиля гражданка П., застраховавшая свою ответственность. По нашему мнению, при предъявлении и рассмотрении требований, предъявляемых в порядке суброгации (ст. 965 ГК РФ), имеют место страховые правоотношения, страховые обязательства, страховые нормы, и эти страховые нормы должны пользоваться приоритетом. Иными словами, поскольку п. 1 ст. 965 ГК РФ указывает именно на лиц, ответственных за убытки, возмещенные в результате страхования, то таким лицом и будет собственник автомобиля П., если водитель К. не управлял ее автомобилем по доверенности. В Обзоре судебной практики, опубликованной в справочно-правовой системе "КонсультантПлюс", имеется лишь краткая информация (само Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 3 ноября 2004 г. не воспроизведено) о том, что "поскольку риск гражданской ответственности лица, управлявшего автомобилем, застрахован не был, страховая компания правомерно отказала в выплате страхового возмещения". Но в комментарии этого Постановления, помещенном рядом с этой информацией, говорится о том, что страховая компания "ОАО "Русский мир" выплатила страхователю (собственнику автобуса) понесенные в связи со страховым случаем расходы.
Что касается возможности удовлетворения иска, который, предположим, был бы заявлен в исследуемом деле в порядке регресса (п. 1 ст. 1081 ГК РФ) по требованию страховщика, выплатившего потерпевшему (выгодоприобретателю) страховое возмещение, к собственнику автомобиля П., то юридическая судьба такого иска была бы бесперспективна, так как ответчик (собственник, владелец автомобиля) П. не являлся непосредственным причинителем вреда в исследованной ситуации, а вышеназванный пункт ст. 1081 предусматривает возможность предъявления такого иска лишь к причинителю вреда. Кроме того, рассмотрение регрессного иска зависит от содержания (правил) ст. 14 Закона от 25 апреля 2002 г.
Определенный интерес представляет и дело, рассмотренное мировым судьей судебного участка N 2 Лискинского района Воронежской области.
9 октября 2003 г. по вине водителя Б-ва, управлявшего автомобилем, принадлежавшим на праве собственности гражданке Б-ой, являющейся страхователем по договору ответственности владельца транспортного средства, заключенному со страховой компанией ООО "Росгосстрах-Центр" (страховщиком), произошло столкновение с другим автомобилем, управляемым собственником этого автомобиля гражданином К. В связи с наступлением страхового случая страховщик выплатил потерпевшему владельцу второго автомобиля К. страховое возмещение в сумме 12523 рубля, которые просил взыскать в порядке регресса с владельца первого автомобиля Б-ой (страхователя). Выяснилось, что по условиям договора страхования управлять автомобилем Б-ой мог только водитель С. (участником дорожно-транспортного происшествия не был). Непосредственный же причинитель вреда - Б-ов не был включен в число лиц, имеющих право управлять этим автомобилем. Владелец этого автомобиля страхователь Б-ва также не была включена в этот список. Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 14 Закона от 25 апреля 2002 г. и п. 76 Правил, мировой судья обоснованно, на наш взгляд, постановил взыскать со страховщика Б-ой в пользу страхователя в порядке регресса сумму выплаченного страхового возмещения (Решение мирового судьи судебного участка N 2 Лискинского района Воронежской области от 3 марта 2004 г. по делу N 2-110/04).

По другому изученному делу было обнаружено, что владелец (собственник) автомобиля, участвовавшего в автоаварии, Б. был предусмотрен договором обязательного страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства в качестве лица, допущенного к управлению своего автомобиля. Во время дорожно-транспортного происшествия автомобилем Б. управлял водитель М., который в соответствии с договором страхования не был включен в число водителей, допущенных к управлению автомобилем (Решение мирового судьи судебного участка N 1 г. Нововоронежа Воронежской области от 21 июня 2004 г. по делу N 2-183/04). Представляется, что суд обоснованно (в соответствии со ст. 14 Закона от 25 апреля 2002 г.) отказал в этой ситуации в регрессном иске (к страхователю, собственнику автомобиля Б.) страховщика, осуществившего выплату страхового возмещения в пользу потерпевшего Л.

Определенного внимания заслуживает и дело, рассмотренное мировым судьей судебного участка N 2 Борисоглебского района Воронежской области.
Суть дела такова. 4 марта 2004 г. на перекрестке двух улиц г. Борисоглебска произошло столкновение автомобиля ВАЗ-21083, принадлежавшего на праве собственности гражданину О., но управляемого на момент автопроисшествия гражданином С. по доверенности, и автомобиля "Ауди-80", управляемого по доверенности водителем Р. Страховая компания (ООО "Росгосстрах-Центр") выплатила потерпевшему от этого автопроисшествия гражданину Р. 38183 рубля страхового возмещения и обратилась, в свою очередь, в суд о взыскании в регрессном порядке уплаченной суммы с ответчика С. как непосредственного причинителя вреда, управлявшего автомобилем по доверенности на момент совершения ДТП. Мировой судья удовлетворил предъявленный иск, ссылаясь на ст. 14 Закона от 25 апреля 2002 г. (страховщик имеет право предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу (страхователю, иному лицу, риск ответственности которого застрахован по договору обязательного страхования). Решение мирового судьи не обжаловалось и вступило в законную силу (Решение мирового судьи судебного участка N 2 Борисоглебского района Воронежской области от 19 мая 2004 г. по делу N 2-174/04).

Однако, на наш взгляд, по данному делу необходимо более тщательно исследовать правовое положение гражданина С., управлявшего автомобилем по доверенности и допустившего нарушение Правил дорожного движения, приведшее к причинению имущественного вреда другому участнику ДТП - потерпевшему Р. В обсуждаемой ст. 14 Закона от 25 апреля 2002 г., как уже подчеркивалось, речь идет о предъявлении регрессного иска к причинившему вред страхователю, который не включен в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством. По приведенному же делу страхователем и собственником автомобиля, которым управлял на момент совершения автоаварии С., значился гражданин О., включенный в договор страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства. Водитель же С. хотя и управлял данным автомобилем по доверенности (иными словами, являлся его законным владельцем), не заключал договор страхования гражданско-правовой ответственности ни в добровольном, ни в обязательном порядке и не был включен по договору с участием собственника автомобиля О. в число лиц, допущенных к управлению этим автомобилем (это было сделано лишь на следующий день после совершения автоаварии). Поэтому вывод суда об обоснованности заявленного регрессного требования является, по нашему мнению, преждевременным. В изложенной ситуации страховщик (истец) мог бы предъявить к водителю С. (не страховщику, а непосредственному причинителю вреда) требования в порядке суброгации (ст. 965 ГК РФ), так как выгодоприобретатель (потерпевший) Р. имел к водителю С. право требования, вытекающего из деликтного правоотношения по поводу повреждения водителем С. автомобиля потерпевшего Р. Однако ни истец, ни мировой судья не руководствовались ст. 965 ГК РФ.
Аналогичное решение (об удовлетворении регрессного требования, предъявленного страховщиком к страхователю) вынес и мировой судья судебного участка N 2 Семилукского района Воронежской области по делу Н. При этом водитель автомобиля ЗАЗ-1102 гражданин П., совершивший автоаварию по своей вине, не только не входил в число лиц, допущенных к управлению автомобилем, но не имел и права на управление им. Страхователь же (гражданин Н.), напротив, был включен в такой список, но не управлял автомобилем во время автоаварии. Не был включен в список собственник этого автомобиля гражданин С. (Решение мирового судьи судебного участка N 2 Семилукского района Воронежской области от 30 ноября 2005 г. по делу N 2-120/05).

Представляется, что в изложенной ситуации мировой судья не мог привлечь к регрессной ответственности ни страхователя Н. (включенного в список лиц, допущенных к управлению автомобилем, но не являющегося причинителем вреда), ни собственника этого автомобиля С., риск ответственности которого был застрахован по договору обязательного страхования ответственности владельца транспортного средства, и также являвшегося не причинителем вреда, а лишь ответственным за причинение вреда используемого им автомобиля. Причинителем вреда был водитель П., находившийся за рулем автомобиля во время автоаварии. Однако последний не был страхователем или лицом, риск ответственности которого застрахован. Поэтому он также не мог быть привлечен страховщиком к ответственности в порядке регресса за выплаченную страховщиком страховую выплату выгодоприобретателю (потерпевшему участнику ДТП) гражданину Т.
По одному из изученных дел выяснилось, что страховая компания (ООО "Росгосстрах-Центр") обратилась к мировому судье с иском о взыскании с гражданки Т. в регрессном порядке выплаченного страхового возмещения, ссылаясь на то, что 7 мая 2004 г. произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого был поврежден автомобиль гражданки П. по вине другого участника ДТП - ответчицы Т. Между нею и истцом (страховой компанией) до совершения этого происшествия был заключен договор обязательного имущественного страхования ответственности владельца транспортного средства, и в связи с наступлением страхового случая (повреждением автомобиля П.) страховщик выплатил в пользу потерпевшей П. страховое возмещение в сумме 2624 рублей, которые в порядке регресса просил взыскать с владельца автомобиля Т. Мировой судья вполне обоснованно удовлетворил этот иск, так как по делу (из административного протокола, постановления работников ГИБДД, показаний свидетелей) было видно, что ответчица Т. скрылась с места дорожно-транспортного происшествия (Решение мирового судьи судебного участка N 2 г. Нововоронежа Воронежской области от 16 августа 2004 г. по делу N 2-192/04).

4 августа 2004 г. владелец транспортного средства гражданин С. следовал на своем автомобиле в состоянии алкогольного опьянения и на улице. г. Нововоронежа в нарушение Правил дорожного движения допустил столкновение с автомобилем, принадлежавшим гражданину М. Страховая компания (ООО "Росгосстрах-Центр") выплатила в пользу потерпевшего М. (выгодоприобретателя) страховое возмещение в сумме 2046 рублей в связи с наступлением страхового случая (повреждением автомобиля М.), а затем обратилась в суд с требованием о взыскании этой суммы в порядке регресса с непосредственного причинителя вреда - страхователя С., который, как уже отмечалось, был в состоянии алкогольного опьянения на момент совершения ДТП. Мировой судья так же обоснованно удовлетворил предъявленный иск, основываясь на ст. 14 Закона от 25 апреля 2002 г. Факт нахождения водителя С. в состоянии опьянения на момент совершения ДТП подтверждался актом медицинского освидетельствования С., результатами химико-токсикологического исследования, соответствующим постановлением и протоколом работника ГИБДД (Решение мирового судьи судебного участка N 2 г. Нововоронежа Воронежской области от 16 декабря 2004 г. по делу N 2-365/04).

Весьма интересным, на наш взгляд, является и дело, рассмотренное Ленинским районным судом г. Воронежа. Особенность этого дела заключается в том, что виновником совершения дорожно-транспортного происшествия являлся водитель автомобиля гражданин Б., управлявший автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, а владельцем этого автомобиля - общество с ограниченной ответственностью "Торикоз", в трудовых отношениях с которым находился указанный водитель Б. Одновременно названное общество с ограниченной ответственностью имело статус страхователя по договору имущественного обязательного страхования ответственности владельца транспортного средства со страховой компанией ООО "Росгосстрах-Центр" (страховщиком). Последняя организация выплатила другому участнику дорожно-транспортного происшествия потерпевшему водителю Д., пострадавшему от виновных действий водителя Б., страховое возмещение и в порядке регресса обратилась в суд с просьбой о взыскании этой суммы с ООО "Торикоз" (страхователя), работник которой совершил автопроисшествие, будучи в состоянии алкогольного опьянения. Суд удовлетворил заявленное требование, ссылаясь на ст. 14 Закона от 25 апреля 2002 г. (Решение Ленинского районного суда г. Воронежа от 29 июня 2005 г. по делу N 2-1228/05).

Однако, по нашему мнению, изложенное решение является сомнительным, так как в названной статье Закона говорится о причинителе вреда - страхователе, ином лице, чей риск ответственности застрахован по договору обязательного страхования, причем именно это лицо и обнаружено в состоянии алкогольного опьянения на момент совершения ДТП. По приведенному же судебному делу непосредственным причинителем вреда является пьяный водитель владельца автомобиля. Следует ли в этом случае применять действие ст. 14 Закона от 25 апреля 2002 г.? На наш взгляд, нет. Представляется, что несостоятельна ссылка суда по данному делу и на ст. 1068 ГК РФ, предусматривающую гражданско-правовую ответственность юридического лица за вред, причиненный его работником при исполнении последним своих трудовых обязанностей. Никто не отрицает этот вид ответственности, но страховые нормы (ст. 14 Закона от 25 апреля 2002 г.) требуют для применения регресса факт нахождения в состоянии алкогольного опьянения именно страхователя, иного лица, риск ответственности которого застрахован по договору обязательного страхования. Таковым лицом водитель Б. не являлся.
Судебная практика показывает, что абсолютное большинство судей правильно применяют положения ст. 14 Закона от 25 апреля 2002 г. в случае причинения страхователем (по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства) имущественного вреда потерпевшему при личном управлении своим транспортным средством и взыскивают со страхователя в регрессном порядке в пользу страховщика денежную сумму выплаченного страхового возмещения, если устанавливают, что страхователь не имел права на управление этим транспортным средством.
Так, 11 мая 2004 г. произошло столкновение автомобиля ВАЗ-2107, принадлежавшего гражданину Т., под управлением Р., и мотоцикла "Сова", принадлежавшего его владельцу страхователю Т. под управлением самого Т. В судебном заседании выяснилось, что Т. не имел права управлять транспортным средством (мотоциклом) в связи с лишением этого права в отношении него в административном порядке за предыдущее административное правонарушение. На основании изложенного мировой судья вполне обоснованно (на основании ст. 14 Закона от 25 апреля 2002 г.) удовлетворил регрессный иск страховщика (ООО "Росгосстрах-Центр"), выплатившего потерпевшему Т. денежную сумму страхового возмещения (9682 рубля), и постановил взыскать с ответчика Т. и его родителей (в субсидиарном порядке) в пользу страховщика названную сумму (Решение мирового судьи судебного участка N 1 г. Нововоронежа Воронежской области от 5 октября 2004 г. по делу N 2-231/04). Примечательно, что во время судебного разбирательства соответчик Д. (отец ответчика Т.), привлеченный по делу в связи с несовершеннолетием основного ответчика, возражал против действительности договора страхования с участием его сына, которому на момент заключения договора исполнилось лишь 16 лет и последний не имел права на управление транспортным средством.

Иногда отдельные судьи ошибочно при реализации норм ст. 14 Закона от 25 апреля 2002 г. (право регрессного требования) ссылаются и на нормы ст. 965 ГК РФ (суброгация), необоснованно смешивая эти правовые конструкции (решение мирового судьи судебного участка N 3 Лискинского района Воронежской области от 12 сентября 2005 г. по делу N 2-254/05). Правда, А.А. Иванов указывает на то, что анализ ст. 14 Закона от 25 апреля 2002 г. позволяет сделать вывод о том, что в этой статье все-таки урегулирована суброгация в ее гражданско-правовом понимании, предусматривающем переход к страховщику права требования, которое имел потерпевший (выгодоприобретатель) к причинителю вреда (страхователю).

А.И. Худяков и А.А. Худяков полагают, что при осуществлении страхования ответственности владельцев транспортных средств суброгация применима лишь в тех случаях, когда владелец транспортного средства и водитель этого средства являются разными лицами и при этом первый выступает в роли лица, ответственного за причинение вреда (страхователя), а второй - в качестве непосредственного причинителя вреда. В данной ситуации посредством страховой выплаты страховщик возмещает (полностью или частично) убыток, который понес или должен понести страхователь за действия (бездействие) своего водителя, а затем в порядке суброгации предъявляет соответствующие требования к водителю в пределах суммы страховой выплаты. Вторым случаем применения суброгации является ситуация, связанная с солидарной ответственностью владельцев транспортных средств (страхователей), когда к страховщику, выплатившему потерпевшему страховое возмещение, переходит в порядке суброгации право регрессного требования к другим владельцам.

В связи с изложенным следует привести в качестве иллюстрации дело, рассмотренное мировым судьей судебного участка N 4 Борисоглебского района Воронежской области. Собственник автомобиля ВАЗ-2102 гражданин М. заключил договор обязательного страхования своей гражданской ответственности как владельца транспортного средства и включил в список лиц, допущенных к управлению своего автомобиля, только себя. Согласно этому договору в случае причинения вреда имуществу одного потерпевшего при использовании автомобиля страхователя лимит ответственности страховщика составлял 120000 рублей. В период действия этого договора 29 марта 2004 г. управлявший вышеназванным автомобилем водитель С. (не включенный в список лиц, допущенных к управлению автомобилем) допустил повреждение автомобилей, расположенных на обочине у проезжей части дороги. В связи с наступлением страхового случая страховщик (ООО "Росгосстрах-Центр") выплатил потерпевшим владельцам стоявших автомобилей 30000 рублей страхового возмещения, после чего обратился с заявлением в суд о возмещении в порядке суброгации (ст. 965 ГК РФ) и в порядке регресса (ст. 14 Закона от 25 апреля 2002 г.) страхового возмещения за счет собственника автомобиля М. и водителя этого автомобиля С., виновного в совершении дорожно-транспортного происшествия. Мировой судья отказал в иске, мотивировав свой отказ тем, что "согласно Правилам повреждение автомобиля при его управлении лицом, не указанным в договоре обязательного страхования, не является страховым случаем, а следовательно, оснований для применения регресса и суброгации нет. Риск ответственности ответчика (водителя) С. не был застрахован по вышеназванному договору", выплаченное истцом (страховщиком) по договору страхования страховое возмещение убытком для истца не является, так как владелец автомобиля ответчик С. каких-либо прав истца (страховщика) не нарушил (Решение мирового судьи судебного участка N 4 Борисоглебского района Воронежской области от 15 марта 2005 г. по делу N 2-61/05).

На наш взгляд, действительно, по данному делу не имеется правовых оснований для применения регрессного требования в рамках ст. 14 Закона от 25 апреля 2002 г., так как страхователь (собственник автомобиля) М. был включен в список водителей своего автомобиля, а водитель этого автомобиля С. не являлся страхователем или лицом, риск ответственности которого был застрахован по договору. В то же время обстоятельства дела, связанные с применением (неприменением) суброгации в изложенной ситуации, нуждаются в более тщательном анализе. Как известно, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит (в пределах выплаченной суммы) право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования (п. 1 ст. 965 ГК РФ). По обсуждаемому делу, ответственным за причинение вреда третьим лицам (потерпевшим) являлся в силу ст. 1079 ГК РФ водитель С., управлявший автомобилем страхователя М. по доверенности последнего. Следовательно, страховщик, выплативший страховое возмещение потерпевшим в рамках страхового правоотношения за наступление страхового случая, вызванного причинением вреда двум потерпевшим от автодорожного происшествия, получает в порядке суброгации право требования, которое имел выгодоприобретатель (потерпевшие по делу) к причинителю вреда С., ответственному за причинение этого вреда в силу ст. 1079 ГК РФ. Страхователь М. также имел к причинителю вреда водителю С. обоснованные претензии по поводу причинения вреда потерпевшим. Ссылка мирового судьи на ненаступление по данному делу страхового случая неубедительна, так как страховым случаем в соответствии со ст. 1 Закона от 25 апреля 2002 г. является, как уже отмечалось ранее, наступление гражданской ответственности страхователя за причинение вреда имуществу потерпевших при использовании его транспортного средства. Страхователь (по исследуемому делу М.), как собственник автомобиля, несет гражданско-правовую ответственность перед потерпевшими наряду с водителем С. Выплаченное страховщиком страховое возмещение не является для страховщика убытком, и для применения суброгации оно не должно быть убытком. Главное при суброгации - это наличие правомерных претензий (требований) страхователя (выгодоприобретателя) к причинителю вреда (убытков), ответственному за причинение этих убытков. Особенно применима суброгация при причинении вреда потерпевшему (потерпевшим) водителем, использовавшим транспортное средство страхователя без доверенности.
В связи с поднятой проблемой не меньший интерес представляет и дело, рассмотренное Центральным районным судом г. Воронежа 24 марта 2005 г. По данному делу истец М. обратился в названный суд с иском к ООО "Росгосстрах" о взыскании страхового возмещения (55871 рубль) в связи с тем, что по вине водителя В., управлявшего автомобилем ГАЗ-31029, принадлежавшим собственнику автомобиля З. (страхователю), во время автоаварии при взаимодействии транспортных средств был поврежден автомобиль "Фиат-Дукато", под управлением собственника этого автомобиля истца М. Страховая компания отказалась возмещать страховую сумму, ссылаясь на то, что к управлению автомобилем страхователя З. были допущены только сам страхователь и его родственник Д., а водитель В. - нет. Суд сделал вывод о том, что "при данных обстоятельствах страховой случай не наступил, поскольку страховым полисом гражданская ответственность водителя не застрахована и страхователь З. не уведомил страховую компанию (страховщика) о передаче управления автомобилем водителю В. как лицу, не указанному в качестве допущенного к управлению транспортным средством". Суд кассационной инстанции оставил данное решение без изменения, подчеркнув, что "при таких обстоятельствах, отказывая истцу М. в иске, суд обоснованно исходил из того, что для ответчика (страховщика) не возникла обязанность по осуществлению страховой выплаты. В данном случае страховой случай не наступил, поэтому у ответчика отсутствует обязательство по возмещению ущерба, причиненного действиями виновного водителя, который не был указан в страховом полисе в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством, и гражданская ответственность которого не была застрахована" (Решение Центрального районного суда г. Воронежа от 24 марта 2005 г. по делу N 2-1150/05).

Представляется, что вынесенное решение и определение нуждаются в серьезном анализе. Дело в том, что страхователем в исследуемой ситуации являлся собственник (законный владелец) легкового автомобиля ГАЗ-31029 гражданин З., который продолжал быть владельцем автомобиля и на момент совершения автодорожного происшествия, несмотря на то, что передал управление этим автомобилем водителю В. (из материалов дела не видно, управлял ли В. автомобилем по доверенности или без доверенности). Невключение водителя В. в список лиц, допущенных к управлением этим автомобилем, не являлось основанием для освобождения законного владельца этого автомобиля З. от своей гражданско-правовой ответственности в рамках гл. 59 ГК РФ за вред, причиненный третьим лицам. Тем самым не было оснований для неприменения соответствующих страховых норм о выплате страхового возмещения страховщиком при возникновении этой ответственности за вред, причиненный потерпевшему (выгодоприобретателю) М. Страховой случай по данному делу наступил, так как возникла гражданская ответственность законного владельца автомобиля (страхователя) З. за действия водителя В., причинившего вред третьим лицам при использовании автомобиля З., при условии, если этот водитель управлял автомобилем без доверенности, не был непосредственным владельцем автомобиля. Представляется, что страховщик, выплатив страховое возмещение выгодоприобретателю (потерпевшему), приобретает право требования в размере выплаченной суммы к владельцу автомобиля З. (страхователю) на основе ст. 965 ГК РФ в рамках суброгации. Включение же или невключение водителя в список лиц, допущенных к управлению автомобилем страхователя, может повлиять лишь на возможность возникновения у страховщика права регрессного требования (ст. 14 Закона от 25 апреля 2002 г.), а не на возникновение страхового правоотношения, как об этом ошибочно указывает суд. Страховое правоотношение существует как при неограниченном, так и при ограниченном использовании транспортных средств (ст. 16 Закона от 25 апреля 2002 г.). Если следовать логике суда, то получается, что суд необоснованно (противоправно) освобождает законного владельца транспортного средства собственника автомобиля З. от его имущественной (гражданско-правовой) обязанности нести ответственность, предусмотренную ст. 1079 ГК РФ за вред, причиненный третьим лицам при использовании этого транспортного средства, в то время как водитель В., использующий автомобиль без доверенности, владельцем этого автомобиля не является и имущественной ответственности за причинение вреда третьим лицам не несет.
Представляется законным и обоснованным решение Подгоренского районного суда Воронежской области, постановившего взыскать в порядке суброгации (ст. 965 ГК РФ) с виновника автоаварии - владельца транспортного средства П. денежную сумму, выплаченную в пользу выгодоприобретателя-потерпевшего (ОАО "Группа МК "Луч") страховщиком (ОАО "Ингосстрах") по договору обязательного страхования ответственности владельца транспортного средства (Решение Подгоренского районного суда Воронежской области от 2 марта 2005 г. по делу N 2-23/05).

Известно, что при осуществлении суброгации страхователь (выгодоприобретатель) обязан передать страховщику все документы и доказательства ответственности лица за наступивший вред (п. 3 ст. 965 ГК РФ).
Суды в соответствии со сложившейся практикой обоснованно возлагают обязанность по возмещению вреда, причиненного дорожно-транспортными происшествиями, на лиц, признанных виновными в административных правонарушениях, повлекших за собой причинение вреда. Вместе с тем, как показывает правоприменительная практика, отсутствие документов о привлечении лица, причинившего вред, к административной ответственности само по себе не предрешает вопрос о его невиновности, поскольку административное правонарушение и гражданско-правовой проступок не всегда совпадают.
Так, по одному из изученных дел суд исходил из того, что независимо от того, что постановление об административном правонарушении было отменено, в деле имеется достаточно доказательств для взыскания в соответствии со ст. 1064 ГК РФ суммы причиненного ущерба. Как следовало из материалов дела, в результате дорожно-транспортного происшествия (столкновения автобуса и автомобиля "Мазда-929") была повреждена автомашина "Мазда-929", принадлежавшая гражданину П. Страховая компания "Межотраслевой страховой центр" выплатила ему в соответствии с условиями договора страхования 66352 рубля, а страховая компания "Наста-Центр" выплатила первой страховой компании 29400 руб. на основании договора страхования ответственности индивидуального предпринимателя Р. как титульного владельца автобуса. Страховая компания "Межотраслевой страховой центр" обратилась в порядке суброгации с иском к предпринимателю, требуя возместить разницу между полученной от страховой компании "Наста-Центр" суммой страхового возмещения и суммой реально причиненного в результате ДТП ущерба. Исковые требования были удовлетворены судом в полном объеме. При определении лица, ответственного за причиненные убытки, суд исходил из обстоятельств, установленных документами ГИБДД (справка заместителя начальника МРО ГИБДД УВД г. Архангельска, постановление по делу об административном правонарушении), согласно которым дорожно-транспортное происшествие произошло из-за нарушения водителем автобуса К. пунктов 1.5, 13.4 Правил дорожного движения РФ. Возражая в кассационной жалобе против удовлетворения иска страховой компании, индивидуальный предприниматель указал на то, что в материалах дела отсутствуют доказательства вины водителя К., в связи с чем ответственность за причиненный вред на владельца источника повышенной опасности возложена неправомерно. Такие возражения ответчика основывались на том, что постановление заместителя начальника МРО ГИБДД УВД г. Архангельска было отменено впоследствии решением Ломоносовского районного суда г. Архангельска в связи с отменой закона, установившего административную ответственность. Однако данный довод ответчика суд кассационной инстанции обоснованно не принял во внимание: единственным основанием для отмены постановления об административной ответственности водителя автобуса явилась отмена закона, устанавливающего административную ответственность (Постановление Федерального Арбитражного суда Северо-Западного округа от 11 августа 2004 г. N А05-9361/03-16).

По другому изученному делу суд обоснованно подчеркнул, что "освобождение ответчика П. от административной ответственности в связи с отсутствием состава административного правонарушения не является основанием для его освобождения от гражданско-правовой ответственности, так как П. установлен судом виновным в нарушении п. 9.10 Правил дорожного движения (нарушение дистанции движения)" (Решение Подгоренского районного суда Воронежской области от 2 марта 2005 г. по делу N 2-23/05).

Безусловно, имеющиеся в деле документы, составляемые должностными лицами ГИБДД и других правоохранительных органов (протоколы, справки, акты и постановления о привлечении лиц к административной ответственности), оцениваются судом в совокупности со всеми другими доказательствами по делу в соответствии с нормами арбитражного и гражданского процесса. Однако следует иметь в виду, что далеко не всякое причинение вреда имуществу другого лица является одновременно и административным, и гражданским правонарушением. Отмена постановления о привлечении виновного в ДТП лица к административной ответственности (независимо от оснований, по которым эта отмена осуществлена) не предрешает автоматически вопрос об отсутствии его вины в рамках гражданских правоотношений. В рассматриваемом случае имело место причинение вреда вследствие взаимодействия источников повышенной опасности. В связи с этим (в отсутствие соответствующих документов ГИБДД о вине того или иного лица в совершении административного правонарушения) суды устанавливают вину лица, причинившего вред, на общих основаниях, с учетом распределения бремени доказывания и презумпций, установленных ГК РФ.
По одному из изученных дел суд прямо указал, что "доводы представителя ответчика Е. о том, что, исходя из смысла ст. 1 Закона от 25 апреля 2002 г., страховой случай наступает только тогда, когда лицо является субъектом уголовного или административного правонарушения, неосновательны, поскольку в этой статье речь идет лишь о том, что страховым случаем признается наступление гражданской ответственности страхователя, иных лиц, риск ответственности которых застрахован по договору обязательного страхования, за причинение вреда жизни, здоровья или имуществу потерпевшего при использовании транспортного средства, которое влечет за собой обязанность страховщика произвести страховую выплату" (Решение мирового судьи судебного участка N 3 Бутурлиновского района Воронежской области от 14 мая 2004 г. по делу N 2-140/04).

В судебной практике имеют место случаи, когда заинтересованная сторона обжалует состоявшееся решение суда, вынесенное по спору в сфере имущественного страхования, ссылаясь на несоответствие (незаконность) административно-правовых материалов, явившихся основанием для вывода суда о виновности страхователя или его водителя в совершении дорожно-транспортного происшествия и причинении неосторожного вреда потерпевшему (выгодоприобретателю).
Так, 18 ноября 2004 г. на одной из улиц г. Воронежа произошло столкновение автомобиля ВАЗ-21150 под управлением Д., принадлежавшего на праве собственности гражданину Ж., и автомобиля "Фольксваген Гольф" под управлением С., принадлежавшего на праве собственности гражданину Ч. Гражданка П. (страхователь) застраховала риск ответственности собственника (законного владельца) автомобиля "Фольксваген Гольф" Ч. и включила в список лиц, допущенных к управлению, водителя С. Страховщиком по договору имущественного обязательного страхования ответственности владельца автомобиля "Фольксваген Гольф" Ч. являлось общество с ограниченной ответственностью "Городская страховая компания". Суд вынес решение о взыскании со страховщика денежной суммы страхового возмещения в пользу выгодоприобретателя (собственника поврежденного автомобиля) Ж., сославшись на доказательства наступления страхового случая, размера страхового возмещения, а также на доказательства виновности водителя С.: на объяснения участников и показания свидетелей ДТП, схему ДТП, протоколы осмотра транспортных средств, на протокол о совершении административного правонарушения водителем С. и постановление о привлечении последнего к административной ответственности за нарушение ПДД. В кассационной жалобе страховщик (ответчик) просил отменить решение суда, указывая на то, что сотрудники ГИБДД сфабриковали административный материал и в связи с этим его представитель ходатайствовал о приостановлении производства по делу в целях выяснения этих обстоятельств. Судебная коллегия по гражданским делам Воронежского областного суда оставила решение суда без изменения, отметив при этом, что "ссылка в кассационной жалобе на то, что судом не приняты меры к приостановлению производства по делу, не может повлиять на выводы суда. Выявление в установленном законом порядке факта фальсификации сотрудниками ГИБДД материала об административном правонарушении может быть основанием для пересмотра решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам" (Кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 10 марта 2005 г. по делу N 2-1013/05).

Большое значение при рассмотрении исков страховщиков в порядке суброгации имеет и установление причинной связи между обнаруженными повреждениями и дорожно-транспортным происшествием. Для этого также используются документы, составленные сотрудниками ГИБДД на месте происшествия (протоколы осмотра места происшествия, поврежденных транспортных средств, схемы, объяснения), свидетельские и иные средства доказывания. Однако зачастую эти документы, к сожалению, оказываются неполными из-за того, что: а) сама дорожная обстановка, складывающаяся в результате ДТП, не позволяет осуществить тщательный осмотр поврежденного транспортного средства; б) сотрудники ГИБДД, осматривающие транспортное средство на месте происшествия, не являются специалистами-инженерами и их профессиональные возможности в определении того, какие именно повреждения вызваны конкретным ДТП, достаточно ограниченны; в) в отсутствие специальных инструментов и оборудования на дороге, на месте происшествия можно провести лишь поверхностный осмотр поврежденного транспортного средства - скрытые повреждения на месте ДТП обычно не удается обнаружить. Поэтому большую помощь суду могут оказать специалисты-автотехники, эксперты.

 

Оглавление Имущественное страхование: теория и судебная практика



Автострахование

Личное страхование

Страхование имущества

Страхование ответственности