Особенности страхования ответственности

 

Страховой случай в страховании ответственности

 

Квалификация события в качестве страхового случая

 

В договорах страхования ответственности описания страхового случая бывают весьма разнообразными, иногда вычурными и не всегда логичными. Много примеров таких описаний имеется в литературе, и я не стану их здесь приводить. Принципиальными являются вопрос квалификации события в качестве страхового случая и вопрос о моменте его наступления, которые и следует рассмотреть.

Ясно, что при страховании деликтной ответственности страховым случаем является не любое причинение страхователем (застрахованным лицом) вреда третьим лицам, а лишь такое, которое влечет наступление ответственности страхователя (застрахованного лица) за это причинение вреда. Также и при страховании ответственности по договору страховым случаем является не само нарушение договора страхователем, а лишь такое нарушение, которое влечет наступление ответственности страхователя за нарушение договора. Если в договоре страхования в качестве страхового случая указано причинение вреда (нарушение договора) - это не страхование ответственности.
Затруднительным является вопрос: как страховщику определить, наступила ответственность или нет? В связи с этим в договорах встречается, например, такое уточнение: "Ответственность, подтвержденная вступившим в силу решением суда". Между тем разве ответственность, не подтвержденная судебным решением, не ответственность? Ведь суд не возлагает ответственность, он лишь подтверждает ее наступление. Иногда в договорах встречаем условие о том, что страховой случай по договору страхования ответственности - это предъявление претензии к страхователю лицами, которым причинен вред (убытки из-за нарушения договора). Однако наступление ответственности не зависит и от того, предъявлена претензия или нет.

Следовательно, неподтвержденная судом ответственность может быть застрахована безо всяких предъявлений претензий и проч., в законодательстве на этот счет нет никаких ограничений. Наступила или не наступила ответственность в случаях, когда в договоре страхования нет уточнений относительно порядка определения ее наступления, должен определять страховщик. Он же принимает решение - наступил страховой случай или не наступил. Договоры, опровергающие эту логику, мне неизвестны.
Очевидно также, что в подобных случаях (когда нет никаких дополнительных уточнений в договорном описании страхового случая) моментом наступления страхового случая является момент наступления ответственности, который для деликтной ответственности по времени совпадает с моментом причинения вреда (см. об этом подробнее в § 3 гл. 5 настоящей работы), а для договорной - с моментом причинения убытков (с начала начисления неустойки). Когда дополнительные уточнения в договорном описании страхового случая имеются, это тоже верно, но не так очевидно. Этому посвящена специально выделенная часть § 3 гл. 5.

 

Возложение ответственности, причина которой в прошлом

 

Я рассмотрю здесь часто встречающуюся конструкцию в договорах страхования ответственности архитекторов-проектировщиков, но логика рассуждений применима к любым подобным случаям.

Проектные ошибки допускаются гораздо раньше, чем они начинают причинять вред и вести к возникновению ответственности за допущенные ошибки. Действительно, они выявляются при строительстве здания по разработанному проекту и даже при эксплуатации здания (Вспомним, например, трагедию в "Трансвааль парке"). В период действия договора страхования на лицо, ответственность которого застрахована, может быть возложена ответственность за действия, предшествующие во времени этим событиям, и период этого предшествования объективно сложно определить. Соответственно, сложно рассчитывать тарифы, возникает вопрос о страхуемости риска, несмотря на то что потребности в страховании подобных рисков имеются.

Для таких случаев часто используют разнообразные и малопонятные конструкции страхового риска. Однако разумным выходом из положения здесь является так называемая дата ретроактивного действия договора. Договором покрывается ответственность, возникшая в период действия договора, но только такая ответственность, причины возникновения которой действовали не позднее даты ретроактивного действия. В данном случае возникает определенность, и расчет тарифов существенно упрощается.

Ретроактивное действие договора страхования уже рассматривалось в § 2 гл. 7 настоящей работы, но в данном случае конструкция не совсем такая, как при ретроактивном действии страховой защиты, когда страхование распространяется на страховые случаи, произошедшие до заключения договора страхования. Здесь страховые случаи наступают после заключения договора, но причины их наступления происходят задолго до заключения договора страхования. При этом используется один и тот же термин - "дата ретроактивного действия договора". Надо четко разграничивать эти два случая - они существенно различаются по структуре складывающихся отношений.

 

Особенности обязательного страхования ответственности

 

Ни для кого не секрет, что законы об обязательном страховании ответственности в отечественном законодательстве множатся. После введения ОСАГО была существенно модифицирована ст. 133 ВК РФ об обязательном страховании ответственности воздушных перевозчиков перед пассажирами. Принят и с 1 января 2012 г. начал действовать Федеральный закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев опасных объектов за вред, причиненный при эксплуатации опасных объектов", проходит второе чтение Федеральный закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчиков перед пассажирами". На официальном сайте МЧС России размещен проект Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности за причинение вреда в результате пожара".

В § 3 гл. 2 настоящей работы были изучены основные принципы обязательного страхования и вытекающие из них требования к федеральным законам, вводящим обязательное страхование. Здесь необходимо рассмотреть, как эти требования могут быть реализованы в обязательном страховании ответственности.

 

Распределение бремени доказывания при предъявлении требования о выплате

 

Совершенно очевидно, что по общим правилам доказывания бремя доказывания факта наступления страхового случая и величины причиненных убытков лежит на лице, предъявляющем к страховщику требование о выплате. В страховании ответственности таким лицом в большинстве случаев является потерпевший. Соответственно, именно потерпевшему приходится принимать на себя все тяготы бремени доказывания.

В то же время в § 3 гл. 2 настоящей работы было показано, что ведущим принципом обязательного страхования (то, ради чего оно вводится) является принцип гарантированности возмещения вреда потерпевшему. В результате введения обязательного страхования положение потерпевшего должно улучшиться, вред должен возмещаться ему быстрее и в более полном объеме.

На первый взгляд представляется, что возложение на потерпевшего бремени доказывания при предъявлении им требования о выплате никак не ухудшает его положения - при предъявлении требования к причинителю вреда бремя доказывания также лежит на нем. Однако, во-первых, "не ухудшает" не означает "улучшает", а во-вторых, при предъявлении потерпевшим требования к страховщику часто ему противостоит гораздо более сильный, чем причинитель вреда оппонент. В результате введение обязательного страхования мало что даст потерпевшему, если не облегчить ему бремя доказывания.

Вместе с тем страхователь - потенциальный причинитель вреда, заплативший за страховую услугу, также заинтересован в облегчении потерпевшему бремени доказывания при предъявлении потерпевшим требования к страховщику ответственности. Тем самым защита его интересов только усилится, и он действительно получит за свои в принудительном порядке заплаченные деньги полезную ему услугу.

Практически не нуждается в доказывании то обстоятельство, что одним из распространенных способов уклонения страховщика от выплаты, ее затягивания является требование все новых и новых документов об обстоятельствах наступления страхового случая и размере причиненного вреда от лица, предъявившего страховщику требование о выплате. Поэтому следует установить исчерпывающий перечень документов, которые потерпевший должен предъявить страховщику при предъявлении требования о выплате, и законодательный запрет требовать от потерпевшего других документов.

Однако этого недостаточно. В Правилах ОСАГО содержится исчерпывающий перечень таких документов (п. п. 44, 51, 53 - 56, 61), но этот перечень настолько велик, и в определенных случаях эти документы настолько сложно получить, что часто потерпевшие, особенно находящиеся на лечении, просто лишены возможности их собрать. В Типовых правилах обязательного страхования гражданской ответственности воздушного перевозчика перед пассажиром воздушного судна, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 27 октября 2008 г. N 797, этот перечень меньше, но указание на то, что он является исчерпывающим, и запрет требовать другие документы отсутствуют.

В связи с этим в законе, установившем обязательное страхование, должны утверждаться, во-первых, требование исчерпывающего перечня документов, предъявляемых потерпевшим (иными выгодоприобретателями) страховщику при предъявлении требования о выплате, во-вторых, запрет требовать иные документы, а в-третьих, правило, согласно которому этот исчерпывающий перечень должен быть таким, чтобы входящие в него документы было несложно собрать. Это, конечно, не означает, что перечень документов должен устанавливаться в самом законе - это право может быть делегировано законодателем Правительству РФ, как это и сделано в Законе об ОСАГО, Воздушном кодексе РФ (ст. 133). Но именно закон должен содержать: указание на исчерпывающий характер перечня, запрет требования других документов и требование, чтобы сбор документов, входящих в перечень, не был чрезмерно обременителен для лица, требующего выплату. Эти ограничения необходимо включить непосредственно в закон, так как именно они обеспечивают достижение конституционно значимой цели - гарантированности возмещения причиненного вреда. Сам же перечень документов - это чисто техническое требование, и законодатель вправе делегировать его установление органу исполнительной власти.

Однако недостаточно закрепить в законе правило об исчерпывающем перечне документов, предоставляемых страховщику для подтверждения своего права на выплату. Страховщик при этом вполне может заявить, что представленные документы не полностью доказывают наступление страхового случая и размер возмещаемых убытков. Он не вправе требовать дополнительные документы от лица, предъявившего требование, но сам может заняться сбором недостающих доказательств. На время, необходимое для сбора доказательств и выяснения всех обстоятельств наступления страхового случая, исполнение обязательства по выплате возмещения будет приостановлено. Это тоже довольно известный способ затягивания, уклонения от выплаты.

В связи с этим следует установить презумпцию наступления страхового случая, если страховщику представлены все документы, предусмотренные исчерпывающим перечнем. Разумеется, страховщик должен иметь возможность эту презумпцию опровергать. Норма может быть сформулирована примерно так: если страховщику предъявлено требование о выплате и представлены все предусмотренные законом (иным правовым актом) документы, предполагается, что страховой случай наступил, пока страховщиком не доказано иное. Также необходимо установить исчерпывающий, но небольшой перечень оснований для отказа в выплате, таких, например, как основания, предусмотренные в ст. 964 ГК РФ, или иные. Но обязательно должно быть сделано указание, что никаких других оснований отказа в выплате не допускается.

Облегчение потерпевшему бремени доказывания, конечно, усложнит положение страховщика - число страховых мошенничеств возрастет. Подделка небольшого количества собираемых документов довольно проста. И такое перераспределение бремени доказывания заставит страховщика взять на себя дополнительный риск, что, в свою очередь, может повлиять на финансовую устойчивость страховщика. Либо страховщик, чтобы не уменьшать свою финансовую устойчивость, насколько возможно увеличит страховую премию, т.е. добросовестные страхователи станут платить не только за себя, но и за тех мошенников, которые появятся вследствие использования предлагаемого правового средства.

Это, безусловно, серьезнейший аргумент. Тем более что совершенно такой же аргумент может быть выдвинут и для других правовых средств, одновременно увеличивающих гарантии получения потерпевшим возмещения и риск страхового мошенничества.

Полагаю, понятно, что это в основном экономическая проблема. Следует сопоставить, с одной стороны, вероятное увеличение степени возмещения вреда в результате использования предлагаемого правового средства, с другой - возможное увеличение степени риска мошенничества и необходимое увеличение в связи с этим уровня страховых тарифов. На основе этих данных можно принять решение о целесообразности или нецелесообразности использования такого правового средства и всех других предлагаемых здесь правовых средств, увеличивающих риск мошенничества, и это необходимо рассматривать с экономической точки зрения.

Теперь я покажу, как, дополнив предлагаемое правовое средство, снизить возможный риск мошенничества в подобных случаях. Полагаю, что часть этого риска, возникающего у страховщика, - увеличение числа случаев страхового мошенничества - можно законодательно переложить на причинителя вреда следующим образом. Поскольку страховой случай происходит вследствие причинения вреда лицом, ответственность которого застрахована, то основные документы, которые потерпевший должен предъявить страховщику, будут исходить от причинителя вреда. В законе в отношении этих документов следует установить правило: если после осуществления страховой выплаты определено, что документы, на основании которых она была получена, подложны и произошло это вследствие умысла или грубой неосторожности причинителя вреда, страховщик выдвигает к причинителю вреда регрессное требование.

Таким образом, большая часть рассматриваемого дополнительного риска будет со страховщика снята. Кроме того, страховщик получит и другую компенсацию - обязательность страхования существенно облегчает для него поиск клиентов. Учитывая общее недоверие к страхованию в России и небольшое число людей, страхующих свою ответственность добровольно, эта компенсация более чем существенна.

Облегчение потерпевшему бремени доказывания будет способствовать достижению как цели повышения гарантированности возмещения вреда потерпевшему, так и цели защиты интересов страхователя. При этом некоторое ухудшение положения страховщика будет ему с лихвой компенсировано.

Анализ с этой точки зрения, например, Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за вред, причиненный в результате аварии на опасном объекте" показывает, что согласно данному Закону страховщики будут собирать деньги, а выплат практически не будет, так как ст. 8 этого Закона не только не облегчает потерпевшему получение возмещения причиненного вреда, но, напротив, усложняет эту процедуру.

 

Величина выплаты при возмещении вреда жизни или здоровью

 

Другой серьезной проблемой при страховании ответственности, в особенности при обязательном страховании ответственности, является величина возмещения при причинении вреда жизни или здоровью.

Поскольку речь идет об ответственности, а в данном случае об ответственности за причинение вреда жизни или здоровью, то для расчета суммы возмещения должны использоваться правила § 2 гл. 59 ГК РФ.

Главная проблема здесь в том, что нормы названного параграфа, декларируя возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, т.е. личному нематериальному благу, фактически обеспечивают возмещение лишь прямых убытков, вызванных смертью лица или повреждением его здоровья. Между тем, если даже оставить в стороне огромный моральный вред, а обсуждать лишь материальную составляющую причиненного вреда, то она гораздо больше, чем прямые убытки.

При повреждении здоровья в нее входят, например, расходы, которые будут понесены для компенсации отдаленных последствий повреждения здоровья - спортивные врачи знают, насколько тяжелыми в пожилом возрасте могут быть последствия спортивных травм, перенесенных в молодости. При этом до определенного возраста эти последствия могут не проявляться, находиться в латентной форме. Расходы на компенсацию подобных отдаленных последствий бывает очень непросто связать прямой причинной связью с травмой, и, как правило, такие расходы квалифицируются как косвенные убытки, возмещение которых гл. 59 ГК РФ не предусмотрено. Но даже и расходы, понесенные именно в период лечения травмы или заболевания, не всегда можно определенно связать причинной связью с этой травмой.

В особенности недостатки норм § 2 гл. 59 ГК РФ с точки зрения гарантированности возмещения вреда видны при возмещении вреда, причиненного жизни потерпевшего, т.е. в случае его смерти. В этом случае несложно доказываются прямые убытки двух типов: 1) расходы на погребение; 2) утрата содержания лицами, для которых погибший являлся кормильцем. Доказывание расходов на погребение очевидно, а порядок расчета возмещения вреда, причиненного смертью кормильца, зафиксирован в ст. ст. 1088, 1089 ГК РФ. Нормы этого Кодекса ни в коем случае не препятствуют возмещению и других убытков, вызванных смертью потерпевшего. По общему правилу они должны быть возмещены, но для этого их надо доказать. Правила доказывания для других убытков в ГК РФ отсутствуют, как и прямое упоминание о них. Из этого некоторые делают вывод, что § 2 гл. 59 ГК РФ не предусматривает при смерти потерпевшего возмещения никаких других убытков, кроме расходов на погребение, и возмещения вреда, причиненного в результате смерти кормильца. Как следствие, родители погибшего ребенка (который не являлся ничьим кормильцем) имеют право лишь на возмещение расходов на его погребение, а если хоронили ребенка не они, то вообще права на возмещение не имеют, и данный вывод представляется, по моему мнению, даже в некоторой степени аморальным. Тем не менее он нашел свое отражение не только во мнениях определенного числа юристов, но и в действующем законодательстве. Нормы Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев опасных объектов за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте" в случае смерти потерпевшего прямо ограничивают круг получателей страхового возмещения лишь лицами, понесшими расходы на погребение, а также лицами, имеющими право на возмещение в связи со смертью кормильца. Никто другой по данному закону не имеет права на получение страхового возмещения в случае смерти потерпевшего.

Этот вывод о том, что никто, кроме тех, кто хоронил человека или потерял содержание в связи с его смертью, не имеет право на возмещение причиненного вреда, делается со ссылкой на нормы § 2 гл. 59 ГК РФ. Между тем, как упоминалось выше, данный вывод неверен. В нормах § 2 гл. 59 лишь существенно облегчается доказывание некоторых из возмещаемых убытков, но вовсе не препятствуется возмещению других. Однако доказывание этих других убытков весьма непросто.

Безусловно, невозможно рассчитать и полностью компенсировать все составляющие вреда, причиненного жизни или здоровью. Однако стремиться к наиболее полной его компенсации нас уже давно призывает Конституционный Суд РФ (Постановления КС РФ от 1 декабря 1997 г. N 18-П, от 19 июня 2002 г. N 11-П). Необходимо хотя бы при страховании ответственности за причинение вреда жизни или здоровью попытаться компенсировать больше, чем прямые убытки, вследствие того, что это лишь незначительная часть причиненного вреда.

Именно по такому пути пошла западноевропейская практика. Несмотря на то что страхование ответственности является имущественным страхованием и, соответственно, страхованием убытков, во многих европейских странах, а также в США суммы страховых выплат при страховании ответственности за вред, причиненный жизни или здоровью, рассчитываются вовсе не как убытки, а по специальным таблицам и коэффициентам. По существу, в имущественном страховании используются фиксированные суммы выплат. Появились подобные предложения и в России, что, на мой взгляд, вполне обоснованно.

Такие таблицы используются большинством страховщиков при страховании от несчастных случаев и болезней (т.е. при страховании на случай причинения вреда здоровью), и нет никаких причин неиспользования их и при страховании ответственности за причинение вреда здоровью. По этим таблицам легко рассчитать сумму возмещения при наличии известных повреждений. Перечень повреждений здоровья определяется по документу, выданному медицинским учреждением, что, на мой взгляд, эффективно решает проблему расчета выплаты при повреждении здоровья. При смерти потерпевшего следует установить, что размер возмещаемых убытков равен страховой сумме, а страховщик будет ее опровергать или нет.

Главное - предоставить страховщику источник для выплат, т.е. грамотно рассчитать нижнюю границу величины премии, которую страховщик должен получить, чтобы иметь возможность сформировать резервы для выплат с учетом всех указанных презумпций и расчетов с использованием таблиц. Страховые актуарии легко решают подобные задачи.

Январь 2013 г.



Автострахование

Личное страхование

Страхование имущества

Страхование ответственности