Ответственность сторон по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств

 

Институт ответственности страховщика выступает одним из важнейших способов защиты прав наиболее незащищенной в договоре страхования стороны - страхователя. Как справедливо отмечает О.С. Иоффе, гражданско-правовая ответственность представляет собой санкцию за правонарушение, вызывающую для нарушителя отрицательные последствия в виде лишения субъективных гражданских прав либо возложения новых или дополнительных гражданско-правовых обязанностей. Правонарушением страховщика в договоре страхования будет являться неисполнение или ненадлежащее исполнение договора страхования.

1. Ни гл. 48 ГК РФ "Страхование", ни Закон РФ от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" практически не содержат в себе специальных правовых норм, посвященных ответственности сторон договора, и в первую очередь страховщика, иных механизмов гарантии прав страхователя, выгодоприобретателя при нарушении договорного обязательства. Однако первоначальная редакция Закона РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации" (До вступления в силу Федерального закона от 31 декабря 1997 г. N 157-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О страховании" данный Закон назывался "О страховании"), действовавшая до 4 января 1998 г., предусматривала гл. II "Договор страхования", посвященную общим вопросам договора страхования, его общему понятию (ст. 15), условиям, правам и обязанностям сторон, особенностям прекращения обязательства и ответственности сторон. Одним из механизмов гарантии прав страхователя, обеспечивающих исполнение страхового обязательства, являлась установленная ст. 17 Закона неустойка в виде штрафа. Ее размер составлял 1% от суммы страховой выплаты за каждый день просрочки исполнения обязанности по выплате страхового возмещения.

В отличие от ГК РФ и Закона о страховании, Закон об ОСАГО с недавнего времени содержит специальные нормы об уплате неустойки страховщиком по обязательному страхованию в случае своей обязанности по страховой выплате потерпевшему. Эта новелла появилась с принятием Закона об изменении ОСАГО от 1 декабря 2007 г. N 306-ФЗ, который в этой части вступил в силу с 1 марта 2008 г. Следует отметить, что это первый случай, когда в действующем страховом законодательстве предусматривается законная неустойка.
Как установлено п. 2 ст. 13 Закона об ОСАГО, при неисполнении обязанности по страховой выплате в установленный максимальный 30-дневный срок страховщик выплачивает потерпевшему неустойку (пени) в размере 1/75 (одной семьдесят пятой) ставки рефинансирования Центрально банка РФ от установленной ст. 7 Закона об ОСАГО страховой суммы по виду возмещения вреда каждому потерпевшему. С учетом того, что в настоящий момент установленная Центральным банком РФ ставка рефинансирования составляет 8% годовых (указание Центрального банка Российской Федерации от 23 декабря 2011 г. N 2758-У), то размер неустойки за просрочку страховщика составит 0,107% в день, или 38,9% годовых.

Отметим, что в Законе об ОСАГО предусмотрен своеобразный порядок расчета неустойки. Она исчисляется исходя из установленной страховой суммы по виду возмещения вреда каждому потерпевшему, т.е. из 160 000 руб. при причинении вреда жизни или здоровью и 120 000 руб. при причинении вреда имуществу потерпевшего (ст. 7 Закона об ОСАГО). (Обычно гражданско-правовая неустойка исчисляется от причитающейся кредитору суммы задолженности.) Установленная в Законе об ОСАГО неустойка обладает признаками штрафа, иными словами, является штрафной неустойкой.
Правоприменительная практика по этому вопросу долгое время складывалась по-разному.

Суды при расчете размера неустойки в одних случаях правильно исходили из указанного буквального понимания ст. 7 и 13 Закона об ОСАГО, требующих рассчитывать неустойку исходя из предельного размера страховой суммы.

В других случаях (исходя из буквального смысла указанных норм - неправильно, но с позиции обычного порядка расчета неустойки - традиционно) суды указывали, что неустойка, подлежащая взысканию со страховщика, не исполнившего обязанность произвести страховую выплату потерпевшему, должна рассчитываться исходя из конкретной суммы ущерба, не превышающей предельного размера, указанного в ст. 7 Закона об ОСАГО (кассационное Определение Санкт-Петербургского городского суда от 7 декабря 2010 г. N 33-15805/2010). В некоторых судебных постановлениях даже "громко" заявлялось, что совокупное толкование ст. 7 и 13 Закона об ОСАГО, состоящее в том, что размер пеней не зависит от размера неисполнения страховщиком обязанности по конкретному страховому случаю, не соответствует гражданско-правовому понятию неустойки (Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 марта 2010 г. N ВАС-14103/09 "Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации"). Причем с 2009 г. до середины 2011 г. такая практика стала преобладающей как в судах общей юрисдикции, так и в арбитражных судах.

Однако в середине 2011 г. Верховный Суд РФ обозначил свою позицию в этом вопросе, которая соответствует буквальному толкованию ст. 7 и 13 Закона об ОСАГО и диаметрально отличается от сложившейся в последнее время судебной практики.

При рассмотрении заявления гражданина А. об оспаривании абз. 3 п. 70 Правил ОСАГО в связи с его противоречием п. 2 ст. 13 Закона об ОСАГО Верховный Суд Российской Федерации в решении от 17 мая 2011 г. указал, что в данных нормах нет противоречия.

По мнению Верховного Суда Российской Федерации, в закрепленных в указанной законодательной норме положений страховщик рассматривает заявление потерпевшего о страховой выплате и предусмотренные правилами обязательного страхования приложенные к нему документы в течение 30 дней со дня их получения. В течение указанного срока страховщик обязан произвести страховую выплату потерпевшему или направить ему мотивированный отказ в такой выплате. При неисполнении данной обязанности страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пени) в размере одной семьдесят пятой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на день, когда страховщик должен был исполнить эту обязанность, от установленной ст. 7 Федерального закона страховой суммы по виду возмещения вреда каждому потерпевшему. В оспариваемом заявителем предписании Правил фактически дословно воспроизводятся положения Федерального закона, регламентирующие выплату страховщиком потерпевшему неустойки за неисполнение обязанности произвести страховую выплату потерпевшему или направить ему мотивированный отказ в такой выплате в течение 30 дней со дня получения заявления потерпевшего о страховой выплате с приложенными к нему документами, предусмотренными правилами обязательного страхования.

Утверждение заявителя о неопределенности абз. 3 п. 70 Правил в части исчисления размера неустойки является несостоятельным, поскольку в нем, как и в п. 2 ст. 13 Закона об ОСАГО, в качестве базы расчета неустойки названы установленные страховые суммы по виду возмещения вреда каждому потерпевшему. Согласно ст. 7 Федерального закона страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, составляет: в части возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью каждого потерпевшего, не более 160 тыс. руб.; в части возмещения вреда, причиненного имуществу нескольких потерпевших, не более 160 тыс. руб.; в части возмещения вреда, причиненного имуществу одного потерпевшего, не более 120 тыс. руб. При этом сумма неустойки (пени), подлежащей выплате потерпевшему, не может превышать указанные размеры страховых сумм по видам возмещения вреда каждому потерпевшему (решение Верховного Суда Российской Федерации от 17 мая 2011 г. N ГКПИ11-347).

Еще более однозначно высказалась кассационная инстанция Верховного Суда Российской Федерации в своем Определении от 28 июля 2011 г. при рассмотрении кассационной жалобы на решение Верховного Суда Российской Федерации от 17 мая 2011 г., указав, что "в силу ст. 7 Федерального закона под понятием "страховая сумма" подразумевается сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить причиненный вред.

В части возмещения вреда, причиненного имуществу одного потерпевшего, страховая сумма составляет не более 120 тыс. руб. (п. "в" ст. 7 Федерального закона).

Понятие "страховая выплата" Федеральный закон раскрывает в ст. 13, в соответствии с которой страховой выплатой является сумма, выплачиваемая страховщиком в возмещение вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевшего, в пределах страховой суммы.

Правовой анализ приведенных норм в их совокупности позволяет сделать вывод, что расчет неустойки в рассматриваемом случае должен осуществляться исходя из предельной страховой суммы, установленной ст. 7 Федерального закона (т.е. исходя из 120 тыс. руб.).

Представитель Правительства Российской Федерации также пояснил суду первой инстанции, что в качестве базы для расчета неустойки должна применяться, как это следует из п. 2 ст. 13 Федерального закона, именно страховая сумма, а не страховая выплата" (Определение Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 28 июля 2011 г. N КАС11-382).

Представляется, что указанные судебные постановления существенным образом повлияют на судебную практику по данной проблематике, в том числе и на практику арбитражных судов, приведет ее к единообразию. Это позитивно отразится на институте гарантий прав потерпевших в отношениях по ОСАГО. Положительные примеры этого уже есть (кассационное Определение Московского областного суда от 29 мая 2012 г. по делу N 33-12326; Постановление Президиума Ярославского областного суда от 1 декабря 2011 г. N 44-г-108/11).

Проводя анализ неустойки по ОСАГО, необходимо обратить внимание на ее отличия от других предусмотренных в гражданско-правовых законах неустоек. Так, в отличие от неустойки по законодательству о защите прав потребителей в обязательстве по обязательному страхованию гражданской ответственности с требованием о ее взыскании может обратиться любой потерпевший (который к тому же является не стороной в обязательстве, а третьим лицом) - как физическое (в том числе индивидуальный предприниматель), так и юридическое лицо.

Примечание. С учетом предмета регулирования Закона РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" и положений ст. 1, 23 и 28 этого Закона неустойка взыскивается именно потребителем - гражданином, имеющим намерение заказать или приобрести либо заказывающим, приобретающим или использующим товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

В отличие от неустойки по Федеральному закону от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации", в установленной в Законе об ОСАГО неустойке не предусмотрена ее дифференциация в зависимости от того, является ли потерпевший гражданином или нет.

Примечание. В отличие от этого в ст. 9 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" предусмотрено, что неустойка взыскивается в двойном размере в том случае, если участником долевого строительства является гражданин.

Говоря о взыскании неустойки за ненадлежащее исполнение страховщиком обязательства по страховой выплате, необходимо иметь в виду, что в силу ст. 333 ГК РФ у суда есть право уменьшить размер неустойки в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства (По вопросам практики применения ст. 333 ГК РФ см.: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2011 г. N 81 "О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации"). Данное обстоятельство должно доказываться должником и устанавливаться судом с учетом анализа всех обстоятельств по делу и исходя из продолжительности просрочки. Вряд ли можно признать справедливым и обоснованным уменьшение судом на основании ст. 333 ГК РФ взыскиваемой со страховщика неустойки за просрочку исполнения обязательства по страховой выплате продолжительностью 743 дня (!) в 12 раз - со 120 000 руб. до 10 000 руб. (Определение Московского областного суда от 20 марта 2012 г. N 33-6971/2012). Подобные подходы не способствуют защите прав страхователей, застрахованных лиц и выгодоприобретателей в отношениях по страхованию, тем более защите прав потерпевших как выгодоприобретателей в отношениях ОСАГО.

Однако имеются и другие примеры, когда со страховщиков в качестве неустойки за просрочку страховой выплаты по ОСАГО было взыскано 81 966 руб. (Кассационное Определение Московского областного суда от 29 мая 2012 г. по делу N 33-12326).

2. В связи с появлением в Законе об ОСАГО положений о законной неустойке отпадает необходимость в использовании института ответственности страховщика как должника за пользование чужими денежными средствами. Хотя такая возможность гипотетически имеется. Это вызвано тем, что обязательство по выплате страхового возмещения по своей природе является денежным и подпадает под положения ст. 395 ГК РФ.

Порядок расчета процентов за пользование чужими денежными средствами устанавливается Постановлением Пленума Верховного Суда РФ N 13 и Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ N 14 от 8 октября 1998 г. "О практике применения положений Гражданского кодекса РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами".

Проценты за пользование чужими денежными средствами начисляются с момента начала просрочки страховщика, в данном случае - после истечения 15-дневного срока и до момента фактического исполнения денежного обязательства по страховой выплате страховщиком. Об этом говорит и п. 24 Обзора практики рассмотрения судебных споров, связанных с исполнением договоров страхования, утв. информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28 ноября 2003 г. N 75.

Страховщик, уплативший страхователю проценты за просрочку выплаты страхового возмещения, не вправе требовать в порядке регресса или суброгации их от лица, ответственного за причиненный страхователю вред (п. 20 Обзора практики рассмотрения судебных споров, связанных с исполнением договоров страхования, утв. информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28 ноября 2003 г. N 75).

Несмотря на то что по своей природе неустойка и проценты за пользование чужими денежными средствами являются разными формами ответственности, судебная практика исходит из невозможности одновременного взыскания и неустойки, и процентов за пользование чужими денежными средствами. Это положение вытекает из абз. 2 п. 6 названного Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 13 и Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ N 14 от 8 октября 1998 г., согласно которому "законом либо соглашением сторон может быть предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пени) при просрочке исполнения денежного обязательства. В подобных случаях суду следует исходить из того, что кредитор вправе предъявить требование о применении одной из этих мер (неустойки или процентов за пользование чужими денежными средствами - прим. авт.), не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства, если иное прямо не предусмотрено законом или договором".

Актуальность взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами существовала до момента принятия Закона об изменении ОСАГО от 1 декабря 2007 г. N 306-ФЗ, которым была введена законная неустойка.

Приоритетность взыскания неустойки перед процентами за пользование чужими денежными средствами в отношениях по ОСАГО была специально отмечена Высшим Арбитражным Судом РФ.

В Определении от 14 апреля 2011 г. в связи с оспариванием в порядке надзорного производства судебных постановлений, которыми было удовлетворено требование страховой компании "И." о взыскании со страховой компании "А." в порядке суброгации ущерба, выплаченного по договору каско и взыскиваемого по договору ОСАГО со страховой компании причинителя вреда, и было отказано во взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, было отмечено, что данный спор основан на нормах специального акта - Закона об ОСАГО. Указанный нормативный правовой акт предусматривает ответственность за просрочку страховой выплаты по ОСАГО. Указанная ответственность имеет приоритет перед общими нормами ст. 395 ГК РФ в силу специального характера.

Однако заявитель настаивал на взыскании процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ, на условиях и в порядке этой нормы, не воспользовавшись предоставленным ему судом правом пересчета в соответствии с п. 2 ст. 13 Закона об ОСАГО суммы, заявленной в качестве ответственности за просрочку страховой выплаты. Поэтому заявителю было отказано в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15 июня 2009 г. N ВАС-6715/09 "Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации").

3. С учетом того, что страхователь при заключении договора ОСАГО уплачивает страховую премию при заключении договора (п. 12 Правил ОСАГО) и законодательство не предусматривает возможности рассрочки ее уплаты, отсутствует даже гипотетическая возможность возникновения ответственности страхователя за нарушение обязательства по оплате страховой премии.

4. Наряду с уплатой неустойки не следует забывать и основную форму ответственности за неисполнение принятого на себя обязательства - возмещение убытков.

Применительно к страховому обязательству речь должна идти об убытках, возникающих у страхователя или выгодоприобретателя в связи с ненадлежащим исполнением, неисполнением страховщиком страхового обязательства.

ГК РФ исходит из принципа полного возмещения убытков, если законом или договором не установлено возмещение убытков в меньшем размере (ст. 15 ГК РФ). Ни гл. 48 ГК РФ, ни Закон о страховании, ни Закон об ОСАГО не содержат положений об ограниченном размере возмещения убытков при нарушении страхового обязательства, что означает применение принципа полного возмещения убытков. Как установлено п. 2 ст. 15 ГК РФ, принцип полного возмещения убытков включает совокупность возмещения реального ущерба - расходов, которые лицо понесло или должно будет понести для восстановления нарушенного права и упущенной выгоды - неполученных доходов кредитора.

Так, например, среди убытков потерпевшего как страхователя, которые подлежат возмещению страховщиком в рамках института ответственности, можно назвать расходы по проведению оценки (экспертизы) причиненного ущерба имуществу страхователя, если страховщик отказывает в страховой выплате или страхователь не согласен с суммой начисленного страхового возмещения.

С учетом новой позиции Верховного Суда РФ, высказанной в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", о возможности применения к договору страхования Закона РФ "О защите прав потребителей" в части, не урегулированной специальными законами, в случае ненадлежащего исполнения страховщиком обязанности по страховой выплате потерпевший может потребовать со страховщика компенсации морального вреда.

В силу ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей" моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

В связи с этим существовавшая ранее судебная практика об отказе в удовлетворении требований потерпевшего во взыскании компенсации морального вреда (кассационное Определение Санкт-Петербургского городского суда от 4 апреля 2011 г. N 33-4618; Определение Московского городского суда от 20 июня 2011 г. по делу N 33-18489 и многие др.), основанная на прежней позиции Верховного Суда Российской Федерации, содержащейся в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2008 г., утв. Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 28 мая 2008 г., будет изменена.

 

Оглавление: Обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств



Автострахование

Личное страхование

Страхование имущества

Страхование ответственности