Страховая выплата: Обязательство по выплате

 

Содержание обязательства по выплате и его динамика

 

Предмет обязательства по выплате

 

Обязательство страховщика, принятое им на себя по договору страхования, имеет условный предмет. Иными словами, при заключении договора предметом обязательства страховщика является "платить при наступлении страхового случая", и он зависит от обстоятельства, которое может наступить, а может и не наступить. Именно это обязательство обеспечивает страховую защиту, и именно его поэтому разумно называть страховым обязательством.

Примечание. Под предметом обязательства здесь понимается то действие (воздержание от действия), которое обязуется совершить (от которого обязуется воздержаться) должник.

Наступление страхового случая изменяет это обязательство, прежде всего меняя его предмет. Обязательство из "платить при наступлении страхового случая" превращается в "платить по наступившему страховому случаю".
Неточным является текст п. 2 ст. 9 Закона о страховом деле: "Страховым случаем является совершившееся событие... с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату. Это можно истолковать так, что обязательство страховщика возникает лишь с наступлением страхового случая, и квалифицировать договор страхования как условную сделку (а такой подход давно считается несостоятельным).

Однако некоторые современные авторы продолжают квалифицировать договор страхования как условный, ссылаясь именно на п. 2 ст. 9 Закона о страховом деле, поэтому следует опровергнуть эту позицию, исходя опять же из основных целей и принципов правового регулирования страховых отношений. Опровержение этого не слишком сложно. Признание того обстоятельства, что обязательство страховщика возникает только при наступлении страхового случая, явно противоречит основной цели правового регулирования страховых отношений - обеспечению защиты интересов. Действительно, если признать, что обязательство страховщика возникает лишь с наступлением страхового случая, то в чем тогда состоит защита интереса и за что получает премию страховщик, если страховой случай в период действия договора не наступает? Эта защита как раз и состоит в том, что страховщик уже при заключении договора принимает на себя обязательство "платить при наступлении страхового случая". Оно и является встречным предоставлением страховщика против уплаченной страхователем премии.

Таким образом, моментом возникновения обязательства страховщика "платить при наступлении страхового случая", а значит, и соответствующей обязанности является момент вступления договора страхования в силу. Наступление страхового случая оказывает влияние на предмет, но не на возникновение обязательства.
Например, если застрахованное от пожара имущество сгорит, то никакого нового обязательства у страховщика не возникнет, а ранее возникшее обязательство "платить в случае, если имущество сгорит" превратится в "платить за сгоревшее имущество", т.е. изменяется лишь содержание того действия, которое должен совершить страховщик, иными словами, предмет его обязательства.

 

Судебная практика о характере изменения обязательства по выплате при наступлении страхового случая

 

В судебной практике имеются многочисленные решения, из которых вытекает, что, по мнению судов, обязательство "платить по наступившему страховому случаю" является не прежним договорным обязательством "платить при наступлении страхового случая" с изменившимся предметом, а другим обязательством.

В одном из решений Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ прямо отметил, что право на получение от страховщика денег является обычным денежным обязательством, которое "не связано с договором страхования" (Постановление Президиума ВАС РФ от 26 сентября 2000 г. N 6874/99). В деле о расторжении договора страхования суд установил, что, несмотря на расторжение договора, обязательство платить по наступившему страховому случаю сохраняется (Постановление ФАС Московского округа от 19 октября 1999 г. N КГ-А40/3350-99). В деле о переходе прав по договору страхования в связи с переходом прав на застрахованное имущество суд решил, что право требования выплаты по уже наступившему страховому случаю к новому владельцу имущества не переходит (Постановление ФАС Московского округа от 24 февраля 1999 г. N КГ-А40/330-99). Все эти судебные решения ясно говорят о том, что суды рассматривают обязательство страховщика "платить по наступившему страховому случаю" как отдельное самостоятельное обязательство, не связанное с договором страхования.

О странной позиции судов я говорил в начале гл. 9 настоящей работы, в общем обзоре обязанностей страхователя. Был приведен пример дела, в котором суды заявили, что право страхователя требовать возмещения расходов, произведенных для уменьшения убытков, не вытекает из договора страхования и срок исковой давности по нему не сокращенный, как для требований, вытекающих из договора, а общий (Постановление ФАС Московского округа от 27 февраля 2010 г. N КГ-А40/738-10). Теперь ясно, что эта позиция вовсе не случайна - суды, как мы видим, считают, что наступление страхового случая является самостоятельным основанием возникновения обязательств, не зависящим от договора страхования.

Однако, рассуждая логически, невозможно не признать, что наступление страхового случая не может являться самостоятельным, не зависящим от договора страхования основанием возникновения обязательств в смысле п. 2 ст. 307 ГК РФ. Ведь страховой случай - это событие, определенное договором страхования, и без договора страхования нет и не может быть описания страхового случая, соответственно, ни одно событие не может быть квалифицировано в качестве страхового случая. Поэтому без договора страхования ни обязательство по выплате, ни обязательство по возмещению расходов, произведенных для уменьшения убытков, не могут возникнуть, так как для этого нет правового основания в смысле п. 2 ст. 307 ГК РФ.

Почему же судам требуется "отвязать" от договора страхования обязательства, возникающие при наступлении страхового случая? Решение каких проблем затрудняется, если считать эти обязательства договорными, "привязанными" к договору? Это будет видно далее.

 

Преобразование обязательства по выплате при наступлении страхового случая

 

Для того чтобы понять, что происходит с обязательством по выплате при наступлении страхового случая, следует рассмотреть две возможные ситуации:

1) при наступлении страхового случая застрахованный риск прекращается (например, застрахованная автомашина полностью разбита, и ее восстановление нецелесообразно);

2) при наступлении страхового случая застрахованный риск не прекращается (например, у застрахованной автомашины помят бампер, который должен быть заменен, а в остальном машина в порядке).

В первом случае защитное обязательство страховщика превращается в обычное денежное обязательство уплатить страхователю за разбитую машину. Просто меняется предмет обязательства.

Во втором случае страховая защита при наступлении страхового случая не прекращается и обязанность страховщика "платить при наступлении страхового случая" сохраняется. Ясно также, что одновременно возникает обязанность "платить по наступившему страховому случаю". Другими словами, наступление страхового случая порождает обязательство "платить по наступившему страховому случаю", являющееся обособленным от защитного. Если можно так выразиться, обязательство страховщика расщепляется.

Таким образом, страховой случай может вызвать не только изменение предмета обязательства страховщика, но и расщепление обязательства. Предмет при этом также меняется, и поэтому остается справедливым тезис о том, что обязательство страховщика, принятое им на себя по договору страхования, имеет условный предмет, зависящий от события, которое может наступить, а может и не наступить.

Следует также отметить, что отщепившееся обязательство "платить по наступившему страховому случаю" также остается договорным. В основании его лежит договор страхования, и его правовая судьба непосредственно связана с судьбой договора. Иное, как было показано выше, означало бы существование обязательства без правового основания.

 

Обязательство "платить по наступившему страховому случаю" является денежным

 

Обязательство "платить по наступившему страховому случаю" состоит в том, чтобы уплатить деньги, и поэтому является денежным. Следовательно, при просрочке на сумму выплаты начислению подлежат проценты по ст. 395 ГК РФ. Однако у некоторых судов возникли по этому поводу сомнения. Аргументация при этом использовалась различная. Вот два примера такой аргументации:

1) обязательство страховщика не является денежным, так как состоит не в том, чтобы уплатить деньги, а в том, чтобы возместить убытки (См. позицию суда первой инстанции, изложенную в Постановлении ФАС Московского округа от 14 апреля 1999 г. N КГ-А40/915-99, N КГ-А40/915-99-2). Однако обязательство возместить убытки состоит в том, чтобы уплатить деньги. Сумма денег при этом является не определенной, а определимой, однако это не меняет самого денежного характера обязательства. Из п. 1 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 прямо следует, что денежным является любое обязательство, в котором деньги используются в качестве средства погашения денежного долга;

2) проценты по ст. 395 ГК РФ не подлежат начислению, так как они начисляются за пользование денежными средствами, но в данном случае пользование денежными средствами отсутствует (Постановление ФАС Московского округа от 14 августа 2001 г. N КГ-А40/4224-01). Очевидно, что это не так: до того, как выплата произведена, указанные средства входят в состав активов страховщика, но свои активы страховщик всегда размещает на прибыльной основе, так как по-иному он не может поддерживать финансовую устойчивость (Правила размещения страховщиками страховых резервов, утв. Приказом Минфина России от 22 февраля 1999 г. N 16н).

Исходя из всего этого, обязательство страховщика "платить по наступившему страховому случаю" было в конечном счете признано денежным и судебной практикой.

Еще раз напомню, что денежным является только обязательство "платить по наступившему страховому случаю". Обязательство "платить при наступлении страхового случая" денежным не является - оно является защитным, так как именно благодаря принятию на себя этого обязательства страховщик осуществляет защиту застрахованного интереса.

 

Перемена лиц в обязательстве по выплате

 

Замена страхователя в обязательстве по выплате

 

В обязательстве по выплате, как и в любом другом обязательстве, имеются кредитор (страхователь) и должник (страховщик). Именно они являются сторонами обоих обязательств - "платить при наступлении страхового случая" и "платить по наступившему страховому случаю".

Рассмотрю отдельно замену страхователя в обязательствах "платить при наступлении страхового случая" и в обязательстве "платить по наступившему страховому случаю".

Обращу внимание на то обстоятельство, что целью обязательства "платить при наступлении страхового случая" является защита интереса. Следовательно, страховщик должен защищать застрахованный интерес, и поэтому личность страхователя, наличие у него именно застрахованного интереса имеют существенное значение для страховщика. Соответственно, действует правило ст. 383 ГК РФ, и замена кредитора (страхователя) в этом обязательстве невозможна. Причем она невозможна даже и с согласия страховщика. Такое согласие, если и будет дано, является ничтожным, так как страховщик не вправе осуществлять выплату из страхового фонда в целях иных, чем защита интереса.

Но даже если и не соглашаться с данной позицией и разрешить замену страхователя в обязательстве "платить при наступлении страхового случая" путем уступки требования, результат будет тем же. При замене страхователя в таком обязательстве на лицо, у которого отсутствует застрахованный по данному договору интерес, исчезнет застрахованный по договору риск, и договор страхования прекратится в силу п. 1 ст. 958 ГК РФ.

Для замены страхователя при переходе прав на застрахованное имущество и, соответственно, при переходе застрахованного интереса предусмотрена специальная конструкция в ст. 960 ГК РФ. При таком повороте событий происходит автоматическая замена стороны договора. Эта конструкция предусмотрена не только для случая, когда застрахован интерес страхователя, но и для случая страхования интереса выгодоприобретателя. Она будет подробно рассмотрена в § 1 гл. 12 настоящей работы.

Уступка страхователем своего требования по обязательству "платить по наступившему страховому случаю", напротив, вполне возможна, так как это обычное денежное обязательство. Здесь возникает вопрос об уступке требования лицу, не понесшему убытки при наступлении страхового случая, так как нарушается принцип компенсации - выплата не будет компенсировать убытки. Этот вопрос - имеющиеся аргументы за и против - подробно проанализирован Л.А. Новоселовой в отношении уступки требования убытков, вызванных нарушением обязательства, и нет смысла здесь повторять этот анализ. Вывод Л.А. Новоселовой состоит в том, что требование в отношении уже причиненных убытков может быть уступлено другому лицу по сделке. Действительно, в гражданском праве автономная воля сторон ограничена только законом, и лишь конкретное указание закона может препятствовать осуществлению ясно и недвусмысленно выраженной согласованной воли сторон. В этом смысле требование о возмещении убытков, обращенное к страховщику, ничем не отличается от требования, обращенного к неисправному должнику.

 

Замена страховщика в обязательстве по выплате

 

Сделка по замене страховщика в обязательстве по выплате является переводом долга и подчиняется прежде всего правилам, установленным в ст. ст. 391, 392 ГК РФ. Поэтому для действительности такой сделки необходимо согласие кредитора (страхователя). Кроме того, необходимо учитывать, во-первых, что страховая деятельность подлежит лицензированию, а во-вторых, что при замене страховщика требования финансовой устойчивости не должны нарушаться. Для этого в п. 5 ст. 25 Закона о страховом деле введены специальные правила замены (передачи страхового портфеля).

Рассмотрю в связи с этим два существенно отличающихся варианта этой сделки: перевод долга по обязательству "платить при наступлении страхового случая" и перевод долга по обязательству "платить по наступившему страховому случаю".

Обязательство "платить при наступлении страхового случая", как я говорил выше, обеспечивает оказание страховой услуги - страховую защиту. Именно для его исполнения формируется страховой фонд и контролируется финансовая устойчивость страховщиков. Принятие на себя лицом именно этого обязательства подлежит лицензированию. А обязательство "платить по наступившему страховому случаю" - это просто денежное обязательство, которое в отличие от обязательства "платить при наступлении страхового случая" может принимать на себя любое лицо.

Из сказанного можно сделать вывод: замена страховщика в обязательстве "платить при наступлении страхового случая" возможна только на другого страховщика, имеющего соответствующую лицензию, и только на условиях, установленных в ст. 25 Закона о страховом деле. Замена же страховщика в обязательстве "платить по наступившему страховому случаю" возможна на любое лицо, разумеется, с соблюдением общих правил перевода долга.

 

Самостоятельность обязательства "платить по наступившему страховому случаю"

 

Вернусь теперь к проблеме, актуализированной в судебной практике, систематически рассматривающей обязательство "платить по наступившему страховому случаю" как не зависящее от договора страхования. Причина этого, как мне представляется, в том, что данное обязательство, по существу, не является страховым, т.е. защитным. Это простое денежное обязательство, если можно так выразиться, - промежуточный результат осуществления страховой защиты. Никакими особенными свойствами, присущими именно страховым обязательствам в силу их защитного характера, оно не обладает. Отсюда и желание судов подчеркнуть это обстоятельство.

Это денежное обязательство возникает в результате описанного здесь преобразования страхового обязательства. Но такие преобразования обязательства нигде отдельно не изучаются, хотя явление это довольно частое. Подобное преобразование происходит при нарушении любого обязательства, если при этом причинены убытки или установлена неустойка: либо от основного обязательства отщепляется обязательство по возмещению убытков и (или) уплате неустойки (п. 1 ст. 396 ГК РФ), либо основное обязательство прекращается и остается только обязательство по возмещению убытков и (или) уплате неустойки (п. 2 ст. 396). Но именно из-за того, что последствия такого преобразования в общем плане не изучаются, в каждом конкретном его варианте приходится решать проблемы, присущие именно этому варианту преобразования. Например, как было сказано выше, Л.А. Новоселовой пришлось решать проблему уступки требования по обязательству возместить убытки, причиненные ненадлежащим исполнением обязательства. С аналогичными проблемами приходится сталкиваться в страховом обязательстве.

Суды, не имея общей стандартной модели решения проблем, возникающих при таких преобразованиях обязательств, обосновывают свои решения в зависимости от личных качеств конкретного судьи. Ведь для мотивировки своего, правильного по существу, вывода о том, что обязательство, возникшее при страховом случае из страхового обязательства в результате преобразования, является простым денежным обязательством и никакими особыми свойствами не обладает, проще всего написать, что оно не связано с договором страхования. Так и пишут, особенно не заботясь об обоснованности такой мотивировки. Никакой другой причины для таких записей в мотивировочных частях судебных актов я не нашел, хотя и посвятил довольно много времени попыткам как-то по-иному объяснить подобные аргументы.

К сожалению, не так уж много у нас судей, заботящихся о том, чтобы их решения были подробно и обоснованно мотивированы. В этом отечественные судебные акты представляют разительный контраст, например, с немецкими, не говоря уже об английских или американских. Американские и английские судьи мотивируют свои решения так, чтобы по ним могли учиться поколения юристов. Возможно, поэтому в Великобритании и США так высок уровень доверия к своим судебным системам.

 

Сумма выплаты в имущественном страховании (страховые убытки)

 

Проблемы расчета страховых убытков

 

В § 2 гл. 4 настоящей работы, обсуждая связь объекта имущественного страхования с убытками, я показал, что убытки, возмещаемые по договору страхования, лучше обозначать термином "страховые убытки", отличая их от убытков, которые возмещаются как мера гражданской ответственности и о которых идет речь в ст. 15 ГК РФ. Тем не менее ст. 15 применима к убыткам, возмещаемым при страховании, но не в части основания возникновения обязанности по их возмещению, а лишь в части состава: расходы, которые лицо понесло или должно будет понести, утрата или повреждение имущества, упущенная выгода.

Однако в связи с тем, что в ст. 929 ГК РФ применен термин "убытки" и их состав тот же, что и в ст. 15 ГК РФ, на практике возникает масса вопросов, связанных с расчетом суммы убытков, подлежащих возмещению страховщиком. Являются страховые убытки объективно рассчитываемой величиной или способ их расчета можно предусмотреть в договоре? По каким ценам их считать? Какой вид стоимости использовать для оценки? Можно ли часть убытков не возмещать, а оставить на риске самого страхователя (франшиза)? Список можно продолжить.

Ниже я рассмотрю эти чисто практические вопросы, связанные с расчетом страховых убытков.

 

Страховые убытки и соглашение сторон

 

Проанализирую одно дело, весьма показательное с точки зрения определения величины страховых убытков (дело АС г. Москвы N А40-35615/03-49-334).

Поставщик и покупатель заключили в июне 2002 г. договор поставки 1 тыс. т семян подсолнечника по цене 4 тыс. руб. за 1 т с условием поставки в ноябре 2002 г. Покупатель оплатил 4 млн. руб. в июне, сразу после заключения договора. Он являлся оптовым торговцем, и смысл сделки состоял в том, чтобы, заплатив летом деньги за будущий урожай, получить его поздней осенью и перепродать по зимним ценам. Соответственно, у покупателя были заключены договоры поставки со своими контрагентами, в которых он выступал поставщиком.

Свой риск неисполнения поставщиком обязательства по поставке семян покупатель застраховал. По условиям договора страхования страховая сумма составила 4 млн. руб., франшиза (невозмещаемая часть убытка) - 400 тыс. руб., а также в договоре страхования имелась оговорка: "Возмещаемые страховщиком убытки рассчитываются как договорная стоимость товара, не переданного в собственность страхователя".

Поставщик не поставил в ноябре семена покупателю, и тот для исполнения своих обязательств перед своими контрагентами вынужден был покупать семена по осенним ценам, т.е. по 7 тыс. руб. за 1 т. Таким образом, покупатель израсходовал на приобретение семян 7 млн. руб. Эти 7 млн. руб. являлись "расходами, которые были понесены для восстановления нарушенного права", и по логике ст. 15 ГК РФ составили прямые убытки покупателя (страхователя).

Страхователь (покупатель) предъявил страховщику требование на сумму 4 млн. руб., так как именно эта сумма являлась страховой суммой по договору страхования. Страховщик отказался платить, и спор был передан на рассмотрение суда, где и возник вопрос о том, следует франшизу в 400 тыс. руб. вычитать из 4 млн. или 7 млн. руб. Иными словами, каков размер убытков, причиненных страховым случаем (страховых убытков): 4 млн. или 7 млн. руб.?

Суд удовлетворил иск в сумме 3,6 млн. руб., указав, что в договоре страхования стороны согласились с исчислением страховых убытков по покупной цене непоставленных семян. В то же время очевидно, что если бы убытки страхователя возмещал поставщик, по вине которого они были причинены, то убытки были бы рассчитаны по общим правилам ст. ст. 15, 393 ГК РФ в сумме 7 млн. руб.

Таким образом, по мнению суда, стороны в договоре страхования могут предусмотреть свой способ расчета подлежащих возмещению убытков, не зависящий от того расчета, который применяется для целей возложения ответственности.

Аналогичные примеры встречаются в гл. 12 и 13 настоящей работы при рассмотрении договоров страхования имущества и страхования ответственности. Будет сказано, что договором стороны могут определить страховую стоимость, которая не может быть в дальнейшем оспорена, могут договориться возмещать расходы на восстановление имущества с учетом износа запчастей, использованных для ремонта, или без учета износа. Договором стороны могут предусмотреть, что убытки, вызванные невозвратом подрядчиком неотработанного аванса, подлежат возмещению по договору страхования ответственности за нарушение договора, если стороны об этом договорились, и не подлежат, если не договорились, так как, строго говоря, требование о возврате неотработанного аванса не является мерой ответственности.

В одном из дел стороны своим соглашением определили размер подлежащих возмещению убытков, и суд с этим согласился (Постановление ФАС Поволжского округа от 13 января 2005 г. N А12-16450/04-С7). Эти примеры можно продолжить.

Примечание. В отношении этого дела следует отметить, что суд ошибочно не признал заключенное дополнительное соглашение сделкой, но эта ошибка суда не повлияла на его вывод о том, что сумма возмещения может быть определена сторонами по соглашению.

Как следует все это оценивать? Являются ли страховые убытки объективной, не зависящей от воли сторон договора страхования величиной или это продукт соглашения сторон?

 

Возмещение убытков как защита субъективного интереса

 

В книге А.И. Худякова можно найти некоторые идеи, позволяющие получить ответ на данный вопрос. "Принято считать, что страховое возмещение имеет целью возмещение... убытков, причиненных страховым случаем, - пишет А.И. Худяков. - Этот тезис является одним из самых устоявшихся в страховом деле... Однако, возможно, мы имеем дело с одним из самых старых заблуждений юридической мысли... Дело в том, что... отношение из причинения убытка и страховое отношение - это различные виды общественных отношений... Страховое возмещение выступает способом страховой защиты страхователя". И далее он подчеркивает, что "главное в имущественном страховании - это не возмещение убытков, а осуществление страховой защиты имущественного положения страхователя".

Вряд ли можно согласиться с тезисом относительно "самого старого заблуждения". Страхование - это, безусловно, защита на случай причинения вреда путем его компенсации. Принцип компенсации, как уже много раз говорилось, - один из основополагающих принципов страхового права. Однако условия этой компенсации могут быть различными. Последовательно продолжая логику А.И. Худякова, можно прийти к простому выводу: раз целью страхования является не возмещение убытков, а защита одним лицом субъективного интереса другого лица, то стороны договора страхования вправе сами договориться об условиях этой защиты. В § 1 гл. 4 настоящей работы было показано, что одним из важнейших свойств страхового интереса является его субъективный характер.

У страхователя могут иметься разные субъективные интересы в отношении одного и того же объекта страхования в связи с возможным причинением вреда, например:

  • экономически оказаться в том же положении, что и до причинения вреда;
  • восстановить объект страхования в прежнем состоянии, чтобы можно было его использовать и сохранить все его полезные свойства, которые имелись до причинения вреда (например, гарантия у поврежденной гарантийной автомашины);
  • получить компенсацию причиненных убытков несмотря на то, например, что застрахована ответственность, а формально такие убытки не являются мерой ответственности.

Могут быть, конечно, и иные интересы, например выгода, упущенная страхователем.

Страхование - это способ защиты интересов, и оно может быть направлено на защиту любого из них. Важно лишь договориться - какого, и за какую премию страховщик согласен это делать.

В англо-американском общем праве подход, основанный на выборе подлежащего защите интереса, используется также при расчете подлежащих возмещению убытков в качестве меры ответственности. Решающую роль для расчета убытков, подлежащих взысканию с их причинителя, играет тот интерес потерпевшего, который подлежит защите. Его выбирает суд. И несмотря на то что классификация интересов иная, чем приведенная выше, принцип очень похож: расчет убытков зависит от того, защиту какого из интересов потерпевшего решит обеспечивать суд.

В общем праве истинным героем является не закон, а суд, поэтому суд, а не закон выбирает интерес, подлежащий защите при возложении ответственности. Однако можно сказать, что и ст. ст. 15, 393 ГК РФ в совокупности с их толкованием судебной практикой определяют интерес потерпевшего, подлежащий защите в российском правопорядке. Именно эти нормы устанавливают стандарты расчета убытков, подлежащих возмещению лицом, ответственным за их причинение.

При применении мер ответственности стороны очень часто не могут о чем-либо договориться, поэтому и необходим правовой стандарт расчета. Но при страховании стороны заключают договор и вполне могут договориться о характере подлежащего защите интереса. А установленный законом стандарт возмещения может быть использован, если договором не установлено иное. Например, стороны в договоре страхования не устанавливают цены, по которым должны рассчитываться страховые убытки, и суды в этих случаях применяют п. 3 ст. 393 ГК РФ (Постановление ФАС Поволжского округа от 8 августа 2008 г. N А57-29755/05-19; Постановления Девятого ААС от 19 мая 2010 г. N 09АП-1923/2010-ГК и от 12 августа 2009 г. N 09АП-11723/2009). Но в целом по соглашению сторон страховые убытки могут отличаться от установленного в ст. ст. 15 и 393 ГК РФ стандарта.

Главное, о чем не следует забывать, так это о том, что соглашением сторон нельзя превращать страхование из средства защиты интересов, способа компенсации причиненных убытков в спекулятивную операцию. О каком бы способе расчета страховых убытков, подлежащих возмещению страховщиком, ни договорились стороны, он всегда должен обеспечивать защиту какого-либо из интересов страхователя в отношении объекта страхования. Возмещение должно компенсировать причиненный вред - это основной принцип как страхования, так и, соответственно, страхового права.

Об этом речь пойдет в § 1 гл. 12 настоящей работы, где путем столь же логичных рассуждений будет получен прямо противоположный вывод, но относительно страховой стоимости имущества. Там же будет показано, как разрешается это кажущееся противоречие.

 

Частичное возмещение убытков

 

Правило п. 1 ст. 929 ГК РФ об ограничении размера выплаты императивно - страховщик обязан возместить убытки в пределах страховой суммы. Однако на практике страховщики в договор имущественного страхования включают условия, ограничивающие размер возмещаемых убытков не только страховой суммой.

Наиболее часто встречающиеся термины - "франшиза условная", "франшиза безусловная" и "лимит ответственности по договору в целом" (это последнее условие уже рассматривалось в § 1 гл. 8 настоящей работы при изучении страховой суммы, и я здесь не стану повторяться). Встречаются также и другие условия, ограничивающие размер выплаты. Например, до 2000 г. Министерство финансов РФ и Министерство сельскохозяйственной продукции РФ требовали, чтобы страхование урожая с бюджетной компенсацией страхователям части страховых премий проводилось на типовых условиях, в которых предусмотрено возмещение пропорционально уплаченной части премии. С.В. Дедиков отмечает, что подобный способ расчета выплаты - пропорционально уплаченной части премии - практикуется страховщиками.

Примечание. Условия страхования посевов сельскохозяйственных культур с компенсацией сельскохозяйственным товаропроизводителям 25 процентов страховых платежей за счет средств федерального бюджета, утвержденные письмами Минфина России и Минсельхозпрода России от 6 июня 1995 г. N 09-02-02 и от 7 июня 1995 г. N 4-25/461. Этот документ не был опубликован, но распространялся по ведомственным каналам. От страховщиков требовали заключения договора на условиях, указанных в данном акте.

Исследователи современного отечественного страхового права мало уделяют внимания действительности условий договора о частичном возмещении убытков. Анализ таких условий договора удалось встретить только в одной работе. В ней со ссылкой на п. 1 ст. 929 ГК РФ сделан вывод о незаконности подобных условий.

Однако суды либо молчаливо соглашаются с такими условиями договора, либо активно используют их в качестве оснований для вынесения решения. Один раз перед судом был прямо поставлен вопрос о действительности условия договора о безусловной франшизе, и суд признал его законным со ссылкой на свободу договора (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 30 октября 2002 г. N А69-725/02-6-Ф02-3214/02-С2). Иными словами, судебная практика вполне лояльна к различным условиям договора о частичном возмещении убытков, несмотря на то что ссылка на свободу договора сама по себе ничего не объясняет, так как она ограничена императивными нормами закона, а в данном случае проблема состоит в соответствии этого условия договора императивной норме п. 1 ст. 929 ГК РФ.

Примечание. В Постановлении ФАС Московского округа от 17 марта 1999 г. N КГ-А41/597-99 суд молчаливо согласился с условием о безусловной франшизе, в Постановлении ФАС Поволжского округа от 21 ноября 2002 г. N А12-5561/2002-16 - с условием о пропорциональном возмещении. В Постановлении ФАС Центрального округа от 15 октября 2002 г. N А54-1185/02-С9 условие об ограничении выплат суммарно по договору в целом было использовано судом в качестве основания для отмены решения, а в Постановлении ФАС Поволжского округа от 17 декабря 2002 г. N А55-3637/02-7 условие о выплате возмещения пропорционально взносам было использовано для уменьшения размера выплаты.

Чтобы разобраться в этом вопросе, рассмотрю пример. Ни у кого не вызывает сомнения, что можно застраховать автомашину, кроме, например, колес. Если при ДТП будет повреждено наряду с другими деталями и колесо, то страховщик оплатит все, кроме колеса. Можно ли говорить, что в данном случае возмещается только часть убытков? Конечно, нет. Сам объект страхования не включает в себя колеса. Другими словами, исключив из договора колеса, стороны согласовали условие об объекте страхования - о том интересе, который будет застрахован.

Совершенно аналогичное рассуждение справедливо и для безусловной франшизы - стороны согласовали, что интерес, связанный с возможными убытками, меньшими определенной суммы, не является объектом страхования, а остается на риске страхователя.

Условная франшиза интерпретируется несколько по-иному. Это условие означает, что убытки, которые меньше суммы, определенной как условная франшиза, не возмещаются, а убытки, которые больше этой суммы, возмещаются в полном объеме. По существу, условие об условной франшизе легко интерпретируется как часть описания страхового случая: события, приведшие к убыткам, менее определенной договором величины, исключаются из состава страховых случаев. Иные условия, ограничивающие размер выплаты, легко интерпретируются аналогичным образом.

Итак, условие о частичном возмещении убытков страхователя является либо частью описания объекта страхования, либо частью описания страхового риска, но закон не содержит никаких ограничений на согласование в договоре объекта страхования и страхового риска.

Здесь важно отметить следующее. Как было показано в § 3 гл. 1 настоящей работы при изучении добросовестности в применении к страхованию, первостепенное значение при заключении договора страхования имеет одинаковая информированность сторон. В частности, важно, чтобы страхователь понимал все ограничения, с которыми он столкнется, получая выплату, в том числе и ограничения по размеру выплаты. Однако часто условия, ограничивающие выплату, включаются в правила страхования в форме "несправедливых (недобросовестных)" условий, которым посвящен § 3 гл. 8 настоящей работы, где было отмечено, что необходимым, но недостаточным признаком подобного условия является дисбаланс интересов сторон, создающийся в договоре в результате включения в договор такого условия. Чтобы такого дисбаланса не возникало, ограничениям суммы выплаты должно сопутствовать соответствующее снижение премии. Этого требует принцип эквивалентности, хотя, разумеется, стороны вправе от эквивалентности отойти, но при условии, что обе стороны делают это сознательно, т.е. дисбаланс возможен лишь при условии, что он появился в договоре добросовестно.

Однако, как было отмечено выше, современный отечественный правопорядок практически не предоставляет средств борьбы с "несправедливыми (недобросовестными)" условиями договоров. В одном из дел орган страхового надзора, пытаясь заставить страховщика исключить из договора подобное условие, указал в том числе и на то, что включение данного условия в договор существенно снизило риск, принятый на страхование, но это никак не повлияло на величину премии (Постановление ФАС Московского округа от 4, 9 июня 2007 г. N КА-А40/5013-07), т.е. указал на дисбаланс. Но суд посчитал, что данный аргумент не имеет отношения к делу, так как в российском законодательстве нет норм, которые требовали бы от суда исследовать условия, создающие дисбаланс.

 

Сумма выплаты в личном страховании

 

По договору личного страхования страховщик выплачивает обусловленную договором сумму (п. 1 ст. 934 ГК РФ). На первый взгляд представляется, что какие-либо проблемы с расчетом суммы выплаты здесь отсутствуют. Однако это не совсем так.

 

Возмещение убытков в личном страховании

 

Если в имущественном страховании убытки подлежат возмещению в силу закона (п. 1 ст. 929 ГК РФ), то в личном страховании норма п. 1 ст. 934 ГК РФ устанавливает императивное правило, в силу которого страхователю (выгодоприобретателю) выплачивается указанная в договоре сумма. Другими словами, ни о каком возмещении убытков нет и речи. Однако уже было показано, что и в личном страховании защита иногда предоставляется именно путем возмещения убытков.

В § 3 гл. 4 настоящей работы уже рассматривались такие случаи. Это прежде всего медицинское страхование, а также страхование туристов, выезжающих за рубеж. И несмотря на то что страхование туристов оформляется как страхование финансовых рисков, истинная природа его как личного страхования от этого не меняется.

Медицинское же страхование - это возмещение медицинских расходов застрахованного лица. До отмены Закона "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации" правила гл. 48 ГК РФ распространялись на медицинское страхование, если иное не было установлено специальным законом (ст. 970 ГК РФ). Но при отмене специального закона в отношении обязательного медицинского страхования был принят другой специальный закон, а в отношении добровольного медицинского страхования такого закона нет. И на все добровольное медицинское страхование стали распространяться правила гл. 48 ГК РФ. Но медицинское страхование существенно отличается от обычного прежде всего своим субъектным составом. Одним из субъектов отношений по медицинскому страхованию (как обязательному, так и добровольному) является медицинское учреждение. Кроме того, по договору медицинского страхования возмещаются расходы застрахованного лица, т.е. убытки. Имеются и другие существенные отличия. В период написания настоящей работы все добровольное медицинское страхование осуществляется в противоречии с законом. Будем надеяться, что какой-либо выход из этого недопустимого положения будет найден в ближайшее время.

При кредитном страховании жизни также выплату следует рассчитывать как сумму невозвращенного кредита с процентами, т.е. следует не выплачивать фиксированную сумму, как того императивно требует закон, а возмещать банку те суммы, которые не вернул ему заемщик из-за того, что умер. Так и поступают на практике (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 10 июня 2002 г. N Ф08-1941/2002). И возникают правильные по существу, но незаконные судебные решения. Я говорил выше, что это крайне опасное явление.

Существует еще достаточное число примеров, когда при личном страховании характер отношений требует возмещения убытков. Поэтому императивное требование п. 1 ст. 934 ГК РФ не всегда соответствует тем целям, ради которых осуществляется личное страхование. В действительности, как говорилось в § 2 гл. 2 настоящей работы, когда рассматривались различные классификации видов страхования, следует выделять не личное страхование, а накопительное страхование жизни. В отношении же других видов страхования должно работать правило - возмещение убытков, когда их расчет возможен (имущественное и некоторые виды личного страхования), и выплата оговоренной в договоре суммы, когда расчет убытков невозможен или затруднен.

 

Суммы выплат в накопительном страховании жизни

 

Условия о расчете суммы выплаты в договорах накопительного страхования жизни бывают довольно разнообразны. Может выплачиваться оговоренная договором сумма, а могут осуществляться периодические выплаты (называемые аннуитетами, рентой, пенсией и проч.) - такие возможности предусмотрены в п. 1 ст. 934 ГК РФ. Срок периодических выплат может варьироваться: выплаты производятся в течение определенного договором периода либо пожизненно.

Кроме того, в п. 6 ст. 10 Закона о страховом деле предусмотрена возможность участия страхователя в инвестиционном доходе страховщика. Формы такого участия могут быть также различны. Интересующихся указанным предметом читателей я переадресую к статье С.Ю. Яновой, в которой данный вопрос рассмотрен весьма подробно. В этой же статье разбираются и налоговые проблемы, возникающие в связи с выплатами по договорам накопительного страхования жизни.

Я не останавливаюсь подробно на суммах выплат в накопительном страховании жизни, так как накопительное страхование жизни у нас пока не слишком распространено, и поэтому спорных проблем, связанных с расчетом выплат, немного, и в основном они налоговые. Кроме того, форма накопительного страхования жизни часто используется для целей, далеких от страхования, например для снижения налогового бремени при выплате заработных плат (так называемые зарплатные схемы). Эти схемы я также не стану здесь рассматривать, так как к страхованию они практически не имеют отношения.

 

Неденежная выплата

 

В § 1 гл. 9 настоящей работы обсуждался вопрос о неденежной страховой премии. Аналогичные проблемы возникают в связи с нормами ст. 10 Закона о страховом деле, запрещающими страховые выплаты в неденежной форме. Единственным исключением из этого запрета является п. 4 ст. 10 Закона о страховом деле, дозволяющий по договорам страхования имущества и ответственности предоставлять вместо денежной выплаты имущество, аналогичное утраченному или поврежденному. Конституционное требование соразмерности ограничений тем целям, ради которых такие ограничения вводятся, этими нормами здесь, очевидно (с моей точки зрения), нарушено.

Я не стану повторять здесь эти рассуждения о соразмерности, уже приведенные в гл. 9 настоящей работы, назову лишь несколько примеров из практики, которые показывают ситуацию, сложившуюся в связи с фактическим запретом на осуществление страховых выплат в неденежной форме.

Одно из наиболее показательных дел, связанных с неденежной выплатой, возникло из договора перестрахования. Перестрахователь выплатил своему страхователю возмещение ценными бумагами и, в свою очередь, обратившись к перестраховщику за выплатой, получил отказ, поддержанный судами. Суды решили, что прекращение обязательства по выплате предоставлением отступного, как и была оформлена передача страхователю ценных бумаг, не является страховой выплатой (Постановление ФАС Московского округа от 18 июня 2001 г. N КГ-А40/3013-01). Попытка обоснования этого, имеющаяся в судебном акте, на мой взгляд, совершенно беспомощная, да и невозможно разумно обосновать то обстоятельство, что при продаже товаров заменять платеж передачей ценных бумаг можно, а при страховых выплатах нельзя. Единственное обоснование, на которое в настоящее время можно сослаться, - нормы ст. 10 Закона о страховом деле, но в тот период, когда данное дело рассматривалось, этих норм еще не существовало.

Другое, также весьма характерное, дело было рассмотрено судами в связи оспариванием страховщиком-налогоплательщиком решения налогового органа. Спор возник в том числе и в связи с выплатами векселями по договорам личного страхования. И здесь суд указал на невозможность таких выплат (Постановление ФАС Московского округа от 23 июля 2003 г. N КА-А40/4694-03), несмотря на то что в тот период указанные нормы ст. 10 Закона о страховом деле еще не были в него включены.

Таким образом, еще до появления в Законе о страховом деле запрета на осуществление выплат в неденежной форме суды уже сами сформировали этот запрет, хотя и не вполне понятно, из каких соображений, а Закон лишь формально подкрепил эту позицию судов.

Январь 2013 г.



Автострахование

Личное страхование

Страхование имущества

Страхование ответственности