Страховая выплата: требование о выплате и его рассмотрение страховщиком, срок выплаты

 

Исковая давность

 

Срок исковой давности

 

До ноября 2007 г. для любых требований, вытекающих из договора имущественного страхования, в ст. 966 ГК РФ был установлен сокращенный срок исковой давности в два года. Затем в эту норму внесли изменения: для договоров страхования ответственности за причинение вреда теперь установлен общий трехлетний срок исковой давности. Это связано со введением ОСАГО: человек, купивший полис ОСАГО, оказывался защищенным благодаря ему лишь в течение двух лет после возникновения у него ответственности за причинение вреда, в то время как потерпевший мог предъявить к нему требование о возмещении вреда в течение трех лет.
Эта очевидная несправедливость и послужила причиной внесенного изменения. Причем суды настолько остро ощущали эту несправедливость, что после внесения изменений в ст. 966 ГК РФ стали удовлетворять требования к страховщику даже в тех случаях, когда прежняя исковая давность (два года) по этим требованиям уже истекла к моменту внесения изменений, но трехлетний срок еще не истек. И ссылались суды при этом не на закон, а, по существу, на справедливость, хотя само это слово и не употреблялось (Определение ВАС РФ от 23 января 2008 г. N 17902/07).

Изменения, внесенные в ст. 966 ГК РФ и установившие общий срок давности для требований, вытекающих из договора страхования ответственности за причинение вреда, безусловно, направлены на приведение правового регулирования данных отношений в соответствие с теми целями, для достижения которых они введены. Однако сразу же возникает вопрос: а разве не те же самые цели и у правового регулирования страхования договорной ответственности? Почему же законодатель ограничился только страхованием ответственности за вред? Ответ, по-моему, несложен: из-за массовости ОСАГО давление несправедливости было в этих отношениях весьма ощутимо. А о тех отношениях, где налицо та же самая несправедливость, но ощущается она в меньшей степени, можно и не думать - ведь давления-то особого нет. Правовое регулирование у нас в последние годы стало, к сожалению, казуальным.
В гл. 13 настоящей работы, рассматривая особенности договоров страхования ответственности, я покажу, как такие проблемы могут и должны решаться системно.

 

Начало течения срока исковой давности

 

Проблема начала течения срока исковой давности для требования о страховой выплате стоит довольно остро. Судебная практика в этом отношении совершенно единообразна и определенна: со ссылкой на ч. 2 п. 2 ст. 200 ГК РФ суды признают началом течения срока исковой давности по требованиям, вытекающим из договора страхования, момент наступления страхового случая. Возникающую из-за этого проблему легко понять, рассмотрев в качестве примера недавнее судебное дело (Определение ВАС РФ от 6 мая 2010 г. N ВАС-5744/10. Имеется и Постановление ФАС Северо-Западного округа от 18 февраля 2010 г. N А21-3044/2009, которое было поддержано судьями Высшего Арбитражного Суда РФ).

Перевозчик заключил в качестве страхователя договор страхования ответственности за утрату или повреждение перевозимого груза. В договоре страхования было установлено, что страховым случаем является ответственность за утрату или повреждение груза, подтвержденная вступившим в законную силу решением суда. Перевозчик утратил груз при перевозке, к нему было предъявлено и удовлетворено судом требование о взыскании убытков вследствие утраты груза. Исполнив решение суда, перевозчик обратился к своему страховщику ответственности, но получил отказ, поддержанный судами, - за время судебных разбирательств по поводу его ответственности за утрату груза истекла исковая давность по требованию из договора страхования ответственности. Исковая давность судом первой и кассационной инстанций, а также тройкой судей Высшего Арбитражного Суда РФ считалась от момента наступления страхового случая, т.е. возникновения ответственности за утрату груза. Апелляционная же инстанция, постановление которой было отменено кассационной, посчитала, что исковая давность должна считаться с момента, когда лицо узнало о наступлении страхового случая, т.е. когда вступило в законную силу решение суда, подтвердившего ответственность перевозчика.

Разрешая этот спорный вопрос, я, как и в других главах этой книги, буду исходить из тех целей, для достижения которых используются соответствующие правовые конструкции. Конструкция исковой давности введена для стабилизации оборота. Над должником (даже и неисправным) не должна "вечно висеть" угроза применения принудительных мер - по истечении срока исковой давности эта угроза исчезает. Очевидно, что начинаться течение этого срока должно тогда, когда кредитор и должник узнают о наличии возможности применения принудительных мер. Соответственно этому и построена ст. 200 ГК РФ. Но норма абз. 2 п. 2 данной статьи сформулирована с использованием неявного предположения о том, что и должник, и кредитор знают о существовании обязательства, а следовательно, знают и о том моменте, когда по данному обязательству возникает возможность применения принудительных мер. В подавляющем большинстве случаев это действительно так. Но в страховании мы встречаемся с ситуациями, когда обязательство возникает, а стороны узнают об этом значительно позже.

Рассмотренное судебное дело - пример такой ситуации. Страховым случаем по договору страхования ответственности является момент возникновения ответственности, т.е. в данном деле - момент утраты груза. В этом я полностью согласен с судами - возлагает ответственность закон, а судебное решение не возлагает ответственность, а лишь подтверждает ее возложение. Обязательство страховщика "платить по наступившему страховому случаю" действительно полностью сформировалось в момент утраты груза (подробнее об этом см. в § 2 гл. 13 настоящей работы). Но стороны договора установили, что страховым случаем по заключенному ими договору будет являться не любое возложение ответственности, а лишь такое, которое подтверждено решением суда. Таким образом, в момент утраты груза страховой случай наступил и обязательство страховщика возникло (правильнее сказать, трансформировалось из обязательства "платить при наступлении страхового случая" и полностью сформировалось как денежное обязательство), но стороны узнали об этом только при вступлении решения суда в законную силу.

Совершенно аналогичная ситуация может создаться в договорах страхования с ретроактивным действием (не обязательно страхования ответственности), в которых страховой защитой покрываются и события, наступившие до заключения договора, но о которых страхователь не знал и не мог знать. Такой пример есть в практике страхования банковских рисков - банки страхуются на случай убытков, возникших в результате противоправных действий своих сотрудников. Крупные банки с большой филиальной сетью при заключении договора страхования вполне могут не знать о тех убытках, которые уже возникли в филиалах в результате действий их сотрудников, - для этого и вводится дата ретроактивного действия договора. Практика страхования показывает, что для крупных банков такие даты ретроактивного действия могут отстоять от даты заключения договора более чем на два года. Другими словами, если исковую давность считать с момента, когда страховой случай наступил, а не с момента, когда банку стало об этом известно, ретроактивное действие таких договоров окажется совершенно бессмысленным, так как исковая давность истечет уже в момент заключения договора.

Примечание Смотрите: Определение ВАС РФ от 26 февраля 2010 г. N ВАС-1380/10. В этом деле, правда, страхователь пропустил срок исковой давности, даже если считать его с момента, когда он узнал об убытках, но это дело приведено здесь как пример такой разновидности договоров страхования.

В § 3 гл. 5 настоящей работы, рассматривая связь факта причинения вреда и убытков, я анализировал недавно опубликованную статью, посвященную именно тому делу о страховании ответственности перевозчика за сохранность перевозимого груза, которое рассмотрено выше. Автор этой статьи объясняет ошибочное судебное решение неверным пониманием судами (и автором данной книги) структуры страхового случая. Эти взгляды автора указанной статьи были рассмотрены в названном параграфе. Однако решения судов действительно ошибочны, хотя ошибка, как мы видим, имеет совершенно иную природу - она возникла не из неверного определения момента возникновения обязательства страховщика "платить по наступившему страховому случаю" (как считает автор статьи), а из неверного определения начала течения срока исковой давности по этому обязательству.

Исковая давность по обязательству страховщика "платить по наступившему страховому случаю" должна начинать течь не с момента наступления страхового случая, а с момента, когда страхователь (выгодоприобретатель) узнал о его наступлении. Только при таком определении начала течения срока исковой давности эта правовая конструкция будет в страховании обеспечивать достижение тех целей, ради которых она вводится. При ином определении начала течения срока давности эта конструкция лишь создает страховщику формальные основания для уклонения от выплаты.

 

Срок выплаты и процедура урегулирования

 

Срок выплаты и ответственность страховщика за просрочку

 

Обычно в правила страхования включают условие о том, что выплата должна быть осуществлена страховщиком через определенное количество дней после предоставления страхователем (выгодоприобретателем) всех необходимых документов, в том числе заявления на выплату. По существу, это означает, что срок определен моментом востребования, т.е. действуют правила п. 2 ст. 314 ГК РФ, и просрочка начнется именно через соответствующее число дней после предоставления всех документов.

Ответственность страховщика за просрочку выплаты весьма невелика - она ограничивается процентами по ст. 395 ГК РФ. Как мы знаем, расходы на представителей интересов в суде у нас взыскиваются в крайне незначительном размере, и поэтому реальные финансовые последствия затягивания выплаты для страховщика, по существу, ограничиваются годовыми процентами по ставке рефинансирования Центрального банка РФ. А эти проценты значительно меньше, чем доходы страховщика, получаемые им от размещения резервов. Поэтому с чисто финансовой точки зрения отечественным страховщикам просто выгодно отправлять людей в суд.

Все попытки как-то изменить эту ситуацию ничем не заканчиваются. Например, попытка применить к требованию о выплате Закон о защите прав потребителей и имеющиеся там весьма чувствительные последствия просрочки привели к принятию уже упоминавшегося разъяснения Верховного Суда РФ о том, что к отношениям по имущественному страхованию Закон о защите прав потребителей не применяется (Ответ на вопрос 2 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2008 г., утв. Постановлением Президиума ВС РФ от 28 мая 2008 г.).

Была сделана попытка увеличить ответственность страховщика хотя бы для отношений по ОСАГО, и для этого в ст. 13 Закона об ОСАГО было включено следующее положение: "...страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пени) в размере одной семьдесят пятой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на день, когда страховщик должен был исполнить эту обязанность, от установленной статьей 7 настоящего Федерального закона страховой суммы по виду возмещения вреда каждому потерпевшему". В § 2 гл. 6 настоящей работы эта ситуация уже разбиралась и было показано, что из этого вышло. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал, что буквальное толкование этой нормы, "состоящее в том, что размер пеней не зависит от размера неисполнения страховщиком обязанности по конкретному страховому случаю, не соответствует гражданско-правовому понятию неустойки" (Постановление Президиума ВАС РФ от 2 февраля 2010 г. N 14107/09). Таким образом, и эта попытка повысить ответственность страховщиков не увенчалась успехом.

 

Перечень документов и страховое расследование

 

В связи с тем что просрочка начинается с момента предоставления страховщику необходимых документов, вопрос о том, какие документы должны быть представлены лицом, предъявляющим требование, является весьма существенным.

В подавляющем большинстве случаев договором (правилами) страхования установлен перечень документов, и он не является исчерпывающим. Практически во всех правилах предусмотрено, что страховщик вправе потребовать представления дополнительных документов.

Понятно, что это объективная необходимость. Большинство страховых случаев стандартно, но есть и нестандартные случаи, для расследования которых могут оказаться необходимыми документы, список которых невозможно предвидеть заранее.

Разрешая эту проблему, следует прежде всего исходить из того, что бремя доказывания факта наступления страхового случая и размера убытков в имущественном страховании бесспорно лежит на лице, предъявившем требование. Полагаю, в этом отношении ни у кого нет сомнений. Но столь же очевидно, что страховщик не вправе этим злоупотреблять, требовать все новые и новые документы и тем самым оттягивать выплату. Суды очень часто сталкиваются с подобным злоупотреблением со стороны страховщиков и всегда встают на сторону страхователя (Постановление ФАС Московского округа от 10 августа 2010 г. N КГ-А40/8174-10; Постановление ФАС Центрального округа от 28 марта 2008 г. N Ф10-957/08).

Во избежание конфликтов в подобных вопросах целесообразно в договоре (правилах) страхования разделить процесс урегулирования убытков на три стадии: сбор страхователем необходимых документов, рассмотрение их страховщиком и проведение при необходимости страховщиком страхового расследования. При этом процесс урегулирования и стадия сбора документов начинаются с момента получения страховщиком уведомления, которое в соответствии со ст. 961 ГК РФ должно быть сделано страхователем (выгодоприобретателем) незамедлительно. Сбором документов должен заниматься страхователь, так как бремя доказывания лежит на нем. В связи с этим длительность данной стадии будет зависеть только от страхователя.

Затем страхователем должно быть подано заявление на выплату, к которому прилагаются собранные документы. Исчерпывающий перечень документов, которые должны быть приложены к заявлению, следует оговорить заранее в договоре (правилах). Если для урегулирования по конкретному виду убытков необходимы определенные данные либо должны представляться документы, удовлетворяющие определенным требованиям, следует оговорить в договоре (правилах) атрибуты, которые должны содержаться в таких документах. Таким образом, бремя доказывания, которое несет страхователь, превращается из формальной юридической конструкции в содержательную обязанность представить документы по конкретному перечню, включающие определенные атрибуты. При неисполнении этой обязанности следует предусмотреть не противоречащие закону последствия - отказ в принятии заявления на выплату при отсутствии какого-либо из документов, перечисленных в договоре (правилах), или какого-либо из оговоренных атрибутов в этих документах.

По представлении заявления на выплату и всех необходимых в соответствии с договором (правилами) документов страховщик должен рассмотреть эти документы в предусмотренный договором (правилами) срок и принять одно из трех решений: о выплате, об отказе в выплате или о проведении страхового расследования. Причем это решение должно быть тщательно мотивировано. А при назначении страхового расследования страховщик должен иметь возможность требовать дополнительные документы и доказательства. В таком случае у страхователя (выгодоприобретателя) будет меньше причин идти в суд, а у судов не будет создаваться впечатление недобросовестности страховщика.

Срок проведения страхового расследования должен быть установлен с максимальной степенью определенности, так как к этому времени уже будет достаточно информации о том, какие действия должны быть предприняты при расследовании, и скорость расследования будет зависеть только от страховщика.

Такая структура процесса урегулирования при условии, что она четко прописана в договоре (правилах), позволит в равной мере защитить интересы как страхователя, так и страховщика и поможет предупредить возникновение значительного количества претензий.

Следует обратить внимание на то, что в некоторых видах обязательного страхования (например, в ОСАГО) назван исчерпывающий перечень предоставляемых документов (п. п. 51, 53 - 56, 61 Правил ОСАГО) и не предусмотрено никакого расследования. Это не означает, что при предоставлении этих документов страховщик безусловно обязан произвести выплату. С моей точки зрения, если перечень документов, указанный в договоре, является исчерпывающим и все они представлены, это не лишает страховщика права отказать в выплате, но перераспределяет бремя доказывания, и теперь уже не страхователь должен доказывать, а страховщик должен опровергать факт наступления страхового случая. Иной подход лишил бы страховщика средств борьбы со страховым мошенничеством, что было бы совершенно неверно.

Январь 2013 г.



Автострахование

Личное страхование

Страхование имущества

Страхование ответственности