Имущественное страхование: Страховой интерес

 

Со страховым риском, страховым случаем тесно связано понятие "страховой интерес".
Анализируя теорию и практику страхового дела, В.И. Серебровский писал, что значение страхового интереса для договора имущественного страхования чрезвычайно велико. Договор страхования недействителен, если интерес, ради которого заключено страхование, не существует при начале страхования или вообще не возникает в случае заключения страхования для будущего интереса. Те же последствия наступают, если во время действия договора этот интерес у страхователя отпадает. Страховой интерес определяет предел страхового вознаграждения, выплачиваемого страховщиком страхователю. Страховой интерес лежит в основании правил об оставлении части застрахованного имущества на риске страхователя, о дополнительном и двойном страховании. Страховой интерес является тем критерием, который разграничивает отношения различных лиц к одному и тому же застрахованному объекту.

Понятие "интерес" является общенаучной категорией, оно изучается различными науками, включая философию, социологию, психологию, экономику, юриспруденцию. И каждая отрасль науки понимает "интерес" исходя из целей, задач, предмета и метода своего исследования. Философы-материалисты воспринимают категорию интереса как движущую силу общественного развития, определяемую производственными отношениями данной общественно-экономической формации. Многие ученые-социологи полагают, что интерес - это субъективное отношение отдельного индивидуума к условиям собственной жизни и наличным потребностям. Экономисты рассматривают интерес как стимул и мотивацию хозяйственной (производственной) деятельности субъекта экономических отношений. Исследователи-психологи понимают интерес как определенное психическое состояние человека, как направленность его внимания на какой-либо предмет. Отдельные ученые-юристы характеризуют интерес как осознание субъектом своих объективных потребностей, как некую объективную направленность, стремление.

Статья 1 ГК РФ в числе основных начал гражданского законодательства провозглашает, что граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. В отдельных статьях ГК РФ закреплены нормы, конкретизирующее это общее положение. Как же обстоит дело с имущественными (страховыми) интересами в гражданском праве?
В ст. 930 ГК РФ констатируется, что имущество может быть застраховано по договору страхования в пользу лица (страхователя или выгодоприобретателя), имеющего основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении этого имущества (п. 1). Договор страхования имущества, заключенный при отсутствии у страхователя (выгодоприобретателя) интереса в сохранении застрахованного имущества, недействителен (п. 2).
Примечательно, что еще в Гражданском кодексе РСФСР 1922 г. указывалось, что "при заключении договора страхователь должен точно указать характер своего интереса и интереса выгодоприобретателя" (ст. 373).
В п. 2 ст. 4 Закона о страховании подчеркнуто, что имущественные (страховые) интересы являются объектами имущественного страхования, когда они связаны, в частности, с: 1) владением, пользованием и распоряжением имуществом (страхование имущества); 2) обязанностью возместить причиненный другим лицам вред (страхование гражданской ответственности); 3) осуществлением предпринимательской деятельности (страхование предпринимательских рисков) (п. 2 ст. 4 Закона о страховании).
При страховании имущества страхуется интерес, связанный с риском утраты (гибели), недостачи или повреждением имущества, принадлежащего страхователю на праве собственности, на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором. При страховании риска ответственности по деликтным обязательствам страхуется интерес, связанный с риском ответственности страхователя или иного лица, на которое возложена ответственность за причинение вреда другим физическим и юридическим лицам. При страховании риска ответственности по договорным обязательствам страхуется интерес самого страхователя, так как выплата страхового возмещения потерпевшему контрагенту дает возможность страхователю переложить бремя ответственности за нарушение договора на страховщика. Согласно ст. 932 ГК РФ по договору страхования риска ответственности за нарушение договора может быть застрахован только риск ответственности самого страхователя под угрозой недействительности (ничтожности) договора в случае его несоответствия этому требованию (п. 2) (Иными словами, договор страхования ответственности может быть заключен только в пользу потерпевшего лица (ст. ст. 931, 932 ГК РФ)). При страховании предпринимательского риска реализуется имущественный (страховой) интерес самого страхователя-предпринимателя, связанный с потерей или неполучением последним доходов вследствие своей предпринимательской деятельности, невыполнения (ненадлежащего исполнения договорных обязательств) партнерами, сокращения объема производства или его закрытия, банкротства (Иными словами, договор страхования предпринимательского риска может быть заключен только в пользу потерпевшего лица (ст. 933 ГК РФ). По мнению М.И. Брагинского и В.В. Витрянского, у страхователя существует и отрицательный страховой интерес, выражающийся в стремлении (интересе) ненаступления страхового случая. Этот отрицательный интерес выполняет функцию гаранта прав страховщика.).

Примечание. Интересно заметить, что еще в Гражданском кодексе РСФСР 1922 г. указывалось, что "договор имущественного страхования может быть заключен всяким лицом, заинтересованным в целости имущества, как-то: его собственником, лицом, имеющим на это имущество вещное право или право нанимателя или по договору ответственным за ухудшение или гибель имущества". В соответствии с современным законодательством договор страхования имущества может быть заключен только в пользу лица, имеющего интерес в сохранении имущества (п. 1 ст. 930 ГК РФ).

Иными словами, предметом интереса в имущественном страховании является имущественная сфера в широком плане - в плане компенсации возможного уменьшения имущественной массы, имущественных потерь, неполученных доходов при определенных (предполагаемых) обстоятельствах. При этом следует заметить, что и в личном страховании страховой интерес имеет имущественный характер, выражающийся в том, что и при этом виде страхования выплачивается определенная денежная (страховая) сумма в случае возможного причинения вреда жизни (здоровью) страхователя (застрахованного лица), оказания ему платных медицинских услуг.
По этому поводу известный российский правовед и государственный деятель К.П. Победоносцев писал: "Материальным предметом страхования служит интерес, соединенный с целостью имущества или нормального состояния; цель его - вознаграждение возможного ущерба этому интересу от известной опасности или случайности. Итак, страховать свой интерес может не только собственник, но и временный владелец: интересы могут быть разнообразны, равно как и опасности, от которых страхуется (например, здания - от огня; судно и груз - от непогоды; от небрежного управления, от разбоя; жатва - от града; скот - от падежа; люди - от жребия воинской повинности, от случайностей, подвергающих жизнь опасности, и т.п.). Страхуемый интерес должен иметь определенную ценность. Одно и то же имущество может быть застраховано в рассуждении различных интересов, соединенных с его употреблением и входящих в его экономию, так, что одно имущество может быть предметом разных страхований. Целью страхования предполагается свой интерес, а не чужой: страховать в своем расчете совсем чужой интерес - значит предпринимать азартную игру или держать пари на чужой интерес".

Как отечественное, так и зарубежное законодательство не дают нормативного определения понятия "страховой интерес". Тем не менее доктрина континентального права выработала несколько определений этого понятия, общий смысл которых заключается в том, что страховой интерес существует, если обстоятельства, в которых находится заинтересованное лицо, могут причинить ему вред, отдельные зарубежные юристы-теоретики определяют интерес, как "всякую для данного лица от известного обстоятельства выгоду или все, что данное лицо может получить от ненаступления или наступления известного события", как "выгоду, которое известное имущество имеет от ненаступления вредоносного события". В системе общего права имеется развернутое определение страхового интереса, приведенное судьей Лоуренсом по одному из рассмотренных дел: "Тот человек может считаться заинтересованным в чем-либо, которому обстоятельства, сопутствующие предмету его интереса, могут создать преимущества или нанести вред. и для которого важно, чтобы состояние предмета его интереса, как с точки зрения сохранности, так и с точки зрения других его качеств, оставалось неизменным. Интерес не обязательно предполагает какие-то права на предмет интереса или на его часть, и также не обязательно, чтобы имелось нечто, что могло бы быть фактически утрачено, но необходимо наличие таких связей с предметом страхования, чтобы в результате воздействия опасности, от которой страхование производится, застрахованному лицу был причинен вред. Быть заинтересованным в сохранении чего-либо означает находиться в таких обстоятельствах по отношению к этому, чтобы получать выгоду от его существования и вред от разрушения".

Судебная практика свидетельствует о том, что суды (арбитражные суды) принимают меры к выяснению имущественного страхового интереса при рассмотрении споров, связанных с имущественным страхованием.
Так, в своем информационном письме от 28 ноября 2003 г. N 75 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования" Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал на то, что интерес в сохранении имущества имеется у его собственника и в том случае, когда обязанность нести расходы по замене утраченного или восстановлению поврежденного имущества возлагается на другое лицо. Из материалов дела было видно, что страховщик обратился в арбитражный суд к организации - причинителю вреда с иском о взыскании в порядке суброгации суммы возмещения, выплаченной собственнику поврежденного автомобиля. Возражая против иска, ответчик ссылался на недействительность договора страхования имущества. В соответствии с п. 1 ст. 930 ГК РФ имущество может быть застраховано по договору страхования в пользу лица (страхователя или выгодоприобретателя), имеющего основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении этого имущества. Договор страхования имущества, заключенный при отсутствии у страхователя или выгодоприобретателя интереса в сохранении застрахованного имущества, недействителен (п. 2 ст. 930 ГК РФ). В данном случае договор страхования был заключен арендатором имущества в пользу собственника (выгодоприобретателя), хотя договор аренды предусматривал, что расходы по ремонту автомобиля при его повреждении несет арендатор.
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, иск был удовлетворен по следующим основаниям. Собственник как лицо, обладающее наиболее полным абсолютным правом на принадлежащее ему имущество, всегда имеет основанный на законе интерес в его сохранении. Интерес в сохранении имущества имеется у его собственника и тогда, когда по условиям договора аренды обязанность по ремонту поврежденного имущества возлагается на арендатора. При этих условиях отсутствуют основания для признания договора страхования недействительным как противоречащего требованиям п. 1 ст. 930 ГК РФ. Факт наступления страхового случая и размер убытков ответчиком - причинителем вреда не оспаривались. Страховщик обоснованно выплатил страховое возмещение выгодоприобретателю и приобрел в порядке суброгации право требования к причинителю вреда на основании п. 1 ст. 965 ГК РФ. Отношения между арендатором и собственником автомобиля не влияют на обязанность причинителя по возмещению вреда. Арендатор, отремонтировавший автомобиль, не лишен права требовать от собственника уплаты израсходованных на ремонт средств по правилам о неосновательном обогащении в той части, в какой убытки собственника возмещены страховщиком (информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 ноября 2003 г. N 75 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования").

В одном из своих Постановлений Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ прямо подчеркнул, что "в силу ст. 930 ГК РФ имущество может быть застраховано по договору страхования в пользу лица (страхователя), имеющего основанный на договоре интерес в сохранении этого имущества". Из материалов дела было видно, что по договору страхования имущества ООО "Привоз" застраховало в ТОО "Екатеринбург - АСКО" основные средства, находящиеся на 85-м километре Челябинского тракта, на сумму 26800000 рублей. Страхование производилось на случаи повреждения огнем в результате стихийного бедствия, аварии, неисправности, противоправных действий; механического повреждения вследствие противоправных действий; кражи (грабежа). Застрахованное имущество было уничтожено при пожаре. ТОО "Екатеринбург - АСКО" отказало в выплате страхового возмещения, считая договор страхования недействительным в связи с отсутствием у страхователя интереса в сохранении имущества, поскольку ООО "Привоз" не является его собственником.
В связи с отказом общество с ограниченной ответственностью "Привоз" обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском к товариществу с ограниченной ответственностью "Страховая компания "Екатеринбург - АСКО" о взыскании 100800000 рублей страхового возмещения и 6249600 рублей пеней за несвоевременную выплату страхового возмещения по договорам страхования, 79 200000 рублей убытков в виде упущенной выгоды в связи с невыполнением страховщиком обязательств; 14000000 рублей расходов на оплату юридических услуг. Суд взыскал страховое возмещение по одному из договоров и пеню за просрочку его выплаты. В остальной части иска и в удовлетворении встречного иска отказал. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ пришел к обоснованному выводу об отмене состоявшегося решения, указав при этом, что ООО "Привоз" во время заключения и действия договора страхования арендовало имущество на основании договора аренды и поэтому имело как арендатор-страхователь имущественный страховой интерес по поводу сохранности арендуемого имущества (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 апреля 1998 г. N 1540/98).

По другому приведенному в информационном письме делу Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ отметил, что суд вполне обоснованно признал, что договор страхования имущества может быть заключен в пользу лица, имеющего в сохранении этого имущества интерес, основанный на договоре безвозмездного пользования имуществом. Как было указано в письме, страхователь, застраховавший автомобиль от угона в свою пользу, обратился в арбитражный суд с иском к страховщику о выплате страхового возмещения в связи с наступлением страхового случая. Возражая против иска, страховщик ссылался на то, что страхователь получил автомобиль от собственника по договору безвозмездного пользования. Риск утраты автомобиля несет его собственник. Угон автомобиля затрагивает интересы собственника, а не страхователя, поэтому последний не мог страховать автомобиль от угона в свою пользу. Договор страхования недействителен (п. 2 ст. 930 ГК РФ). Суд первой инстанции согласился с доводами страховщика и в иске отказал, поскольку убытки возникли у собственника, следовательно, угоном затрагиваются права и интересы последнего, а не истца. Убытки страхователя обусловлены тем, что по договору ссуды он несет ответственность за утрату или повреждение полученного имущества. Такие убытки не подлежат возмещению по договору страхования имущества, так как в соответствии со статьями 929, 932 ГК РФ интерес, связанный с возможной ответственностью страхователя за нарушение договора (риск ответственности по договору), страхуется по договору страхования риска гражданской ответственности. Собственные убытки страхователя, возникшие вследствие невозможности использовать имущество по назначению, могли быть возмещены при наличии договора страхования предпринимательского риска.
Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ подчеркнул, что суд апелляционной инстанции вполне обоснованно отменил решение суда первой инстанции и удовлетворил иск по следующим основаниям. Страхователь получил автомобиль в пользование как ссудополучатель и согласно п. 1 ст. 689 ГК РФ должен вернуть полученную вещь с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором. Ссудополучатель заинтересован в сохранности автомобиля для последующего возврата. Данный риск мог быть застрахован в качестве риска ответственности по договору. Вместе с тем ссудополучатель заинтересован в сохранении имущества для себя. Такой интерес состоит в выгоде, которую ссудополучатель имеет от предотвращения убытков, которые он несет в случае невозможности использовать застрахованное имущество. Этот интерес ссудополучателя позволяет допустить возможность страхования им имущества в свою пользу. Соответствующий интерес ссудополучателя основан на договоре ссуды, заключенном с его собственником. Поэтому ссудополучатель вправе в силу ст. 930 ГК РФ застраховать полученный по договору автомобиль на случай его угона в свою пользу и при наступлении страхового случая получить страховое возмещение в пределах тех убытков, которые он как наниматель понес в связи с невозможностью использовать автомобиль. В данном случае автомобиль не был застрахован на полную стоимость, оценка риска и характера застрахованного интереса производилась страховщиком при заключении договора. С учетом этого, оснований для признания договора страхования недействительным не имелось. Поскольку размер причиненных истцу убытков подтверждался материалами дела, исковые требования были удовлетворены правомерно.

В этом же письме Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ подчеркнул, что при возникновении спора о действительности договора страхования имущества в связи с отсутствием интереса у лица, в пользу которого заключен договор, обязанность доказывать отсутствие интереса лежит на лице, предъявившем требование. Из приведенного в письме дела следовало, что страховая организация обратилась в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора страхования имущества (автомобиля) в связи с отсутствием интереса в его сохранении у страхователя, заключившего договор в свою пользу. При рассмотрении спора истец заявил, что в соответствии с п. 1 ст. 930 ГК РФ интерес в сохранении имущества должен быть основан на законе, ином правовом акте или договоре. Страхователь не является собственником застрахованного автомобиля, и им не представлен договор, на котором основан его интерес в сохранении этого автомобиля. В силу п. 2 ст. 930 ГК РФ договор страхования имущества, заключенный при отсутствии у страхователя или выгодоприобретателя интереса в сохранении застрахованного имущества, недействителен. Возражая против иска, ответчик указал, что согласно АПК РФ года каждый должен доказывать обстоятельства, на которые он ссылается в обоснование своих требований. Поэтому истец, ссылающийся на отсутствие интереса у ответчика, должен доказать его отсутствие. Суд согласился с доводами ответчика. Поскольку обязанность проверять наличие и характер страхуемого интереса при заключении договора лежит на страховщике, а последний не обосновал свои требования и не доказал, что при заключении договора страхования у страхователя отсутствовал интерес в сохранении застрахованного автомобиля, в иске было отказано.

В цивилистической науке при определении объекта и предмета страхования, страховых отношений продолжаются научные споры о соотношении понятий "имущество" и "имущественный интерес". По нашему мнению, понятие "имущество", являющееся объектом гражданских прав, упоминаемое в ст. 128 ГК РФ, не идентично понятию "имущественный интерес". Как верно заметил В.П. Грибанов, имущество является предметом, на достижение которого направлен интерес, и поэтому нет никаких оснований к отождествлению понятия имущества с понятием имущественного интереса. Действительно, в противоположность имуществу, интерес не является объектом гражданских прав, исчерпывающий перечень которых приведен в ст. 128 ГК РФ, а лишь неразрывно связан с заинтересованным лицом и с обстоятельствами, в которых это лицо находится на определенной стадии реализации страхового правоотношения.

К.А. Граве и Л.А. Лунц считали, что "имущественное страхование есть одно из мероприятий, направленных на охрану целости и сохранности именно имущества. Возмещение убытков методом страхования является одним из средств охраны целости этого имущества, восстановления разрушенных или поврежденных имущественных ценностей путем предоставления страхователю (выгодоприобретателю) для этой цели денежных средств. Обязанность предоставления этих денежных средств (уплата страхового возмещения) составляет предмет (содержание) страхового правоотношения в части, касающейся обязательства страховщика. Страховой же интерес не есть предмет страховой охраны, ни предмет страхового правоотношения, а одна из необходимых предпосылок возникновения и существования этого правоотношения, то есть юридический факт, от наличия которого зависят возникновение и дальнейшее существование уже возникшего страхового правоотношения".

В какой-то степени можно согласиться с высказанным выше мнением, особенно в части того, что возмещение убытков методом страхования является одним из средств восстановления разрушенных или поврежденных имущественных ценностей путем предоставления страхователю (выгодоприобретателю) для этой цели денежных средств, что обязанность предоставления этих денежных средств (уплата страхового возмещения) составляет предмет (содержание) страхового правоотношения в части, касающейся обязательства страховщика. Однако, по нашему мнению, страховой интерес не является юридическим фактом, влекущим возникновение страхового правоотношения. Им (юридическим фактом) является, как указывалось нами ранее, наступление страхового случая (события), наличие договора, соблюдение всех иных условий (юридического состава), предусмотренных нормами страхового права, необходимых для возникновения исследуемого рода правоотношений.
Более правильной выглядит позиция В.И. Серебровского, полагающего, что "предметом страхования является интерес, связанный с имуществом". Позицию известного ученого поддерживают видные специалисты гражданского права М.И. Брагинский и В.В. Витрянский. Они обоснованно указывают на то, что мнение К.А. Граве и Л.А. Лунца оставляет за бортом имущественного страхования многие виды этого страхования, например страхование ответственности, при котором предметом страхования служит также имущественный интерес.

Действительно, современное российское страховое законодательство подтверждает верность вывода В.И. Серебровского о существовании имущественного интереса как предмета страховых отношений. Кроме того, одно и то же имущество может быть объектом страхования различных имущественных интересов, разрешенных законом. В то же время, на наш взгляд, следует более четче расставить акценты в понятийном аппарате относительно терминов "предмет страхования", "объект страхования", объект страхового правоотношения", предмет страхового правоотношения" и т.д. По вопросам объектности гражданских правоотношений, гражданских прав написано очень много научных работ, публикаций, но в рамках нашей работы нет возможности более подробно остановиться на затронутой проблеме. Остается только заметить, что основу для возникновения спора о многообъектности гражданского правоотношения создал еще профессор Московского университета В.М. Хвостов, полагавший, что объектом гражданского права могут быть: 1) личность самого субъекта; 2) вещь; 3) действие другого лица; 4) другое лицо; 5) некоторые нематериальные блага.

Представляется, что предметом договора имущественного страхования является указанное в п. 1 ст. 929 ГК РФ обязательство страховщика уплатить определенную сумму денежных средств при возникновении страхового случая (события), иными словами, совершить определенные действия в интересах управомоченного лица (страхователя).
По мнению В.С. Ермакова, предметом договора страхования является не обязательство по выплате возмещения, а услуга по несению риска страховщиком. Ю.Б. Фогельсон, возражая изложенному мнению, вполне правомерно пишет о том, что услуги являются объектом гражданских прав, а не договора, предметом же договора являются действия, которые одна из сторон (стороны) совершает или обязуется совершить.

Заключенный договор имущественного страхования только тогда будет иметь юридическое значение (законным и действительным), когда стороны договора имеют законный (непротивоправный, правомерный) страховой интерес, причем интерес, основанный, как уже отмечалось, на законе, ином правовом акте или договоре.
В соответствии с п. 3 ст. 4 Закона о страховании страхование противоправных интересов, а также интересов, которые не являются противоправными, но страхование которых запрещено законом, не допускается.
Статья 928 ГК РФ констатирует, что "страхование противоправных интересов не допускается, не допускается страхование убытков от участия в играх, лотереях и пари, не допускается страхование расходов, которым лицо может быть принуждено в целях освобождения заложников" (п. п. 1 - 2).
Ю.Б. Фогельсон весьма обоснованно замечает, что если исходить из представления об интересе как о возможном вреде, то смысл понятия "противоправный интерес" не ясен. Если же использовать конструкцию интереса как фактическую возможность для лица так вести себя, чтобы это поведение приносило пользу в результате того, что определенное имущество или благо существует и находится в неизменном состоянии, то вопрос о правомерности или противоправности интереса легко решается. Правомерные и противоправные интересы различаются между собой юридической возможностью субъекта поведения. Если фактически возможное поведение, приносящее лицу пользу, также и юридически возможно, то интерес правомерен. Если же фактически возможное поведение, приносящее пользу, является правонарушением, то интерес противоправен.

Судебно-арбитражная практика богата примерами учета противоправности страхового интереса как немаловажного элемента страховых правоотношений.
Так, гражданин С. обратился в суд с иском к ООО "Росгосстрах-Татарстан" о взыскании страхового возмещения в сумме 1902780 руб., процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 140805 руб. за 127 дней просрочки выплаты страхового возмещения и компенсации морального вреда в сумме 20000 руб., ссылаясь на то, что 6 декабря 2001 г. он заключил с ответчиком договор страхования автотранспортного средства принадлежащего ему автомобиля "Тойота Ленд Крузер". 10 июля 2002 г. этот автомобиль был угнан и сожжен неустановленными лицами, о чем истец сообщил страховщику как о наступлении страхового случая. По факту угона и поджога было возбуждено уголовное дело, которое впоследствии было приостановлено, копия постановления о приостановлении уголовного дела была представлена страховщику, но страховое возмещение истцу не было выплачено. Ответчик иск не признал и предъявил встречный иск о признании недействительным договора страхования автотранспортного средства, мотивируя тем, что у страхователя отсутствовал интерес к сохранению имущества, что автомобиль не прошел таможенное оформление, свидетельство о его регистрации является недействительным, а сведения о цене не соответствуют действительности. Решением Ново-Савиновского районного суда г. Казани от 22 января 2003 г. было постановлено взыскать с ООО "Росгосстрах-Татарстан" в пользу С. страховое возмещение в сумме 1902780 руб. и проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 20000 руб., а в остальной части иска и во встречном иске было отказано.
Определением Президиума Верховного суда Республики Татарстан это судебное постановление было оставлено без изменения. В надзорной жалобе ООО "Росгосстрах-Татарстан" просило отменить состоявшееся судебное решение. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ пришла к выводу о частичном удовлетворении надзорной жалобы по следующим основаниям. Удовлетворяя первоначальный иск и отказывая во встречном иске, суд исходил из того, что истец являлся добросовестным приобретателем и вправе был распоряжаться принадлежащим ему автомобилем, в том числе заключать договор страхования, условия которого должны исполняться как страхователем, так и страховщиком согласно ст. 929 ГК РФ. Однако эти выводы противоречат ст. 168 ГК РФ, согласно которой сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, а также п. 2 ст. 930 ГК РФ, в силу которого договор страхования имущества, заключенный при отсутствии у страхователя интереса в сохранении застрахованного имущества, недействителен. Как было видно из дела, 6 декабря 2001 г. С. заключил с ООО "Росгосстрах-Татарстан" в лице Вахитовского филиала договор страхования автомобиля "Тойота Ленд Крузер" на основе сведений, представленных страхователем, достоверность которых страховщиком в силу п. 1 ст. 944 ГК РФ не устанавливается. Однако, если после заключения договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил страховщику заведомо ложные сведения, страховщик вправе потребовать признания договора недействительным и применения последствий, предусмотренных п. 2 ст. 179 ГК РФ (п. 3 ст. 944 ГК РФ). Суд первой инстанции не учел факт представления С. страховщику не соответствующих действительности сведений об автомобиле. В частности, согласно данным УВД САО г. Москвы представленный им при заключении договора технический паспорт был выдан 6 апреля 2000 г. на другой автомобиль и на имя другого владельца, а по сообщению ГУ ГИБДД МВД РФ регистрация автомобиля "Тойота Ленд Крузер" признана недействительной. При наступлении страхового случая С. не представил подлинник паспорта технического средства, указав, что он утерян. В судебном заседании истец пояснил, что приобрел автомобиль на авторынке у неизвестного гражданина за 55000 долларов США, однако в справке-счете указана стоимость 100000 руб., а застрахован автомобиль на сумму 1902780 руб.
Исходя из изложенного, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ пришла к выводу о том, что эти обстоятельства в их совокупности могут свидетельствовать о наличии у страхователя противоправного интереса в страховании имущества, в связи с чем договор страхования автомобиля согласно п. 2 ст. 930 ГК РФ мог быть признан недействительным. При новом рассмотрении этим юридически значимым обстоятельствам следует дать надлежащую правовую оценку. Как видно из материалов дела, автомобиль иностранного производства на момент заключения договора страхования не прошел таможенное оформление. Согласно ч. 1 ст. 131 ТК РФ никто не вправе пользоваться и распоряжаться товарами и транспортными средствами, в отношении которых таможенное оформление не завершено. В этой связи при новом рассмотрении суду первой инстанции следует высказать правовое суждение о том, может ли нерастаможенный автомобиль быть объектом (предметом) гражданско-правовой сделки (страхования) с учетом того, что страхование противоправных интересов не допускается - п. 1 ст. 928 ГК РФ (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 августа 2004 г. по делу N 11-В04-12).

По одному из исследованных Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ дел выяснилось, что организация обратилась в арбитражный суд с иском к страховщику о выплате страхового возмещения в связи с угоном застрахованного автомобиля. Между сторонами был заключен договор страхования автомобиля, собственником которого была организация-страхователь. При наступлении страхового случая (угона автомобиля) страховщик в выплате страхового возмещения отказал, поскольку застрахованный автомобиль находился на территории России в режиме временного ввоза, срок которого к моменту заключения договора страхования истек и не подлежал продлению. Против страхователя возбуждено дело о нарушении таможенных правил. В отзыве на иск страховщик ссылался на противоправность застрахованного интереса и недействительность договора страхования, указывая, что в соответствии с п. 1 ст. 928 ГК РФ противоправные интересы страхованию не подлежат. Суд отклонил доводы ответчика и удовлетворил иск по следующим мотивам. Истец является собственником автомобиля и заинтересован в сохранении своей собственности. Его интерес основан на законе, следовательно, требования п. 1 ст. 930 ГК РФ при заключении договора страхования сторонами соблюдены. В рассматриваемом случае нарушение таможенных правил, допущенное истцом, порождает публично-правовые последствия. Применение административных санкций в отношении собственника само по себе не может служить основанием для квалификации характера его интереса как противоправного. В данном случае суд признал, что страхователь, право собственности которого на застрахованное имущество в установленном порядке ни на момент заключения договора страхования, ни на момент рассмотрения спора не было прекращено, имеет интерес в сохранении этого имущества. Однако, подчеркнул Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, интерес собственника в сохранении имущества не может быть квалифицирован как противоправный исключительно на основании того, что застрахованное имущество в момент заключения договора страхования находилось на территории России с нарушением таможенных правил.

Е.А. Суханов совершенно верно отмечает, что правило о ничтожности условий договора о страховании противоправных интересов исключает возможность заключения так называемых сделок о "страховании риска невозврата кредита", получивших широкое распространение в предпринимательской практике, когда недобросовестный заемщик-страхователь, не собираясь возвращать полученный кредит, страхует кредиторский риск в пользу банка-заимодавца, а после получения кредитной суммы - прекращает договор страхования по обоюдному соглашению сторон.

Понятие "страховой интерес" имеет и процессуальное значение, ибо наличие страхового интереса у страхователя презюмируется (предполагается), если иное не будет доказано страховщиком в арбитражном (гражданском) процессе.

 

Оглавление Имущественное страхование: теория и судебная практика



Автострахование

Личное страхование

Страхование имущества

Страхование ответственности