Тенденции и перспективы развития страхования жизни в России

 

За последние семь лет страхование жизни демонстрировало скачкообразную динамику развития. Падение сборов к 2006 г. было обусловлено сворачиванием схемного бизнеса страховщиков (по оценкам экспертов, доля схемных операций в страховании жизни продолжала постепенно сокращаться и далее, вплоть до 12,9% в 2009 г.). Сужение рынка в период 2007 - 2009 гг. происходило под влиянием мирового финансового кризиса (в 2008 г. сегмент страхования жизни просел на 17%, в 2009 г. - еще на 15%).

В 2010 г. тенденция падения сборов по страхованию жизни сменилась на противоположную: за год этот сегмент вырос более чем на 6 млрд руб., продемонстрировав самые высокие темпы роста (144%) среди прочих видов страхования. В 2011 г. тенденция ускоренного развития страхования жизни усилилась: в целом по сегменту годовые темпы роста страховых премий повысились до 153%. Объем рынка страхования жизни к 2012 г. возрос до 34,7 млрд руб., увеличившись за год на 12 млрд руб. Опережающие темпы роста страхования жизни привели к повышению его доли в структуре совокупной страховой премии (без ОМС) до 5,2%.
Для рынка страхования жизни, как и российского страхового рынка в целом, характерны существенные географические диспропорции. Преобладающий объем операций (52% по итогам 2011 г.) сосредоточен в одном субъекте Федерации - г. Москве. Причем благодаря темпам роста, превышающим среднероссийский уровень, наблюдается дальнейший рост концентрации операций по страхованию жизни в данном регионе.
Характерен и очень высокий уровень концентрации операций. На первую десятку лидеров пришлось более 82% страховых премий, причем именно за последний год коэффициент концентрации возрос почти на 10 п. п.
Список лидеров по сравнению с 2010 г. остался практически без изменений, пополнившись только ООО "Страховая компания "Райффайзен Лайф". Все страховщики, входящие в ТОР-10, обеспечили рост своих портфелей, однако темпы прироста страховой премии существенно различались: от 30% - у ООО "Дженерали ППФ Страхование жизни" до 184% - у ООО СК "СОГАЗ-Жизнь", что привело к смене рейтинговых позиций всех страховщиков, входящих в первую десятку лидеров (за исключением ЗАО "Русский Стандарт Страхование"). Особенно показателен пример компании "Росгосстрах-Жизнь", увеличившей сборы на 1,7 млрд руб. и переместившейся в рейтинге с третьего на первое место, а также компании "СОГАЗ-Жизнь", добившейся за год почти трехкратного роста премий и увеличения доли рынка на 4,2 п. п. Сопоставляя прирост бизнеса десяти лидеров рынка (12 119 млн руб.) с приростом всего сегмента страхования жизни (12 042 млн руб.), следует сделать вывод, что именно активная деятельность десяти лидирующих компаний обеспечила его высокую положительную динамику в 2011 г.
Анализ структуры рынка страхования жизни выявил три сегмента.
Преобладающий объем операций (84%) приходится на страхование на случай смерти, дожития до определенного возраста или срока либо наступления иного события. Данный сегмент развивается ускоренными темпами и за два последних года вырос в объеме с 12,6 до 29,1 млрд руб., увеличив свою долю в общей структуре рынка страхования жизни на 4 п. п. В 2011 г. динамика операций в данном сегменте (+158%) превысила темпы роста рынка страхования жизни в целом на 5 п. п. Преобладающая часть страховых премий (79%, или 23 млрд руб.) в данном сегменте поступает от физических лиц. Однако в 2011 г. отчетливо проявилось повышение интереса к страхованию на случай смерти и/или дожития со стороны корпоративных клиентов, выразившееся в двукратном росте страховой премии. Количество вновь заключенных договоров с юридическими лицами превысило количество действующих на 1,5 тыс. Операции по страхованию на случай смерти и/или дожития на 54% сконцентрированы в Москве, где за последний год возросли в объеме на 69%. Лидерство по сборам страховых премий в данном сегменте, как и в 2010 г., принадлежит ЗАО "Страховая компания АЛИКО" (4 млрд руб., или 14% рынка), ООО "Альфа-Страхование - Жизнь" (13%), ЗАО "Русский Стандарт Страхование" (11%).
Второй по объему сегмент - страхование с условием периодических страховых выплат (ренты, аннуитетов) и (или) с участием страхователя в инвестиционном доходе страховщика. Доля данного сегмента в структуре рынка страхования жизни по итогам 2011 г. сохранилась на уровне 2010 г. - 13%. Темпы роста сборов в данном сегменте, несмотря на некоторое отставание от показателей предыдущего года, были высокими (159%) и обеспечили поступление страховых премий в размере 4,6 млрд руб. В структуре премии преобладают поступления по договорам с физическими лицами (4 млрд руб., или 88%), которые за последний год выросли на 71%, в то время как поступления от юридических лиц - всего лишь на 7%. Низкое количество действующих (1675) и вновь заключенных (542) договоров с юридическими лицами свидетельствует о снижении их интереса к данным видам страхования жизни.
Для сегмента страхования жизни с периодическими страховыми выплатами и/или с участием в инвестиционном доходе страховщика характерны меньшие территориальные диспропорции. На Москву приходится только 34% сборов в этом сегменте, но за последний год здесь зафиксированы очень высокие темпы роста - 194%, благодаря чему доля данного региона возросла на 6 п. п. Безусловным лидером в данном сегменте уже который год является ООО "Страховая компания "Росгосстрах-Жизнь", собравшая 2,5 млрд руб., или почти 53% премий по этому направлению бизнеса. На втором месте по-прежнему ООО "Страховая компания "Альянс РОСНО Жизнь" (0,8 млрд руб., или 18%), а на третьем - ООО "Альфа-Страхование - Жизнь" (6,5%).
Третий сегмент - пенсионное страхование - имеет самую низкую долю в объеме рынка страхования жизни - всего лишь 3%, причем по сравнению с 2009 г. она снизилась на 5 п. п. Рынок пенсионного страхования продемонстрировал падение взносов на 370 млн руб., или 27%, по сравнению с 2010 г., понизившись в объеме до 1 млрд руб. В отличие от двух рассмотренных сегментов для пенсионного страхования характерно преобладание поступлений от корпоративных страхователей (0,75 млрд руб., или 75%). Однако за прошедший год произошло падение объема страховых премий, поступивших от юридических лиц, на 454 млн руб., или на 38%, в то время как сборы по договорам с физическими лицами возросли на 81 млн руб., или на 49%. С физическими лицами было вновь заключено 8059 договоров, в то время как с юридическими - только 328.
Для пенсионного страхования характерны еще большие региональные диспропорции: 76% операций сконцентрировано в Москве, однако за последний год доля данного региона снизилась на 16 п. п. в связи с наличием отрицательной динамики (-505 млн руб.) на фоне развития пенсионного страхования во всех остальных федеральных округах с темпами роста от 181% - в Приволжском и Северо-Кавказском, до 366% - в Дальневосточном. Но, несмотря на высокую положительную динамику, региональные рынки пенсионного страхования очень малы, поэтому их совокупный рост на 132 млн руб., или на 120%, не мог компенсировать резкое сокращение объемов пенсионного страхования в Москве и сдержать сужение российского рынка пенсионного страхования.
Отличие сегмента пенсионного страхования заключается и в меньшем числе страховщиков: поступление страховых премий в данном сегменте в 2010 - 2011 гг. имели около 20 компаний. На тройку страховщиков, имеющих наибольшие сборы, приходится почти 68% операций. Прошлогодний лидер пенсионного страхования ЗСАО "Геополис", владевшее 64% рынка пенсионного страхования, в 2011 г. имело сокращение премий на 680 млн руб. (или более чем в 4 раза), в связи с чем доля рынка страховщика снизилась до 20% и он переместился на третье место. СК "СОГАЗ-Жизнь", напротив, добилась увеличения поступлений в 4 раза, обеспечив себе 25% рынка и перемещение с четвертого (по итогам 2010 г.) на первое место. Второе сохранило за собой ООО "Страховая компания АЛИКО": рост поступлений на 55% и увеличение доли рынка пенсионного страхования до 23%. Еще 19% сборов обеспечили "Дженерали ППФ Страхование жизни" и "Ингосстрах-Жизнь". Таким образом, сокращение сегмента пенсионного страхования связано преимущественно с деятельностью ЗСАО "Геополис", специализировавшегося на корпоративном пенсионном страховании работников угольной промышленности в Москве. Если не учитывать изменение объемов операций данного страховщика, то и в сегменте пенсионного страхования имел место умеренный рост.
Таким образом, современное состояние российского рынка страхования жизни характеризуется: 1) наличием высоких темпов роста, особенно в сегментах корпоративного страхования на случай смерти и/или дожития (202%) и розничного страхования с периодическими страховыми выплатами и участием в инвестиционном доходе страховщика (171%); 2) значительным преобладанием в его структуре операций по страхованию на случай смерти и/или дожития (84%); 3) высоким уровнем концентрации операций в Москве (52%); 4) значительным преобладанием поступлений по договорам с физическими лицами (79%) и 5) очень высоким уровнем концентрации операций.
Одним из основных факторов ускоренного развития страхования жизни стало посткризисное восстановление объемов банковского розничного кредитования, сопровождающегося страхованием жизни заемщиков. Также позитивное влияние оказали развитие различных каналов продаж (агентского, корпоративного, партнерского) и инновационный подход к разработке и продвижению страховых продуктов. По оценкам А. Бондаренко, управляющего директора компании "Росгосстрах-Жизнь", в целом по рынку страхования жизни 70% продаж обеспечивают банки, на долю собственных розничных сетей страховщиков приходится не более 15 - 20%, оставшиеся 10 - 15% поступают по корпоративным договорам. Основной круг клиентов страховщиков представлен заемщиками, банками, страхующими жизнь заемщиков, финансово благополучными предприятиями, включающими страхование жизни в соцпакет, а также представителями среднего класса с личным среднегодовым доходом от 25 тыс. долл.

Основными тенденциями развития рынка страхования жизни являются: ускорение темпов роста объемов операций; повышение концентрации операций в Москве; увеличение концентрации объема операций страховщиков, входящих в ТОР-10; ускорение темпов развития бизнеса страховщиками, входящими в финансовые группы, а также с участием иностранного капитала.
Однако, несмотря на высокую динамику, уровень развития страхования жизни в России еще крайне низок. Услугами по страхованию жизни пользуется всего лишь 6% взрослого населения. Доля страхования жизни в ВВП составляет 0,05%, в то время как во Франции и Японии - 8%, а в Великобритании - 13%. В среднем по проникновению страхования жизни Россия отстает в 20 раз от стран с сопоставимым уровнем экономического развития. Показатель плотности (среднедушевой премии по страхованию жизни) в России едва превышает 8 долл. США, тогда как в Швейцарии, Великобритании, Японии находится на уровне 3500 долл. и даже в Индии в семь раз выше (56 долл.). Доля рынка страхования жизни в его общем объеме составляет: в Великобритании - 75% (или 350 млрд долл.), во Франции - 70% (или 187 млрд долл.), а в России едва превышает 5% (или 1,2 млрд долл.).

Несмотря на попытки российских и иностранных страховщиков активизировать спрос россиян на классические средне- и долгосрочные накопительные продукты, рынок страхования жизни находится в зачаточном состоянии. В чем же причины сложившейся ситуации? Основные ограничительные факторы следующие.
Во-первых, страхование жизни носит долгосрочный характер, а в условиях политической и экономической нестабильности, высокой инфляции долгосрочные вложения не представляют интереса для населения.
Во-вторых, в силу этого оно предъявляет серьезные требования к финансовому состоянию страховых организаций, поскольку в его основе лежит процесс капитализации страховых премий. В условиях общей нестабильности и возможности финансовых кризисов уровень доверия к страховщикам очень низкий.
В-третьих, оно рассчитано в основном на средние слои населения, имеющие определенное превышение доходов над расходами. В России достаточно широкая социальная база для страхования жизни не сформировалась.
В-четвертых, накопительная функция страхования жизни может быть реализована только при наличии развитого рынка инвестиций. В России такой рынок находится в стадии формирования.
Наконец, отсутствуют действенные экономические рычаги, стимулирующие работодателей и население к заключению договоров.
Таким образом, для большей части населения накопительное страхование жизни недоступно и неинтересно по причине низкого уровня их доходов. У меньшей, платежеспособной, части населения нестабильная финансовая ситуация в стране и высокая потребительская инфляция снижают горизонт финансового планирования и вызывают сомнение в финансовой привлекательности и надежности долгосрочных накопительных продуктов, включая пенсионное страхование. Помимо этого развитию добровольного рискового и накопительного страхования жизни мешают невысокая страховая культура, недостаточное развитие сети продаж и маркетинговых технологий страховщиков жизни, отсутствие дополнительных финансовых стимулов в виде налоговых преференций. Недорогое рисковое страхование жизни (только на случай смерти) зачастую заменяется покупкой полисов страхования от несчастных случаев.
На 1 января 2012 г. банковские вклады населения достигли 11,8 трлн руб., увеличившись за год на 2 трлн руб., или на 21%. Почему же при наличии такого огромного объема свободных средств у населения спрос на накопительные продукты так низок? Ответ очевиден: население отдает предпочтение накоплению, а не защите и больше доверяет банкам, чем страховщикам.
Оценивая привлекательность накопительного страхования жизни, потенциальные клиенты сравнивают уровень доходности по полисам с доходностью по альтернативным вариантам вложений, прежде всего банковским вкладам или инвестиционным паям ПИФов, и делают выбор, увы, не в пользу страхования. Страховщики жизни гарантируют доход по накопительным программам на уровне 2 - 5%, т.е. существенно ниже процентной ставки по депозитам и уровня инфляции в стране. На практике реальная доходность страховых полисов может быть выше за счет выплаты бонусов, т.е. дополнительного дохода, который зависит от результатов инвестиционной деятельности страховщика в календарном году. Так, например, в 2011 г. инвестиционный доход по рублевым полисам ЗАО "Русский Стандарт Страхование", как и в 2010 г., составил 10,7% годовых (при 4,5% гарантированной доходности). В 2010 г. фактическая доходность по полисам "Альянс РОСНО Жизнь" была на уровне 9,7%, "СОГАЗ-Жизнь" - 9,3%, "Росгосстрах-Жизнь" - 9,25%, "Альфа-Страхование - Жизнь" - 9%. Ниже официального уровня инфляции (8,8% в 2010 г.) сложилась доходность у "Райффайзен Лайф" - 8%, "АЛИКО" - 7,3% и "Ингосстрах-Жизнь" - 7%.

Такой уровень доходности способствует большей привлекательности накопительного страхования, но повторим, что он не гарантирован и к тому же не выше доходности по банковским депозитам и вложениям в отдельные ПИФы и НПФ. Гарантировать больший процент доходности российским страховщикам мешает нестабильность финансового рынка и жесткое регулирование их инвестиционной деятельности со стороны государства, ориентирующее на низкорискованные и, соответственно, низкодоходные инструменты.
Нет сомнений в том, что существенно повысить привлекательность накопительного страхования жизни в России позволит широкое внедрение так популярного за рубежом инвестиционного страхования жизни (unit-linked). Несмотря на то что в российском страховом законодательстве отсутствует такой вид, как "инвестиционное страхование жизни", страховщики сумели предложить интересные механизмы преодоления законодательных ограничений, которые позволили максимально приблизить программы смешанного страхования жизни к полисам инвестиционного страхования жизни по потребительским свойствам (возможность выбора страхователем инвестиционной стратегии; ограниченная зависимость страховой суммы от инвестиционного дохода; отсутствие значимой гарантированной инвестиционной доходности; ожидание, но не гарантирование, высокого дополнительного инвестиционного дохода; обязательное наличие рисковой составляющей). В 2011 г. подобным критериям удовлетворяли программы "Пилот" от "Авива", "Альфа Финанс" от "Альфа-Страхование - Жизнь", "Актив+" от "Альянс РОСНО Жизнь" и "Инвестор" от "Ренессанс Жизнь". В соответствии с международной классификацией программы "Альфа Финанс", "Актив+" и "Инвестор" могут быть классифицированы как "индексированные программы unit-linked с дополнительными гарантиями". В качестве дополнительных гарантий выступает сохранность уплаченных взносов, т.е. указанная в договоре страховая сумма, которая может увеличиться за счет дополнительного инвестиционного дохода, но не может уменьшиться. Программа "Пилот" относится по потребительским свойствам к классическим unit-linked, т.е. к программам, в которых страховая сумма полностью зависит от инвестиционного дохода. Прирост премий компаний - лидеров инвестиционного страхования жизни в России ("Альянс РОСНО Жизнь" и "АльфаСтрахование-Жизнь") составил 470 и 400% соответственно.

В 2012 г. рынок инвестиционного страхования пополнится как минимум двумя участниками: компанией "Росгосстрах-Жизнь", уже запустившей пилотный проект, а также Сбербанком, купившим для развития накопительного и инвестиционного страхования жизни компанию "Альянс Лайф" у международной группы Allianz. Новый продукт рассчитан на людей с ежемесячным достатком выше среднего (от 60 - 90 тыс. руб. в регионах) и будет предлагаться через сеть отделений "Премьер". В Сбербанке рассчитывают, что этой услугой заинтересуется порядка 10% населения России.

Для широкого внедрения перспективного инвестиционного страхования жизни необходимо внести коррективы в законодательство: 1) дополнить перечень лицензируемых видов страхования инвестиционным страхованием жизни; 2) установить особые требования к составу и качеству активов, в которые будут инвестированы средства; 3) выделить в отдельный класс инфраструктурные облигации в перечне активов, принимаемых для покрытия страховых резервов и собственных средств страховщиков, увеличить лимит на бумаги с ипотечным покрытием; 4) ввести единый подход к переоценке активов и страховых резервов по инвестиционному страхованию; 5) изменить требования к рейтингам эмитентов приобретаемых бумаг, для инфраструктурных облигаций достаточным будет наличие рейтинга эмиссии; 6) ввести льготное налогообложение дохода по инфраструктурным облигациям (по аналогии с ипотечными облигациями); 7) разрешить учет инфраструктурных облигаций по амортизированной стоимости. Дополнительно страховщикам нужно расширять и широко рекламировать различные опции в договорах, усиливающие элемент защиты застрахованных.
Важным фактором развития страхования жизни является высокий уровень надежности страховщиков. Явное преимущество накопления средств на банковских депозитах - наличие системы гарантирования сохранности вкладов в пределах 700 тыс. руб. Для повышения доверия к страхованию жизни целесообразно создать аналогичные гарантийные фонды, напрямую контролируемые государством.
Третий фактор - наличие эффективных стимулирующих мер со стороны государства. В отдельных странах ЕС для этого используются льготы по налогообложению доходов, наследства и др. Реже используются прямые государственные дотации.
В российском налоговом законодательстве наиболее льготный режим установлен в отношении договоров добровольного пенсионного страхования (ДПС) за счет физических лиц: в отношении страховых премий по ним установлены социальные налоговые вычеты по налогу на доходы физических лиц (пп. 3 п. 1 ст. 219 гл. 23 НК) с совокупным лимитом в 120 тыс. руб. Льгота означает, что страхователь-налогоплательщик имеет возможность возместить себе 13% от расходов, потраченных на ДПС. Страховые выплаты по договорам ДПС налогообложению не подлежат. Однако указанные налоговые льготы не несут в себе существенного финансового эффекта в связи с низкой ставкой НДФЛ.
По договорам накопительного страхования, заключенным работодателем в пользу застрахованных сотрудников, организации имеют возможность учитывать страховые премии в составе расходов на оплату труда (в пределах 12% от них) при расчете налога на прибыль по долгосрочному страхованию жизни и ДПС (п. 16 ст. 255 НК). Однако одновременно эти платежи организация должна включить в базу обложения страховыми взносами на обязательное социальное страхование (ОСС) по ставке 30%. Такой подход дискриминирует страховщиков жизни по сравнению с НПФ: в соответствии с Законом 212-ФЗ платежи работодателей по договорам негосударственного пенсионного обеспечения обложению взносами на ОСС не подлежат. Именно неравный налоговый режим является, по нашему мнению, одной из основных причин большей популярности НПФ: на конец третьего квартала 2011 г. средства пенсионных резервов, учтенные на пенсионных счетах НПФ, достигли 670 млрд руб., почти 5% населения являются участниками НПФ. В последние три года пенсионные взносы, собираемые НПФ по договорам негосударственного пенсионного обеспечения, раз в 50 - 60 превышали сборы страховщиков по пенсионному страхованию.
Следовательно, следует признать, что действенное налоговое стимулирование страхования жизни в стране отсутствует. Необходимо срочно устранить различия в обложении страховыми взносами на ОСС операций по договорам пенсионного страхования и негосударственного пенсионного обеспечения. Также будет актуальным введение социального налогового вычета по НДФЛ в отношении долгосрочного страхования жизни с одновременным повышением предельной суммы вычета хотя бы до 200 тыс. руб. Создать большие стимулы к заключению договоров можно и за счет установления прогрессивной шкалы налогообложения доходов физических лиц, а также включения в налоговую базу по НДФЛ части наследуемого имущества.
Таким образом, для обеспечения стабильного ускоренного развития страхования жизни в России необходима реализация указанных мер государственного регулирования вкупе с активными действиями страховщиков по разработке и продвижению инновационных продуктов страхования жизни. Только в этом случае станет реалистичным прогноз Центра стратегических исследований "Росгосстрах" и к 2050 г. проникновение страхования жизни повысится до 2,9% ВВП, а емкость данного рынка увеличится до 5,6 трлн руб. (в ценах 2010 г.).
 

Июнь 2012 г.



Автострахование

Личное страхование

Страхование имущества

Страхование ответственности