Соотношение возмещения потерь ГК РФ с законодательством о страховании

 

Подробного анализа требует вопрос о соотношении вновь вводимых положений о возмещении потерь с существующими нормами российского законодательства о страховании. В английском праве страхование является одной из разновидностей договоров о возмещении (contract of indemnity).
Нетрудно заметить, что и в российском праве конструкция возмещения потерь, вводимая ст. 406.1 ГК РФ, до степени смешения близка к некоторым видам страхования, предусмотренным в ст. 929, 931 - 933 ГК РФ. Согласно ст. 929 ГК РФ по договору страхования:

"одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы".

Выше рассмотрены основные варианты возмещения потерь по ст. 406.1 ГК РФ. Как представляется, все они схожи с тем или иным видом имущественного страхования. Конструкция, в которой должник возмещает кредитору потери, вызванные предъявлением (обоснованных) требований третьих лиц, сопоставима со страхованием ответственности за причинение вреда или за нарушение договора.
Другой вариант, при котором возмещаются потери, вызванные нарушением условий договора контрагентом кредитора либо обстоятельствами, за которые не отвечает ни одна из сторон, идентичен страхованию предпринимательского риска (подп. 3 п. 2 ст. 929, ст. 933 ГК РФ).

Из ст. 927 ГК РФ, статей 1, 2, 4.1, 6 Закона РФ от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" следует, что страховую деятельность в России вправе вести лишь особые юридические лица - страховщики. Закон предъявляет к ним целый ряд специфических требований, включающих наличие лицензии, внесение в реестр субъектов страхового дела, выполнение требований по обеспечению финансовой устойчивости и др. Не приведет ли введение ст. 406.1 ГК РФ к ситуации, в которой к деятельности, фактически являющейся страховой, будут допущены в обход норм страхового законодательства лица, не имеющие статуса страховщиков и не удовлетворяющие установленным для них требованиям? Если же деятельность по возмещению потерь не является страховой, как провести границу между этими двумя видами деятельности?

Как представляется, разграничение между страхованием и обязательством по возмещению потерь возможно, и при этом может использоваться следующий критерий. Основным и единственным предметом страховых правоотношений является перенос рисков со страхователя на страховщика. Все права и обязанности сторон договора страхования производны от указанной выше основной цели договора. Что касается возмещения потерь, то это дополнительное обязательство, которое должно быть связано с одним или несколькими иными - "основными" - обязательствами по договору. У договора, содержащего условие о возмещении, должен быть самостоятельный предмет, отличный от возмещения потерь: это может быть купля-продажа, выполнение работ, оказание услуг и т.п.

В случае если ст. 406.1 войдет в текст новой редакции ГК РФ, было бы целесообразно указать в ГК РФ, что обязательства по возмещению потерь не относятся к страховым. Такое указание можно было бы сделать либо в самой ст. 406.1, либо в гл. 48 ГК РФ. К обязательствам о возмещении потерь не должны применяться особые правила налогообложения, относящиеся к страховым премиям и возмещению по договору страхования. К должнику по обязательству о возмещении потерь не должны применяться предусмотренные законодательством требования к страховщикам (наличие лицензии, выполнение требований финансовой устойчивости и т.п.). По общему правилу к возмещению потерь не должны применяться положения гл. 48 ГК РФ. Однако, как показано ниже, целесообразным является применение отдельных норм гл. 48 ГК РФ по аналогии либо в силу прямого указания закона, если в ст. 406.1 ГК РФ будут внесены соответствующие изменения.

Возможно, отдельные недобросовестные участники рынка захотят использовать ст. 406.1 ГК РФ для того, чтобы осуществлять de facto страховую деятельность, не имея статуса страховщика. Они не смогут воспользоваться налоговыми льготами, свойственными страховым выплатам, в силу отсутствия статуса страховщика и поэтому будут лишены основного стимула для подобного злоупотребления. Теоретически стимулом может стать сбор "страховых премий" в обмен на принятие на себя обязательств о возмещении потерь. Действительно, ничто не запрещает должнику по условию о возмещении потерь увеличивать цену товара, стоимость работ или услуг, иным образом "учитывать" в денежном выражении повышенный риск, принимаемый им в рамках обязательства о возмещении. Представляется, что вопрос об оспаривании условий о возмещении как притворных сделок, прикрывающих незаконные страховые отношения, может возникнуть в судебной практике. Судам придется решать его в каждом конкретном случае, анализируя содержание сделок, намерения сторон, фактические действия, предпринимаемые ими в ходе исполнения договора. Необходимо также учитывать, что ведение страховой деятельность без лицензии под прикрытием "условий о возмещении потерь" может повлечь ответственность по п. 2 ст. 14.1 КоАП РФ.

Возвращаясь в этой связи к вопросу об определении круга лиц, которые вправе включать в договоры условия о возмещении потерь в силу ст. 406.1 ГК РФ, можно отметить, что включение в этот круг только лиц, ведущих предпринимательскую деятельность, отвечает задаче предотвращения потенциальных злоупотреблений, связанных со ст. 406.1 ГК РФ, на потребительском рынке.

Признавая необходимость разграничения отношений по возмещению потерь и отношений по страхованию, нельзя в то же время игнорировать фундаментальные сходства этих обязательств: и страхование, и возмещение потерь направлены на перераспределение рисков и имеют компенсаторную природу. Неслучайно, как указано выше, в английском праве страхование считается одной из разновидностей договоров о возмещении.

Представляется, что в российском праве к возмещению потерь должны применяться (возможно, с необходимыми логическими изменениями) некоторые нормы, предусмотренные ГК РФ для договора страхования. В частности, было бы справедливо возложить на кредитора, претендующего на возмещение потерь, обязанность своевременно уведомлять должника о событии, которое может стать основанием для возмещения (аналогичная норма для страхования предусмотрена ст. 961 ГК РФ). Возможно, стоит применять к возмещению потерь нормы, аналогичные положениям ст. 963 ГК РФ, которая исключает обязанность страховщика произвести выплату возмещения, если страховой случай вызван умыслом страхователя (выгодоприобретателя, застрахованного лица). В страховании эта норма ограничивает перенос риска неблагоприятных последствий, вызванных виновным действием одного лица, на другое. На наш взгляд, такой же подход должен применяться и к возмещению потерь.

Статья 406.1 ГК РФ ничего не говорит о дальнейшей судьбе требований, в связи с которыми должник произвел возмещение кредитору. В случае если потери, возникшие у кредитора, вызваны неправомерными действиями некоего третьего лица, к должнику, выплатившему возмещение, должны переходить права требования, имевшиеся против такого лица у кредитора. Другими словами, к возмещению потерь должны применяться нормы о суброгации. Иное означало бы возможность неосновательного обогащения как кредитора, так и третьего лица, ответственного за причинение потерь.

Упоминая о целесообразности установления некоторых обязанностей кредитора, желающего получить возмещение потерь (информирование должника, предоставление ему возможности участвовать в урегулировании предъявленного требования, обеспечение права на суброгацию), нельзя не задуматься о последствиях нарушения этих обязанностей кредитором. На наш взгляд, нарушение этих обязанностей должно послужить основанием для того, чтобы должник мог отказаться от исполнения своей обязанности произвести возмещение. Стоит, однако, заметить, что в текущей редакции ст. 406.1 ГК РФ ничего не говорит о случаях, когда должник вправе отказаться от исполнения этой обязанности.

Октябрь 2012 г.



Автострахование

Личное страхование

Страхование имущества

Страхование ответственности